in

Очерк военной службы крымских татар с 1783 по 1899 год

Для каждого служба предков Царю и Отечеству составляет гордость; это чувство не чуждо и татарскому населению Тавриды. В ноябре 1899 года исполнится 24-летие служения татар в Крымском дивизионе, основанном в 1874 году с введением общей воинской повинности исключительно для татар Крыма. Но служба татар в русской армии началась гораздо раньше.

Автор как один из последних в настоящее время старослужилых татар считает обязанностью поделиться своими знаниями и собранными сведениями о службе крымских татар со времени присоединения Крыма к России, то есть с 1783 года, с указанием документов, из которых извлечены сведения, для того, во-первых, чтобы сохранить старину в памяти потомства, во-вторых, для того, чтобы татарская молодежь, оценив заслуги предков, в случае надобности, приободрилась к службе за Царя и Отечество.

Составление национального татарского войска

На основании указа, данного президенту военной коллегии князю Потемкину от 1 марта 1784 года за №15936 (помещ. в Общем собрании узаконений за тот год) о составлении национального войска из новых подданных Таврической области в составе 5 дивизионов, на первых порах было сформировано только три дивизиона.

Все офицеры и большинство наказных были назначены из молодых мурз выдающихся фамилий Крыма; 1-м дивизионом командовал ротмистр Мустафа Мурза Киятов, 2-м дивизионом – майор Абдулла Величь, 3-м – майор Батыр ага Тамагул Крымтайский.

В конце 1787 г. люди всех 3-х дивизионов были пересортированы, и из лучших были составлены два дивизиона, а 3-й дивизион был распущен по домам впредь до востребования.

До 1790 года эти два дивизиона отправляли службу внутри Крыма, сопровождали почту, представителей властей, охраняли леса, соляные озера, преследовали беглых, разбойников и развозили эстафеты между городами и селами Крыма.

Во время же приезда в Крым в мае 1787 г. Императрицы Екатерины II все три дивизиона участвовали в торжественном шествии Ее Величества по Крыму, вновь обмундированные перед самым приездом специально для этого командированным от кн. Потемкина полковником Горичем в чекмени и шаровары из черного сукна и с новой амуницией.

1-й дивизион 19 мая 1787 года встретил императорский кортеж в Перекопе и, разбившись по частям, конвоировал его до ст. Айбары, где Ее Величество имела ночлег, а на другой день сопровождал до г. Бахчисарая, где у въезда в город были выстроены в полном составе 2-й и 3-й дивизионы.

Известно, что в 15 верстах от Бахчисарая встретили императорский кортеж в богатых расшитых национальных костюмах верхами молодые мурзы и беи Крыма, о чем Императрица в своем письме к ученому Гримму пишет: “Всю дорогу нас конвоировали татары, а в нескольких верстах от Бахчисарая Мы нашли все, что есть лучшего в Крыму, на коне. Картина была великолепная. Предшествуемые таким образом, в открытой коляске, в которой сидело 8 персон, Мы въехали в г. Бахчисарай в 6 ч. вечера”.

Торжественное шествие Императрицы Екатерины II по Таврической области неоднократно было уже описано, но наиболее интересные факты, доказывающие энергичную деятельность татар и достойное подражания их единодушие в общем деле, считаю не лишним указать и здесь.

Так, в конце 1784 года мурзы, собравшись в Бахчисарае для обсуждения вопросов, связанных с предстоящим Высочайшим приездом, и назначения для этого лошадей, решили представить через правителя области Василия Васильевича Каховского князю Потемкину выражения радостных чувств своих и всего татарского населения Тавриды по случаю прибытия Императрицы в Крым.

Этот адрес подписали: Муфтий Мусаллаф Эфендий (родоначальник фамилии Муфтизаде), Ширинский Меметша бей, Кадий-Эскер Сеит Мегмет, Кутлуша ага, Темир ага, Селимша мурза Ширинский, Мансурский бей Исеинов, Седжеутский бей Девлетша, Ширинский Султан Мегмет, Джаул ага, Аджи ГазыАргинский бей Ислам, Меметша мурза, Смаил ага, Батыр ага, Кемал ага, Али ага, Байдарский Али ага, Кипчак Меметша мурза. 1199 г. лунного месяца Тесри 2 (в 17-й день ноября 1784 г.).

