in

Балаклава, которую мы потеряли

1

Этот очерк написан чуть более десяти лет назад, летом 1997 года. За прошедшее время заметно изменилась жизнь в Балаклаве. Ее жители наблюдают растущий поток отдыхающих, стремящихся к лазурной бухте. Увеличилось количество кафе и ресторанов, гостиниц.  Их

строительство растет. Растет при отсутствии генерального плана застройки Балаклавы, а также очистных сооружений. Не убывают грохот камней, облака пыли  со стороны дробилок рудоуправления. Эти и другие обстоятельства лишают уверенности в скором обретении Балаклавы как цивилизованного места отдыха  людей…

В отношении поляка К. А. Скирмунта (в некоторых источниках К. А. Скирмундт) царский режим проявил присущую ему жестокость. За какие-то прегрешения Казимира Александровича выслали на поселение не куда-то в Сибирь, а в Балаклаву. Новому ссыльному повезло разве что с временем прибытия в расположенный у живописной бухты захолустный городок. Оно пришлось на конец 60-х годов прошлого века. Раньше правом владения недвижимостью здесь пользовались только люди, приписанные к легендарному греческому батальону. С его расформированием по монаршему указу в 1859 году это право распространилось на всех граждан. Значит, и на К. А. Скирмунта.

Казимир Александрович воспользовался им, чтобы унять тоску по силой отнятой у него родине. Предприимчивый поляк обзавелся домишком. Рядом он посадил достаточно обширный – в 22 десятины – виноградник.

Со временем  первым в Балаклаве наладил правильное виноделие. Редкие часы досуга посвящались прогулкам  в окрестностях. Невозможно налюбоваться вволю горой, увенчанной короной Генуэзской крепости или видом на мыс Айя. Но очень скоро К. А. Скирмунтом овладела еще одна страсть – страсть наблюдения за погодой. В толстую тетрадку заносились сведения о температуре воздуха и воды в заливе, силе и направлениях перемещения воздушных масс, длительности солнечного сияния…

Собранные таким образом данные показали, какими огромными возможностями располагает Балаклава для отдыха и оздоровления людей. Стало обидно за городок. Он пребывал в глубокой тени пользовавшихся всероссийской известностью Ялты, Алушты и других курортов Южнобережья. В самом начале   70-х годов прошлого века Казимир Александрович открыл у себя на подворье климатолечебный пансион, что положило начало курортной Балаклаве.

Первыми постояльцами основанного К. А. Скирмунтом заведения стали его родственники и друзья. Они разнесли по белу свету весть о замечательном уголке Крыма. Нараставший поток публики не пугало отсутствие каких-либо удобств, регулярного сообщения с расположенным в 12 верстах Севастополем. Всем этим определенная категория отдыхающих готова была пожертвовать, но надышаться досыта чистейшим горно-морским воздухом, насладиться покоем и первозданной тишиной.

В 1879 году К. А. Скирмунт на свои средства оборудует дополнительные купальни. Но как он ни расширял свое детище, его помещения уже не могут принять всех желающих избежать шумных, вроде Ялты, мест. Гостей Балаклавы становится столько, что они селятся в убогих жилищах местных греков.

,

Они, греки, составляли большинство населения городка. Основными занятиями аборигенов были рыболовство, виноградарство и землепашество. Им удалось сохранить патриархальный образ жизни.

Собираясь в кофейнях, они обсуждали свои дела, обменивались новостями. Удачи в рыбной ловле, праздники отмечались попойками, а нередко – кутежами. «Если во время гулянки, – пишет свидетель подобных мероприятий, – помещение казалось тесным, то они (греки. – Авт.) всей компанией свободно выходили на улицу и дальше кутеж продолжался под открытым небом, часто на самой набережной, возле бухты, благо, что тут к ним на помощь приходили горы. Они усиливали эхо и без того пронзительных звуков музыкальных инструментов нанятого цыганского оркестра». Балаклавские греки жили одной семьей, весело и вольно. К затее К. А. Скирмунта отношение с из стороны было подозрительным, где-то даже враждебным. Большая часть коренных балаклавцев принимала приезжих как нежелательных квартирантов, покушающихся на их веками сложившийся образ жизни.

Все же ровно 110 лет назад, в 1887 году, на набережной открывается «Гранд-отель». Его содержатель А. Ахобадзе завлекает постояльцев доступными ценами: один рубль в сутки и 25 рублей в месяц. За 50 копеек в ресторане отпускали обеды из двух блюд, за 75 копеек – из трех. Для проживавших в номерах был открыт павильон над бухтой. Позже поднимается гостиница «Россия».

2

На дороге из Севастополя в Балаклаву не успевали оседать облачка пыли, поднятые фаэтонами и экипажами. До 60-ти их прибывало к изумрудной бухте в праздники и выходные.

Уездный город Ялта начал с ревностью коситься на свою не по годам, а по дням взрослеющую падчерицу – Балаклаву. Чтобы не пыжилась, ее понизили в статусе. Вместо  думы здесь учредили усеченное управление. Должность городского головы трансформировалась в должность городского старосты.

Не в титуле дело, видимо, ответил на это лорд-мэр (так еще в Балаклаве после ее оккупации англичанами в период Крымской войны называли городского голову) С. Гинали. Он занимал эту должность в период начала курортной лихорадки. Как местному жителю, ему очень хотелось потрафить землякам в их стремлении любой ценой защитить старые устои. Но староста и его многочисленные родственники к тому же были еще и владельцами кофейни, позже – гостиницы «Гранд-отель»… Если препятствовать гостям, то какова будет выручка? То-то!

