in

Садоводы-любители из Минобразования: урок права

Кто умеет, делает; кто не умеет, учит других; а кто
не умеет и этого, учит учителей”
Лоренс Питер – канадский педагог и
литератор 20 века

В странах развитой демократии, в частности в Соединенных Штатах Америки, в правовой жизни общества существует негласное правило «16-ти часов». В соответствии с ним все непопулярные решения и правовые акты власти обнародуют в пятницу после полудня, когда все уже разъехались или разъезжаются на уик-энд. Ну, а по истечению двух с лишним дней неприятная для населения информация – это уже не новость.

Следуя логике своих заокеанских наставников, Приказ 461 «Об утверждении отраслевой программы улучшения изучения украинского языка в общеобразовательных учебных заведениях с обучением языками национальных меньшинств на 2008 – 2011 г.г.»  министр образования и науки Украины Иван Вакарчук подписал 26 мая 2008 г., а огласили нормативный документ, существенно затрагивающий конституционные и неимущественные гражданские права русскоязычного населения, в период, когда люд индустриального востока страны убывал в массовые летние отпуска, а южане были заняты приемом отдыхающих.

И все же расчет министерских чиновников не оправдался: скандал таки разгорелся – на самом пике курортного сезона. Правда, если в Крыму или на Луганщине протест населения выплеснулся в массовые манифестации и естественную отрицательную реакцию местных властей, то в Севастополе очередной этап насильственной украинизации проходит на удивление тихо и спокойно.

Почему город, переживший не одну осаду, фактически без боя капитулировал перед натиском безбашенного национализма? Ответ на этот вопрос кроется в экономической, политической ситуации и, да простят меня горожане, в нравственной обстановке, царящей в городе когда-то русской славы. Все это – тема иных исследований, а нынешние заметки автор посвятил изучению нашумевшего нормативного документа и его организационно-правовых последствий.

 
Приказ 461 – действительно уникальный, ибо по своим намеренно ошибочным (или лживым) посылам, содержанию и цинизму он во многом напоминает идеологическое наследие почившего в бозе еще одного министра – министра народного просвещения и пропаганды первой половины 20 века – Пауля Йозефа Гебелльса.

Мотивируя необходимость дальнейшего наращивания объемов преподавания на украинском языке большинства предметов в «неукраинских» по языку обучения школах, авторы нормативно-правового акта констатировали: «ненадлежащий уровень владения украинским языком выпускниками отдельных учебных заведений делает их неконкурентоспособными при поступлении в высшие учебные заведения, а в дальнейшем в интеграции в украинское общество».

Следуя этой букве приказа, данный нормативный акт и следовало бы ограничить по кругу действия именно теми районами, или, как сказано в акте, «отдельными учебными заведениями», где уровень знаний украинского языка действительно хромает.

Зачем же делать его всеобщим и опускать, скажем, в Севастополь, выпускники которого постоянно побеждают на Всеукраинских олимпиадах? По крайней мере, нелогично. Второй посыл, прозвучавший в исследуемой фразе, а именно – сделать школьников более конкурентоспособными – вообще невыполним, учитывая методы достижения поставленной цели.

Введение принципа двуязычия при изучении основных предметов в школе, особенно в младших и средних классах, будет только лишь препятствовать формированию понятийного аппарата и тем самым затормаживать развитие ребенка. На этом настаивают ведущие ученные и педагоги, и, слава Богу, не только нашей страны.

Следовательно, не представляет труда распознать и так называемый «дух» нормативного акта – сформировать в дальнейшем целый социальный слой убогоньких представителей «малоукраинской глубинки», этаких людишек «второго сорта».

Вообще-то первое прочтение нормативного акта поражает и тупо-неуклюжей юридической конструкцией документа, и «святой» наивностью оснований его появления. Рано или поздно он, безусловно, станет добычей или «их» Задорнова, или «нашего» Жванецкого.

Почитайте преамбулу документа, обхохочетесь. Оказывается, глубинной первопричиной его появления стало ни что иное как «реализация решений Первого Всеукраинского совещания учителей украинского языка общеобразовательных учебных заведений с обучением языками национальных меньшинств…»

Не в обиду учителям национальной словесности, но: если идти и далее по принципу «хвост виляет собакой», то в скором времени и какое-нибудь всеукраинское собрание стоматологов начнет в нормативном виде давать указания, скажем, гинекологам страны. Ведь обе специальности входят в одно родовое понятие – врачи.

Будет несправедливым утверждение о том, что о правооснове Приказа 461 в документе нет никаких упоминаний. Косвенно, право в общей части нормативного акта упоминается – «Правоосновой для осуществления государственной языковой политики в Украине стала Конституция Украины, закон Украины «О языках в Украинской ССР», решений Конституционного суда от 14.12.1999г, а также другие законодательные акты, в частности: …Европейская хартия региональных языков и языков национальных меньшинств, Рамочная Конвенция о защите национальных меньшинств».