Тут же знатнейшие представители татарского населения Крыма выразили обязательство приготовить 3000 лошадей из городов и деревень для Высочайшего шествия, а также принять участие людьми в исправлении дорог.

,

В январе 1787 года были произведены в Крыму первые дворянские выборы, на которые съехалось со всего Крыма до ста мурз, и закрытыми шарами были избраны уездные предводители дворянства,  уездные судьи, уездные исправники.

Все места депутатов, заседателей как дворянских опек, так и верхних и нижних земских судов, были замещены молодыми мурзами с чинами. До 1840 года большинство выборных мест по Крыму было занято мурзами.

В 1790 году сформировано было из Крымских татар еще 4 дивизиона, и все эти 6 дивизионов под общей командой полковника Мегметша бея князя Кантакузина были отправлены к польской границе с выдачей им от казны амуниции и лошадей.

Но, дойдя до Черниговского наместничества, они были остановлены и поступили в корпус генерала-аншефа Кречетникова. Пробыв там более двух лет, в 1792 году были возвращены обратно в Крым, и 4 дивизиона были окончательно расформированы и распущены по домам, а остальные два продолжали службу в Крыму.

Службой их начальство оставалось довольно и находило полезной для края. Со смертью Екатерины Великой в 1796 году и эти два дивизиона были расформированы.

Крымско-татарская конница в войне с Наполеоном

С началом войны с французами в конце 1806 года все мусульманское население Крыма во главе со своим муфтием Муртаза Челеби и мурзами прошением, поданным на Высочайшее Имя через бывшего тогда Таврического губернатора Дмитрия Борисовича Мертвого, заявило о желании выставить нужное число конных полков на всем своем иждивении для защиты Отечества.

Император Александр I, милостиво приняв таковую просьбу, Высочайше повелел указом за №22772 (помещен в собрании законов 1807 года) разработать этот проект и сформировать четыре конных полка из Крымских татар по образцу казачьих полков.

В проекте было предположено о назначении офицеров и командиров Высочайшей властью из русских. Но хорошо знакомый с населением края Таврический губернатор Дмитрий Борисович в своем мнении указал на неудобство во время войны незнание командиром языка вверенных ему людей и на то недоверие, с которым отнесутся люди к неизвестному лицу; справедливо полагая, что при их жертвовании людьми и лошадьми уходящим далеко от родины необходимы свои начальники, он возбудил особое ходатайство для пользы дела назначить всех командиров и офицеров непременно из мурз Крыма. Такое ходатайство было удовлетворено.

Мурзы и все население Крыма под наблюдением Д.Б. Мертвого и Херсонского губернатора Дюка де Ришелье усиленно принялись за формирование и снаряжение 4-х конных татарских полков по казачьему образцу, так что в мае 1807 года эти полки были совершенно готовы к выступлению; все люди были одеты в черные суконные чекмени и шаровары по казачьему образцу, в татарских шапках, вооружены были частью вполне, то есть имели пики, пистолеты или ружья и сабли, а частью имели только пики и кулюки да татарские ножи.

Полки были наименованы по уездам, из жителей которых они составились. В средних числах июня все полки двинулись из Крыма, направляя путь свой через Кременчуг к г. Вильно.

До открытия военных действий Симферопольский и Перекопский конно-татарские полки находились на прусской границе, в 1812 году, с открытием военных действий принимали живое участие во всех боях и сражениях в корпусе войскового атамана графа Платова, как то: при Мире, Романове, Могилеве, Смоленске, Поречье, Духовщине, Рузе, Можайске, Бородине.

При преследовании неприятеля из Москвы крымцы участвовали в ежедневных сражениях, между прочим, при Тарутине, Гжатске, Дорогобуже, у Боровицкого перевоза, по дороге к Вильно, при Юрбурге, при переходах через Неман и в заграничных делах, находясь в корпусе генерала от кавалерии герцога Александра Виртембергского, в сражениях при Тильзите, Рогниде, Бранденбурге, в блокаде и взятии крепости Данцига, где в особенности отличились и были полезны наши татарские полки; и командир Симферопольского полка полковник князь Балатуков произведен был за это дело в генерал-майоры.

С прекращением военных действий и заключением мира с Францией Симферопольский, Перекопский и Евпаторийский конно-татарские полки вернулись с действующей армией через Германию на город Брест-Литовск и прибыли в Крым 5 октября 1814 года, а дня через два были распущены по домам впредь до востребования.