Будучи человеком малограмотным, но наделенным недюжинным природным умом, С. Гинали ознаменовал начало своего староства открытием библиотеки. Она размещалась в самом здании градоначальства. Лорд-мэр пошел еще дальше. Под ропот соплеменников он  распорядился разбить на участки противоположный  берег бухты и городские земли между Балаклавой и Кадыковкой. Они вмиг были раскуплены под дачи.

,

Новый состав уполномоченных (гласных) не  простил С. Гинали подобной «самодеятельности». Но, сказали бы мы сейчас, процесс уже пошел. Те же гласные вместе с избранным ими новым старостой А. Цакни не только не препятствовали начатому делу, но и всеми силами двигали его вперед. Они добились права взимать курортный сбор: по одному рублю с одного человека и по три рубля с семьи. Вырученные деньги пошли на прокладку дорог и к излюбленным местам гуляний – Генуэзской крепости и взморью.

По выходным приглашался военный оркестр. Внимать ему люди устремлялись по чисто (на те же деньги) подметенным и увлажненным улицам. Растут стены городского театра. Балаклавцы хлопочут перед правительством о предоставлении городу ссуды в сумме 75 тысяч рублей на прокладку водопровода. Решительно приступают к устройству электрического освещения.

Радоваться бы успехам низов. Но ялтинский голова Рыбицкий стоял до конца:  железнодорожная ветка в его пенаты должна быть проложена из Бахчисарая, минуя Севастополь и Балаклаву. Но и на сей раз балаклавцы взяли верх. Стальная магистраль на Южный берег Крыма должна была пройти из Севастополя именно через Балаклаву. Большому строительству, увы, помешала разразившаяся война 1914 года.

3

Козни соседей, обусловленные конкурентной борьбой, не препятствовали, а, скорее всего, приближали расцвет Балаклавы как курорта. Он пришелся на начало нынешнего века. Окажись мы в том времени, нам были бы предложены гостиницы, разбросанные вплоть до Кадыковки.

Меблированные комнаты с пансионом и без оного. Цены, в зависимости от  предлагаемых постояльцам удобств, колебались от 17 до 75 рублей в месяц. Содержатель гранд-столовой И. Дементьев подносил обеды стоимостью от 18 рублей в месяц «из свежих продуктов, на свежем масле». На набережной, напротив дома  городского доктора А. Кушуля, продавали одобренный медиками кефир однодневный и двухдневный со скидкой абонентам по  две копейки с бутылки. В дом Круковского, что рядом с иллюзионом, А. Шмулевич приглашал отведать «еврейские домашние обеды».

На базарной улице С. Браиловский держал Екатеринославский магазин: бакалея, гастрономия, посуда, писчебумажные и рыболовные принадлежности. От всевозможных товаров прогибались полки в торговой точке Г. Велонаса. Он снимал площадь в доме А. Гинали на Базарной.

Сливочное масло, ветчину, колбасы, сельдь дунайскую и королевскую, рыбные консервы производства местной фабрики Кефели, французские сардины – все высшего качества – ассортимент лавки  П. Попова. М. Роговский выбросил на рынок пользовавшиеся спросом у приезжих поделки из раковин, перламутра, янтаря, кораллов, сердолика, фарфора, стекла, иных материалов, а также кизиловые палки, стеки в серебряной оправе и без. Все вещи – с видами Балаклавы. Быстро расходились открытки, конверты с изображением башен Генуэзской крепости, бухты…

Среди владельцев магазинов не затерялся Спивак – дед ныне широко известного в мире руководителя ансамбля «Виртуозы Москвы» А. Спивакова.

,

Но всем купцам мог дать фору вперед  К. Михели. В его магазин на набережной ежедневно поступали всегда свежие, всегда первоклассные продукты из Одессы, Харькова, других крупных городов. Константин Яковлевич также отпускал экипажи, линейки, верховых лошадей для прогулок в Севастополь, Георгиевский монастырь, Байдары и  другие места.

У Ф. Тищенко можно было починить принадлежности для рыбной ловли, зонты, заказать гамаки, другие веревочные изделия. Со сломанными велосипедами шли к другому умельцу – А. Карагову. Он же выдавал двухколесные машины напрокат. Некий обладатель диплома Лильского университета давал уроки французского. Всегда ломился от зрителей зал иллюзиона (кинотеатра) А. Ангелова. В городе практиковали местные и приезжие врачи И. Педьков, Л. Гофлин, Х. Протопопов, А. Хавкин, Р. Ястребенецкий, Т. Цирлин-Пиратинская, Д. Саксаганская и другие. Я. Пиратинский владел аптекой «Гигиена». Кроме медикаментов, в ней покупали косметические товары.

Некоторые балаклавские врачи, как, например, И. Педьков, пользовались всероссийской известностью. В принадлежащей ему лечебнице он отпускал электро-свето-водные процедуры. Городской врач А. Кушуль владел лучшим пляжем, где под его наблюдением желающие принимали морские, воздушные, солнечные и песочные ванны.  Иным приписывались массаж и лечебная гимнастика.

В устье бухты были найдены запасы лечебных грязей. По качеству они не уступали  грязям модных крымских и одесских курортов. Был заказан проект грязелечебницы.

,

Александр КАЛЬКО

Продолжение следует

,Окончание читайте здесь

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Балаклавские тропы

הרמז הוא לא רק נערת ליווי בתל אביב