in

Империя и ислам: история сосуществования – Политика российского государства по отношению к мусульманам Крыма в XIX в.

Из выступления на научно-практической конференции «Актуальные проблемы истории Крыма и Севастополя: исследования, взгляды, оценки» проректора Севастопольского городского гуманитарного университета, кандидата исторических наук, доцента  Е.Е. Бойцовой:

– Ислам на протяжении длительного времени, с 13 по 18 век,  являлся цивилизационной основой для тех народов, которые жили в Крыму, и для государства, которое было создано здесь – Крымского ханства.

Позже, после присоединения Крыма к России, условия, в которых существовал ислам на этой территории, существенно меняются.

Многие исследователи и в 19, и в 20, и в 21 веке останавливались на этих сюжетах. База источников для этих исследований составляет огромный массив документов – и уже опубликованных, и тех, что находятся в архивах.

Что касается центральных документов, то это, прежде всего, Российский государственный исторический архив в  Санкт – Петербурге, 3 фонда которого содержат огромное количество документов по этому вопросу. И, конечно,  в Симферополе есть Архив АРК, который содержит 5 фондов, где можно найти документы по этой проблеме. Среди них хочется выделить «фонд Таврического духовного магометанского правления».

Остановимся на тех принципах, которые формировали политику Российской империи по отношениям к конфессиям, и в частности, к мусульманам, которые жили в Крыму.

Какие учреждения были созданы в России для руководства конфессиональной жизнью?

В 1 половине 19 века, в период правления Александра I, как раз и формируется вся эта система. В 1810 году наряду со Священным Синодом создано Главное Управление духовных дел иностранных исповеданий. Это учреждение создавалось на правах особого министерства, для того, чтобы контролировать деятельность духовенства и общин верующих.

,

В 1817 году была предпринята очень интересная попытка соединить в одном учреждении и функции руководства религиозной жизнью, и образовательной деятельностью. Было создано Министерство духовных дел и народного образования. Но это оказалась достаточно неудобная конструкция, и в 1824 году от этого института отказались.

И, наконец, в 1832  году был найден удобный механизм – Департамент духовных дел иностранных вероисповеданий был включен в структуру Министерства Внутренних дел, и в таком варианте система просуществовала до 1917 года, до революции.

Как эти учреждения сотрудничали с мусульманскими институтами в Крыму?  Как мы хорошо знаем, ко времени присоединения к России в рамках Крымского ханства сформировалась очень разветвленная сложная система мусульманских духовных учреждений. Особую роль в ней играли мечети, прежде всего общегосударственные, затем – соборные, и приходские. Затем учебные заведения – начальные школы – мектебе, и высшие школы – медресе. Особую роль играют суфийские теке с их духовными наставниками, которые проводили определенную «притирку» официального ислама к тем народным верованиям, которые существовали в Крыму издревле.

К 1783 году в Крыму действовала 1531 мечеть, 21 теке, 25 медресе, 35 мектебе, естественно, с многочисленным духовенством, которое пользовалось большим авторитетом и влиянием среди крымскотатарского, в основном, населения.

Неприкосновенность мусульманской веры на территории Тавриды гарантировалась первыми двумя документами – это Манифест Екатерины II о включении Крыма в состав Российской империи от 8 апреля, и Указ Потемкина от 28 июня 1783 года, где определялись пути сохранения и содержания мусульманских институтов. Было оговорено, что утверждать в должности муфтия и кади-эскера будет непосредственно император. Кроме того, оговаривался размер жалованья – 2000 и 2500 рублей в год.

Вскоре происходит формализация предложения, что необходимо создать коллегиальный орган для управления делами мусульман в Тавриде. Эту идею на бумаге высказал летом 1792 года генерал-майор Жигулин – губернатор Таврической области.

Он подает предложение об утверждении в должности нового муфтия и кади-эскера и предлагает вместо кади-эскера создать коллегиальный орган из 6 человек. При этом не нужны дополнительные затраты, на это можно разделить жалованье кади-эскера. Это предложение было принято.

23 января 1794 года вышел Указ императрицы Екатерины II, в котором, с одной стороны, утверждался новый муфтий, а с другой –  формировалось таврическое духовное магометанское правление из 6 помощников этого муфтия.

Но дело в том, что в этом документе не были регламентированы права и обязанности нового учреждения, и вся законодательная база сформировалась гораздо позже, уже в период правления императора Николая II.

