in

Виктор Оганесян: «Если бы народ не поднялся, то государственная власть делала бы с нами, что хотела…»

Жители нашего города давно и хорошо знают одно из старейших средних учебных заведений Севастополя –  школу–гимназию № 1, которую вот уже много лет возглавляет талантливый педагог и опытный администратор Виктор Альбертович Оганесян.

Однако, в наше бурное и заполитизированное время этот директор и эта школа войдут в историю Севастополя еще и как пример первого успешного сопротивления державно–чиновничьему произволу в области языковой политики в сфере образования (речь идет об одиозно–знаменитом прошлогоднем приказе № 461 Министерства образования и науки Украины).

А поскольку любое полезное начинание нуждается в поддержке гражданского общества, возникла необходимость встретится с Виктором Оганесяном лично.

– Виктор Альбертович, хотелось бы узнать, что стало причиной известных событий в вашей гимназии, которые потрясли образовательную сферу Севастополя?

– С вопросом о языке преподавания всё стало очень серьезно, гораздо серьезнее, чем многие думают.  Все началось с того момента, когда летом прошлого года вышел тот самый приказ № 461 Минобразования Украины о переводе в течении трех лет учебного процесса в русскоязычных школах Украины на украинский язык, начиная с 10– 11–х классов. Для начала предполагалось двуязычное преподавание учебных предметов. Затем – в идеале для организаторов – полный переход на украинский язык обучения во всех бывших русскоязычных школах..

– И какая на это была реакция?

– У меня сложилось четкое впечатление, что нас решили взять, что называется,  «на арапа»: придумали программу, издали приказ о ее внедрении, запустили и подумали – авось, пройдет. Но не получилось! Оказалось, вопреки чиновничьим планам и идеалам, что у нас в Севастополе уже есть гражданское общество. Есть неравнодушные родители, есть думающие депутаты Советов всех уровней. Народ поднялся и задался вопросом: кто является заказчиком образования, по сути? В демократическом обществе – родители!

В ответ на этот, попирающий основные человеческие права, произвол образовалась инициативная группа неравнодушных родителей десяти- и одиннадцатиклассников, которые возмутились и стали готовить протестную акцию.

За поддержкой они обратились сначала к депутату Ленинского районного совета Ольге Леонидовне Тимофеевой, затем подключилась депутат городского совета Лидия Евгеньевна Литвинова, и, наконец, с депутатской стороны  активно поддержал этот процесс депутат горсовета Дмитрий Анатольевич Белик, руководивший соответствующей профильной депутатской комиссией.

Были проведены городские общественные слушания по проблемам русского языка в Севастополе и русскоязычного обучения в городских школах. И вот после этого, накануне нового учебного года, 27 августа 2009 года  в нашей школе–гимназии состоялось родительское собрание родителей учеников 10 – 11–х классов, тех, кого непосредственно касалось это, так сказать, нововведение министерства образования.

– Как оно проходило?

– На нем присутствовали 102 родителя, администрация гимназии, а также приглашенный родителями начальник управления образования Севастопольской городской государственной администрации Н.И. Чербаджи. Я на этом собрании родителям задал один вопрос: «На каком языке вы хотите, чтобы учились ваши дети? Если на украинском, тогда с началом учебного года переходим на него. Если на русском – останется все на русском».

Я ведь не враг детям. Моя задача – обеспечить пожелания родителей. Ведь в демократическом обществе главные заказчики образования – родители!

Затем было бурное обсуждение. Родители возмущались созданной в образовательной сфере города ситуацией. В итоге – 101 из 102-х родителей написали заявления на мой адрес и в городское управление образования с требованием сохранить преподавание в гимназии на русском языке.

После этого я подписал составленный мной соответствующий учебный план на 2009 – 2010 год о преподавании всех предметов во всех классах на русском языке и вручил его начальнику управления образования. Он был вынужден его подписать прямо в зале, поскольку родители сказали, что не выпустят его, пока он этот документ не подпишет.

В результате 1 сентября этого года новый учебный год в нашей гимназии начался так, как и желали этого родители – на русском языке.

– Зная чиновничьи нравы, как–то не верится, что все так просто…

– Да, управление образования продолжает врать и вилять. Вот недавно, 5 октября,  я получил распоряжение за номером 1540 с требованием  представить отчет о том, как идет в гимназии процесс введения двуязычного русско–украинского обучения по ряду предметов. А до этого Чербаджи  публично заявлял, что якобы никакой украинизации образования в Севастополе нет! Но, как видите, с  директоров школ и гимназий об этой украинизации  уже требуют отчитываться. А в том приказе № 461 четко, по пунктам сказано: внедрить в пятом – шестом классах преподавание на русском и украинском  истории, внедрить в седьмом – преподавание географии,  и так далее.

– Как вы оцениваете произошедшее на собрании?

– Я считаю, что это знаменательное явление. Это свидетельство тому, что у нас появляются зачатки гражданского общества. Если бы народ не поднялся, то государственная власть после этого делала бы с нами, что хотела. Нынешняя местная власть нам здесь не поможет, поскольку это власть назначенцев, власть «засланцев», они готовы выполнить любое распоряжение, которое придет сверху.

Городское управление образования, тем более, стоит в позиции «чего изволите», это образцовая чиновничье – бюрократическая контора, просто идеальная в этом смысле. Дальнейшее зависит только от нас.

– Спасибо вам за беседу.  Успехов в вашей борьбе.

 Сергей Хрулев

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Голос Парижа: “Зуав с Малахова кургана”

Литвину кресла спикера мало! “Платиновая акция” дорожает?