in

СУДЕБНЫЙ МАРАФОН ДЛЯ ЕЯ ВЕЛИЧЕСТВА

Как известно, Хозяйственный суд Севастополя после продолжительного рассмотрения удовлетворил иск СГГА к горсовету о признании решения № 4148 от 23 апреля 2008 года «Об установке в сквере у Дома офицеров флота по ул. Ленина памятника императрице Екатерине II» противозаконным. Да здравствует суд эпохи незалежности – самый ангажированный суд в мире!

ИМПОТЕНТЫ ПРАВЯТ БАЛ?..

Утром 1 июля задолго до начала заседания к зданию суда стал подтягиваться народ. Звучащие с магнитофона патриотические песни оказались удивительно созвучными всеобщему настроению:

–Севастополь – не просто город русской воинской славы, а священный город…

–А без исторических корней – это Жмеринка у моря…

–У каждого своя политика. Если человек живет в социуме – он всегда в политике. Просто у одних политика шкурная, а у других – патриотическая…

В аналогичном ключе прошел и короткий митинг. Руководитель правозащитной ассоциации «Морское собрание» Владимир Стефановский подчеркнул, что в праве севастопольцев на увековечение основательницы города «нет никаких сиюминутных политических соображений». Ведь «памятник Екатерине II – это наша культура, миропонимание, наши традиции и история – города и нас с вами».

Заместитель председателя севастопольского отделения «Союза русского народа» Арсений Тевосов рассказал о беседе с благочинным Севастопольского округа отцом Сергием, который сказал, что лично освятил памятник на открытии, и никто не должен тронуть изваяние. Значит, считает А. Тевосов, «если у властей нет уважения даже к своему духовному лидеру, то, извините, это уже нелюди».

Депутат Нахимовского райсовета историк Татьяна Чепель подчеркнула, что «севастопольцы – очень свободный народ. И обе героические обороны это доказали. Не считаться с севастопольцами – это, извините, себя не уважать. И если в этом суде осталась хоть какая-то капля демократии – подлинной власти народа, а не на киевский и американский манер, – значит, он вынесет нормальное решение».

Решительно была настроена председатель «Русской общины Севастополя» Татьяна Ермакова: «Екатерину они, конечно, не снесут. Но если только к ней прикоснутся – как бы не полетели с пьедесталов Сагайдачный и Шевченко…». Администрация же Куницына, затеяв «судебную издевку», «нагло изгаляется над народом».

,

В те минуты никто не заметил, что кто-то изловчился наклеить на стальные ворота суда листовку с заголовком «Доска позора» и портретом мэра. Текст цитировать сложно из-за нелицеприятных фраз, но все же приведу некоторые фрагменты: «Команда Куницына – это накипь тухлого бульона… Таких на Западе забрасывают тухлыми яйцами и помидорами… В лучшем случае торт в… (надо, наверное, заменить слово – Авт.) лицо. Своим присутствием они позорят наш славный город-герой. Циник и демагог, он через СМИ проявляет о нас заботу и любовь. Полюбил волк кобылу… Известно, что черного кобеля добела не отмыть». Сказано там и о сути деяний мэра, укладывающихся, по мнению авторов, в перспективу: «Чемодан, вокзал, тюрьма!».

Остроумно было сказано о новоявленной партийной карьере мэра сотоварищи в фаворе у официального Киева: «Сейчас идет тасовка «старой колоды»… В созданный «Единый центр», похоже, войдут полинявшие голубые и оранжевые проходимцы…». И лаконичная, но исчерпывающая оценка самой партии: «Ребенок, похоже, умер, не успев родиться. Изначально запланирован выкидыш, так как родитель – политический импотент».

По плодам их узнаете их – гласит библейская мудрость. Кто-то созидает города и державы, а кто-то – карточные домики партий, где он – царь и Бог. Между судьбоносными деяниями созидателей и сиюминутными конъюнктурными потугами временщиков державного и регионального масштаба – дистанция огромного размера.

Интересно, что стражи правопорядка, стоя почти впритык к воротам, прекрасно видели листовку, но, сохраняя олимпийское спокойствие, не бросились соскребать ее и давать народу от ворот поворот. И прокламация еще долго привлекала внимание случайных прохожих.

«ГЛУХОЙ КУТ»…

Зал суда в этот же день собрал почти полный кворум заявленных участников процесса. Рядом с главным мэрским полпредом Максимом Головиным сели инспектор государственного архитектурно-строительного контроля (ГАСК) Алексей Куницын (как выяснилось, не родич мэра), сотрудники государственного управления земельных ресурсов в городе Севастополе Андрей Василенко и управления культуры и туризма Сергей Березовский. Расположившиеся напротив ответчицы – заведующая юридическим отделом исполнительного аппарата горсовета Елена Близнюк, зам. председателя фонда культуры и истории имени Геннадия Черкашина Раиса Семенова и делегированная комиссией земельных и водных ресурсов горсовета Елена Орлова воспринимались тоже четверкой – вместе с изображением богини правосудия Фемиды в нише за их спинами.

,

Несмотря на неявку представителя управления архитектуры и градостроительства (от истца), судья Виктор Алсуфьев, посетовав на чье-то желание загнать проблему «в глухой кут», поинтересовался у сторон, готовы ли они на завершение дела «шляхом перемирия», и, получив категорический отказ истца, перешел «до розгляда справы по сути».

За небольшим исключением, выступления шли на мове. Насколько я поняла, камнем преткновения стал статус памятника и аналогичный статус… самой императрицы.