Однако в таком вариативном ряде они (чиновники) лучше бы право не упоминали вовсе. Ибо, пожалуй, каждый выпускник, во всяком случае, севастопольских школ, осведомлен и об источниках национального права, и о юридической силе каждого из них.

Неужели чиновники до сих пор не ведают о том, что высшей юридической силой в независимой Украине обладают Международные акты, а отнесение их в редакции Приказа 461 к прочим нормативным актам указывает, как минимум, на правовую безграмотность и самого министра, и его подчиненных?! В связи с этим возникает еще один вопрос – кто и как учит наших учителей?!
Впрочем, слишком легкомысленно обошлись не только с международными актами, ратифицированными Верховной Радой Украины. Судя по Приказу 461, не чтят в министерских коридорах и Конституцию-мать.

Вводя поэтапно сплошную украинизацию обучения в общеобразовательных школах, надо было хоть краешкам глаза взглянуть на ч.4 Ст.53 Основного закона страны: «Гражданам, которые принадлежат к национальным меньшинствам, в соответствии с законом гарантируется право на обучение родным языком…» или на ч.2 Ст.27 действующего Закона «О языках в Украинской ССР»: «В местах компактного проживания граждан других национальностей могут создаваться общеобразовательные школы, обучающая и воспитательная работа в которых ведется их языком или другим языком».

Читать приказ 461 людям, знакомым с разделом 2 Конституции – занятие не из приятных.
Ну, а уровень конституционных познаний министерских чиновников в этой связи просто умиляет.
В мероприятиях по улучшению изучения украинского языка министр предусмотрел в п.21 установление надбавок к должностным окладам учителей украинского языка и литературы.(?!) В чем же дело, как же так, Иван Александрович? Ведь императивный запрет на какие-либо льготы по языковому признаку, изложенному в статье 24 Конституции, еще никто не отменял!

Правда, и вопрос этот кажется не столь существенным, если заглянуть в заключительный раздел Приказа «Ожидаемые результаты». Возомнив себя, видимо, даже не в роли главного «надзирателя» за соблюдением и применением законов в Украине, а, берите выше, в качестве некоего органа конституционной юрисдикции, пан Вакарчук в своем циркуляре начертал (дословно): «Обеспечить статью 10 Конституции Украины по всестороннему развитию и функционированию украинского языка во всех сферах общественной жизни».  

При этом взял да и отрезал часть третью этой же статьи: «В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств», без которой нормативное определение 10-й статьи Основного Закона вообще «не живет».
Над всеми околоправовыми измышлениями современных Кулибиных в сфере образования можно было потешаться и только, если бы не вступивший де-юре в силу приказ 461 не исполнялся на местах и, в частности, в Севастополе. И это дает нам повод задуматься над современной практикой правоприменения в Украине и родном городе.

Доктринально, на сегодняшний день (по действующему законодательству) юридический статус Приказа 461 тождествен, скажем, рекомендациям любого садовода-любителя, и не более того.

Ведь в соответствии с требованиями Указа Президента Украины от 3.10.1992 года (с изменениями, внесенными Указом Президента от 21.05.1998г) «О государственной регистрации нормативно-правовых актов министерств и других органов исполнительной власти»  «нормативные акты», которые затрагивают права, свободы и законные и интересы граждан или имеют межведомственный характер, подлежат регистрации».

Чтобы раз и навсегда покончить с беспредметным спором – что является нормативно-правовым актом, а что по форме таковым не может считаться: 12.04.2005 года Приказом 34/5 Министерства юстиции Украины «О совершенствовании порядка государственной регистрации нормативно-правовых актов в Министерстве и отмене регистрации нормативно-правовых актов» было определено, что обязательной государственной регистрации подлежат «…нормативно-правовые акты любого вида, независимо от срока их действия, характера сведений… а также принятым в качестве эксперимента, если в них имеется одна или более норм (правил поведения) которые касаются социально-экономических, политических, личных и других прав, свобод и законных интересов граждан, провозглашенных и гарантированных Конституцией и законами Украины, международными договорами, согласие на которые дала Верховная Рада».

В соответствии с Указом Президента, Приказ 461 мог вступить в законную силу через 10 дней после его государственной регистрации в Минюсте. Но самое интересное как раз и заключается в том, что в «министерство справедливости» этот нормативный акт для проведения правовой экспертизы на соответствие его действующему законодательству (в этом и заключается госрегистрация) никто не подавал.

А если оно действительно так, то субъект нормотворчества, а в нашем случае Минобразования и науки, должен был, в соответствии с требованиями п.4.5 Приказа Минюста 34/5, отменить его самостоятельно в пятидневный срок.
Увы, пан Вакарчук в начале июня 2008 года, как это и положено по законодательству, свой приказ не отменил, а напротив,  рассылал его в города и веси.