В 1817 году по Высочайшему повелению и распоряжением главного штаба от 7 мая за №404 все четыре полка были расформированы.

Татарские полки Крыма вернулись домой через шесть с половиной лет, вернулись не в том составе и не в том виде, как вышли из Крыма, но зато в точности исполнив долг присяги и послужив Отечеству с некоторой пользой и славой, о чем свидетельствуют раны, полученные крымцами, и знаки отличия, а также свидетельства их начальства.

Лейб-гвардии крымско-татарский эскадрон

Со дня расформирования полков у первого боевого генерала из крымских татар Кая бея Балатукова зародилась мысль, как бы оградить крымцев от могущей пасть на них когда-нибудь рекрутской повинности, для чего и возбудил он ходатайство об утверждении постоянной гвардейской части из татар Крыма, по примеру Донского и Уральского казачьего войска, за боевую службу в отечественную войну.

Вопрос о гвардейском эскадроне из татар Крыма был окончательно решен, но внезапная смерть Александра I вызвала некоторую задержку, и только в 1826 году состоялся Высочайший приказ о сформировании лейб-гвардии крымско-татарского эскадрона.

Первая очередь двух третей крымско-татарского гвардейского эскадрона выступила из Симферополя 20 апреля 1827 и прибыла в Петербург 20 августа. Через два дня эскадрон был представлен на смотр великому князю Михаилу Павловичу, а на четвертый день Императору Николаю I.

,

Его Величество остался очень доволен видом людей и лошадей. По приходе в Петербург эскадрон поступил в состав лейб-гвардии сводно-казачьего полка и расположен был по обывательским квартирам по Лиговке, на Ямской.

С открытием войны с Турцией эскадрон под командой ротмистра Биярсланова в составе лейб-гвардии сводно-казачьего полка выступил из С.-Петербурга к границе Турции, перешел Дунай и в конвое гвардейского штаба через крепость Исакчи прошел берегом Черного моря к крепости Кюстенджи-Мангалия, далее к крепости Варна, участвовал при осаде и взятии ее, заслужил серебряные трубы, а несколько нижних чинов получили знаки отличия военного ордена. С окончанием войны 7 октября 1829 года эскадрон вместе с гвардейским корпусом вернулся в С.-Петербург.

Затем крымско-татарский гвардейский эскадрон продолжал свою мирную службу в С.-Петербурге до 1864 года.

С началом восточной войны в 1853 году с Англией, Францией и Турцией эскадрон, находившийся в Петербурге, был выдвинут в крепость Кронштадт и все время был занят охраной берегов Балтийского моря.

Льготная же часть эскадрона под командой ротмистра Омер бея Балатукова находилась в Севастополе, принимала участие в защите его и участвовала в действиях на Черной речке в отряде генерал-лейтенанта Рыжова.

25 сентября 1854 года разъезд этого полуэскадрона снял на Мекензиевой горе пикет английских гвардейских драгун, захватив в плен одного офицера и пять нижних чинов, за что из рук светлейшего князя Меньшикова получили знаки отличия военного ордена унтер-офицер Сеитша Балов и рядовые Селим Абульхаиров и Молладжан Аметов.

Команда лейб-гвардии крымских татар Собственного Его Величества конвоя

Ввиду значительного выселения татар из Крыма в 1860-1861 годах и тяжести содержания и комплектования эскадрона из остающегося небольшого числа татар, Высочайшей милостью повелено было в 1863 году с 1 мая 1864 года лейб-гвардии крымско-татарский эскадрон из состава гвардейского корпуса исключить, выбрав из него 3-х офицеров и 21 нижний чин, с причислением их в Собственный Его Величества конвой, с именованием: “команда лейб-гвардии крымских татар Собственного Его Величества конвоя”.

 Во время последней войны с Турцией в 1877-1878 гг. две льготные команды лейб-гвардии крымских татар Собственного Его Величества конвоя вместе со льготными эскадронами находились в действующей армии за Дунаем, при главной квартире в Бозе почившего Императора Александра II, участвовали при взятии Горняго Дубняка, Лович и Плевны.

Из 14 человек нижних чинов 5 удостоились получить знаки отличия военного ордена, а поручик Бектемир мурза Абдурраманчиков и корнет Али бей Балатуков за военные отличия были произведены в следующие чины, награждены орденом св. Анны 4-й степени с надписью “за храбрость”, а также удостоились Высочайшего подарка из рук Его Величества – именной шашки кавказского образца в серебряной оправе.