Я остановлюсь на нескольких документах, которые позволили начать деятельность этого учреждения. В ноябре 1826 года  были утверждены Правила о порядке определения кадиев в Крыму. Это императорский Указ, который регламентирует весь порядок непосредственно по отношению к Крыму. Было сделано исключительное преимущество для Крыма, когда высшие должности мусульманского духовенства избирались представителями мусульманской так называемой уммы Крыма. В других регионах Российской империи этого не было.

Важнейшим было Положение о магометанском духовенстве и порядке управления подлежащих его ведению дел от 1731 года. Там были определены и функции высшего духовенства, и приходского духовенства, и порядок избрания в должности, и тот круг вопросов, который подлежал ведению каждого из них.

Другое дело, что центральная имперская власть сразу же столкнулась с очень сложным вопросом – не стыкуется общее светское законодательство с теми правилами шариата, которыми зачастую руководствуется таврическое магометанское духовное правление. И в конкретных делах можно найти много подобных «нестыковок».

Специально в 1836 году был выделен круг вопросов, особенно это касалось наследственных прав и нравственных вопросов, подлежащих  ведению ТМДП, которые могли носить только рекомендательный характер. Если нужно было привести в исполнение судебное решение спорного характера, нужно было обратиться к светским учреждениям.

Нужно сказать, что создание ТМДП было созданием органа, который на протяжении всего своего существования сохранял определенную автономность в решении религиозных проблем мусульман Крыма. Ограничения  этой религиозной автономии начались в 1836 году, когда правительство начинает уделять особое внимание подбору кадров на духовные должности, и нормами закона устанавливается, что занимать духовную должность может только мулла, который отмечался надлежащей верностью и добрым поведением. Конкретно это проявлялось в том, что те, кто получил образование, скажем, в Турции, не могли занимать эту должность. Те, кто побывал за границей – тоже ограничивались в таком праве. Тем не менее, определенная автономность, безусловно, сохранялась.

В период сороковых годов 19 века была окончательно централизована вся законодательная база, и главным принципом конфессиональной политики стал государственный контроль над деятельностью всех конфессий, так что мусульмане не были исключением.

,

Но хочется отметить, что Крым, который являлся геополитическим приоритетом Российской Империи, все-таки находился на особом счету. В период Первой крымской кампании и в ходе её целый ряд сюжетов, связанных с мусульманами, получил негативное прочтение, и уже накануне Крымской войны те мусульмане, которые были замечены в симпатиях к Турции, высылались за пределы Крыма.

Не секрет, что в ходе Крымской кампании в некоторых регионах крымскотатарское мусульманское население выступило против Российской Империи, и именно с этими сюжетами связана массовая эмиграция после завершения Крымской войны.

Самый пик приходится на 1861-62 годы, хотя статистика по этому вопросу очень разная.

В целом, по официальным данным, выехала 131 тысяча человек в этот период. Нужно сказать, что это изменило конфессиональную и этническую ситуацию в Крыму. Мусульмане становятся религиозным меньшинством на территории Крыма. В этих условиях, уже после Крымской войны, в период правления Александра II, пришлось изменить систему управления жизнью мусульман по стране в целом, и в Крыму, в частности. 

Так, например, был предложен  в 1865 году проект, где предлагалось вместо 3 центральных учреждений по всей Империи создать единый централизованный орган, однако на практике он не был реализован – опасались негативной реакции со стороны мусульман.

Только в период правления Александра III, когда усиливаются консервативные настроения, был принят законопроект 1891 года, который запретил избирать Таврического муфтия по принятому ранее порядку. Муфтия теперь назначал министр внутренних дел, а потом он утверждался в должности непосредственно императорским указом.

В начале 20 столетия в условиях подъема национально-религиозного и культурного движения правящие круги Империи вынуждены были заявить о готовности расширить пределы политики веротерпимости, однако большая часть этих проектов не была реализована. В целом нужно отметить, что российское правительство стремилось четкую чиновничье-бюрократическую вертикаль власти, которая бы контролировала религиозную жизнь мусульманских общин.

Таврическое духовное магометанское правление стало частью этого аппарата. Для активного взаимодействия с исламским населением был создан ряд законодательных актов, который сохранял автономию крымских мусульман до определенных пределов, которые не противоречили российскому законодательству.

Главное внимание было уделено подбору кадров на духовные должности, но, несмотря на стремление добиться того, чтобы все представители духовных властей были проводниками государственной политики, эту цель до конца реализовать не удалось.

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

День города им. Сергея Куницына

Киев недодал Севастополю треть денег за базирование ЧФ