Не оказались на должной конституционной высоте и руководители севастопольского управления образования и науки. Мог ли начальник управления, руководствуясь положением части 1 Ст. 19 Основного закона, в соответствии с которой «никто не может быть принужден делать то, что не предусмотрено законодательством», послать приказ 461 обратно в Киев? Мог, но (небольшая ремарка) только в правовом государстве.

Не выполнила своего функционального предназначения и Севастопольская городская государственная администрация.  Одно дело вешать лапшу на уши севастопольцев с телеэкранов, убеждая их каждодневно в своей преданности и беззаветной борьбе за своих сограждан; и совсем, как оказалось в истории с Приказом 461, другое – реализовать на деле императивные предписания ст. 13 Закона «О местных государственных администрациях»  в «обеспечении законности, охраны прав, свобод и законных интересов граждан», ст. 25, в соответствии с которой, горгосадминистрация просто обязана была обеспечить «выполнение Конституции и законов Украины, решений Конституционного суда, актов Президента Украины Кабинета министров, других органов государственной власти». Увы, чиновники до сих пор и ухом не ведут.

Не пожелал вмешиваться в процесс реализации неправомерного приказа Минобразования и городской совет. Причем, решение местного органа самоуправления о запрещении исполнения не вступившего в силу приказа минобразования на территории города-героя не могло повлечь за собой даже протеста прокурора. Депутаты всего лишь констатировали бы известную правовую аксиому – ничтожность нормативно-правового акта, не зарегистрированного в надлежащем порядке.

Бездействовали и правоохранительные органы.

Приступив к практической реализации Приказа 461, местное управление образования и науки сразу вышло за рамки правового поля Украины. На подобную «самодеятельность» обязана была должным образом отреагировать городская прокуратура, поскольку в соответствии с дефиницией статьи 19 Закона Украины «О прокуратуре» предметом надзора за соблюдением и применением законов являются, в том числе, социально-экономические, политические, личные права и свободы граждан. В границах своих полномочий прокуроры могли бы истребовать для проверки этот «эпохальный» документ и при выявлении нарушений и не только материальных законов, но и порядка введения в действие акта – незамедлительно опротестовать его.

Обобщая короткий анализ действий, и более того – бездействия в отношении применения приказа минобразования по дальнейшей украинизации севастопольских школ, можно с полной очевидностью констатировать правовой паралич городских властей и территориальных инстанций правоохранительных органов.

Что кроется за этой юридической близорукостью – судить не нам, а вот последствия внезапной слепоты предсказать несложно. В будущем общество, вероятно, и вовсе захлестнет волна правового нигилизма, причем сугубо украинского. Впрочем, почему в будущем? Уже сегодня, исходя даже из примера данных заметок, вовсю действует принцип «Национал-озабоченным – все, остальным – по закону».

На извечный славянский вопрос ответ очевиден. Действительно, если кто-то и похоронил в Украине принцип верховенства закона и права, так это сами власти. Но согласитесь, все мы, и буквально ежедневно, молча присутствуем на своеобразном отпевании 8-й статьи Конституции Украины.

Что ждет общество после окончания этой процедуры – также вполне очевидно: погребение правового государства.

Реанимировать основы демократического, светского государства можно лишь всеобщими усилиями. Усилиями и ветвей власти, и собственно социума. Причем, роль общественности занимает в этом деле отнюдь не последнее место.

В ходе работы над этим материалом автор побывал в местном управлении юстиции. Именно сотрудникам Минюста Кабинет Министров (в Постановлении 731 от 28.12. 1992г.) поручил проверять (дословно) «соблюдение законодательства государственной регистрации нормативно-правовых актов, в случае необходимости требовать подачи нормативно-правовых актов на государственную регистрацию и вносить предложения по устранению выявленных нарушений и недостатков, и привлечение к ответственности должностных лиц в допущенных нарушениях».
По словам специалистов управления, по поводу Приказа 461 Минобразования и науки от горожан пока что не поступило ни одной жалобы.

С подобной социальной глухотой мы и дальше будем терять свои права. И тому есть совершенно свежие подтверждения. Когда заканчивалась работа над этими заметками, стало известно, что в Верховной Раде зарегистрирован проект закона 4222 «О государственном языке и языках национальных меньшинств». Депутат от Блока Ю.Тимошенко Юрий Гнатевич предложил еще один дискриминационный законодательный акт, в соответствии с которым, в частности, все печатные издания, независимо от формы собственности, обязаны будут выходить исключительно на украинском языке.

Николай Скребец

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Балаклавские тропы

הרמז הוא לא רק נערת ליווי בתל אביב