in

Балаклавские тропы

Тропа… Она проложена к лучшим Балаклавским пляжам. Справа от неё, наверху где-то, а глубоко под нами, парят чайки, ещё ниже плещется море. В ослепительно белых кружевах прибоя. Как лузгой семечек, водный простор усыпан яликами. Ни дать, ни взять античный театр. Ветерок без усилий доносит брошенное рыбаками слово. Человек внизу трудно различим, а речь его слышна, словно он рядом.

Слева от тропы стеной нависают скалы. Там, где тропу смыло, установлены мостики. Один из них разбили падающие сверху камни. Меценат, спасибо ему, установил новый мост. Но и на нём спустя два года булыги расколотили пару вершковых досок настила, согнули ограждения.

Мост арочный. От его вида веет романтикой. На перилах появился наглухо закрытый замок. Выполненная гравёром по его никелированному боку надпись не оставляет сомнений. Слова на металле должны засвидетельствовать прочность чувств оставшейся неизвестной молодой пары. Где-то в Киеве есть парковый мост, плотно увешанный замками; традиция пробилась и к нам.

Пока минуем опасные места на тропе, порядком изведёшь душу. Никто не скажет, когда приключится очередной камнепад: через лет пять или, неровен час, через пять секунд. Пронесло бы!

Опасно. Но вокруг — кра-со-та! Она во всём, особенно сейчас, когда встречаются весна и лето. Хоть прямо посмотри, хоть налево, хоть вправо…

Затвор старомодного ФЭДа щёлкает и щёлкает, пока не иссякнут кадры самой длинной плёнки.

Вот пронизанная солнечными лучами молодая листва. Она ещё не налилась зеленью, горит янтарём.

Пышно цветут неведомо как укоренившиеся на скалах в остатках каменной кладки растения. Надо торопиться до летнего зноя использовать скудные запасы влаги, чтобы бросить на землю семена.

Срез можжевелового дерева очень напоминает граммофонную пластинку. Её бороздки_— годовые кольца_— очень тонки и часты. Ещё не изобретена игла, способная извлечь звуки из этой необычной граммзаписи. Она хранит тайну о том, что было до нас.

Ещё не высохла, не выпита птицами лужа прошедшего позавчера шаловливого дождя, — превосходное зеркало, глядеть в него, не наглядеться.

Вечером тропа долго не отпускает вас. Ведь в это время так часто и звонко поют соловьи и их сородичи. Это для ненасытного слуха. Для глаз всеми красками полыхает закат.

Полтора десятка лет хожу по тропе. Каждый раз, как впервые.

А.Г. Калько

Фото автора

,

1

,

2

,

3

,

4

,

6

,

7

,

8

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Шантаж из уст аферистичной особы

Новая лицензия – на новый вид деятельности