В 1890 году, 16 мая, команда лейб-гвардии крымских татар, состоявшая при Кавказском казачьем эскадроне Собственного Его Величества конвоя, исключена, и безупречная 64-летняя служба крымцев в гвардии окончилась.

Крымский национальный эскадрон

С введением всеобщей воинской повинности в 1874 году крымские татары удостоились милостивого внимания Августейшего Монарха в Бозе почившего Государя Императора Александра II и были отличены по отбытию воинской повинности тем, что новобранцы их получили возможность поступать во вновь сформированный исключительно для них эскадрон, для которого были изменены некоторые положения и правила строевого образования и порядка внутренней службы применительно к национальным особенностям и характеру крымских татар.

Крымский эскадрон был расположен под Бахчисараем, где для него были приспособлены старые казармы инженерного ведомства. По штату эскадрон состоял из 2 офицеров, 10 обер-офицеров, 38 унтер-офицеров, 6 трубачей и 175 рядовых (из татар-новобранцев).

Утвержденная форма эскадрона: короткий мундир покроя бешмета черного сукна и шаровары синего сукна, воротник и борт мундира обшиты красным басоном, у офицеров – галуном; черная смушковая татарская шапка с красной суконной выпушкой. Вооружены эскадронцы казачьей шашкой и винтовкой драгунского образца с таковым же конским прибором. Лошади были приведены с Кавказа кабардинской породы, лучших заводов и все вороной масти, были закуплены назначенным командиром эскадрона полковником Полторацким.

Крымский национальный дивизион

В 1875 году из новых новобранцев был сформирован 2-й эскадрон, расположенный в Симферополе. Во время последней войны с Турцией 1877-1878 гг. дивизион находился в Севастополе, занимая аванпосты и делая разъезды по берегу Черного моря.

Из поступившего в последующие годы сверхштатного числа новобранцев образовалась пешая команда, которая впоследствии достигла штата эскадрона; в этом же году пеший эскадрон переименован в крымскую стрелковую роту. По стрельбе крымские татары скоро оказались лучшими стрелками во всем округе; они на всех смотрах всегда выбивали выше отличного.

С 1895 года в Крымской дивизии начали производить из татар в унтер-офицеры, и присылка кадровых уменьшилась наполовину. В настоящее время в дивизионе по штату состоит: 1 штаб-офицер, 17 обер-офицеров (в числе их один из мурз Крыма), 60 унтер-офицеров (из них 23 из татар Крыма), 55 нестроевых (в большинстве из евреев) и оркестр музыкантов в 30 человек, наполовину из татар. Жалованье получают в год: старший унтер-офицер – 18 руб., младший – 4 руб. 80 коп., ефрейтор – 4 руб. 5 коп, рядовые – 3 руб. 45 коп, офицеры же – по армейскому кавалерийскому окладу. При дивизионе имеется мулла с жалованием в год 394 рубля.

6-го мая 1897 года Всемилостивейше пожалован крымскому дивизиону штандарт. Узнав об этом, все мусульманское население Крыма было несказанно обрадовано такой милостью и новым вниманием ныне благополучного императора Николая II.

Во время приезда 10-го октября 1894 года в Россию Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны, тогда еще Высоконареченной невесты Государя Императора герцогини Гессенской, из всей русской кавалерии на долю Крымского дивизиона выпала первая честь встретить Ее Величество в г. Симферополе у станции железной дороги, откуда все офицеры дивизиона во главе со своим командиром полковником Баумгартеном конвоировали Высокую Путешественницу до станции Мамут-Султан, где Ее Величество удостоила всех офицеров милостивым своим вниманием и благодарностью.

С 1886 года во время Высочайшего приезда в Крым один эскадрон поочередно командируется в Ливадию для почетной службы в охране.

Итак, с 1783 года по настоящее время много татар и мурз крымских служили в русской армии достойными представителями татарского населения Крыма, за службу свою получали награды, многие же благодаря службе получили кроме того и развитие. Много видали они того, что едва ли удастся видеть их потомству.

 

Измаил Мурза Муфтийзаде. Из “Известий Таврической ученой архивной комиссии”. 1899. № 30.

http://www.moscow-crimea.ru/history/18_19vv/sluzba.html

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Колонка редактора

Севастопольская администрация вводит цензуру для СМИ