Из выступления М. Головина и наводящих вопросов судьи В. Алсуфьева явствовало, что памятник – державный, ибо Екатерина II – «исторический дияч Украины», а, значит, ходатайство в Кабмин о потенциальной установке монумента – прерогатива исключительно исполнительной власти, лихо обойденной горсоветом на виражах.

Но ведь ясно, что не избранный севастопольцами, а назначенный официальным Киевом мэр даже в глубоком трансе не стал бы инициировать в верхах необходимость увековечения российской императрицы. А верхи и в кошмарном сне не свернули бы с незалежного шляху…

Не было и состязательности процесса. Штампованные фразы истца невольно наводили на мысль, что он, как говорится, отбывал номер, считая обсуждение пустой формальностью.

На этом фоне выступления ответчицы отличались последовательностью в отстаивании своей позиции, обоснованностью доводов, четкостью формулировок. Так, пояснив, что в постановлении Кабмина речь идет о государственных деятелях Украины, Елена Близнюк с тонкой иронией уточнила у оппонента и арбитра, правильно ли она поняла, что Екатерина II – тоже «исторический дияч Украины», поскольку Украины «в тот час» не существовало как самостоятельной державы? И в каком нынешнем государственном вердикте сказано, что монарх – это «якась посада»? Также ни Законом о госадминистрациях, ни Конституцией Украины не предусмотрено и право СГГА на судебный иск. Оспариваемый же апрельский вердикт горсовета ни в коей мере не ущемляет права и законные интересы СГГА и является логическим продолжением аналогичного решения 2005 года. И ответом представительного органа власти на предложения широкой общественности увековечить основательницу города.

,

Увы, реплики и вопросы в лучшем случае оставались без ответа, а чаще пресекались на корню: «Пытання снимается. Сидайте, будь ласка».

В целом же обсуждение свелось к заурядной казуистике. И становилось все более очевидно, что выступи на стороне горсовета хоть Федор Плевако или Анатолий Кони – эффект был бы аналогичным.

…И КРУТЫЕ ВИРАЖИ

В 11.40 в разгар дебатов Виктор Алсуфьев неожиданно объявил перерыв до 15.30 –следующего дня утратившими силу 2 июля. Сюрпризом от истца стал проект решения сессии горсовета о признании решений 2005 и 2008 годов утратившими силу.

–Это не мировое соглашение, – парировала Елена Близнюк. – И не процессуальный документ, ибо официального обращения от СГГА в адрес горсовета не поступало. Возможно, это некое подобие проекта решения горсовета – творчество представителя истца.

А в целом день оказался фактически потерянным – из-за вновь не явившегося представителя управления архитектуры и градостроительства СГГА. На прямой вопрос Виктора Алсуфьева: «Нияким чином не можете забеспечить явку?» Максим Головин удрученно ответил вопросом: «Может, приводом?».

Был объявлен перерыв до 17 часов – как выяснилось, не для истца и ответчицы, ибо судья использовал получасовое «окно» для продолжения рассмотрения еще одного многотомного иска СГГА к горсовету – кажется, на тему напрочь забытого референдума… На возобновившемся в 17.10 «екатерининском» процессе архитектора мы так и не увидели. На вопрос судьи Максим Головин ответил:

–Во исполнение решения мною был сделан звонок. По какой причине представитель не явился – не знаю.

Наверное, не захотел подчиняться рядовому клерку…

–Кто сейчас выполняет обязанности руководителя СГГА? – поинтересовался судья.

–Куницын Сергей Владимирович, – ответил М. Головин.

–Видимо, придется обеспечить явку первых лиц СГГА, – констатировал В. Алсуфьев.

В самом деле, почему инициатор иска ограничился делегированием нерасторопных подчиненных?

ПИТЬ ИЛЬ НЕ ПИТЬ – ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС

3 июля в 9.30, наконец-то заседание осчастливил своим присутствием заместитель главного архитектора Владимир Букреев, заявив поначалу, что, мол, не готов сообщить что-либо по существу дела.

–С паршивой овцы хоть шерсти клок, – подбодрил его судья.

«Клок», однако, оказался весьма солидным доводом… в пользу горсовета. В. Букреев подтвердил, что вопрос об установке памятника в сквере напротив Дома офицеров градостроительный совет рассмотрел еще в декабре 2005 года, одобрил предложение горсовета, дал рекомендации на дальнейшее оформление и получение разрешения на строительство.

,

Яснее ясного – только не суду. В. Алсуфьев настойчиво предложил архитектору детально изучить все многотомное дело:

–Суд так настоятельно добивался вашего участия не из вредности. Я прошу прощения, это не бракоразводный процесс. Мы будем заботиться о вашем здоровье. Спиртное вам пить сегодня нельзя – даже с учетом вечерних гостей…

Воспользовался ли В. Букреев добрым советом, выяснить не удалось, ибо 4 июля в назначенный час в зал суда он не пришел, а, видимо, передал официальный ответ своего ведомства, в принципе, подтверждающий предыдущие показания, а в финале переводящий стрелки на управление культуры и туризма.

В последующих судебных прениях М. Головин сказал, что цель иска – не снос памятника, а признание политического решения сессии горсовета противоправным.

Представители третьих лиц от СГГА положились на усмотрение суда. «Самая удобная позиция», – констатировал В. Алсуфьев.

Елена Близнюк с целью более четко донести свою позицию с разрешения суда выступила в прениях на русском языке, констатировав «потрясающие заявления СГГА о соблюдении правопорядка по установке памятников», когда «памятник Сагайдачному вообще не оформлен никаким документом, а подготовку площадки в сквере у собора Петра и Павла под памятник Кириллу и Мефодию уважаемый суд мог наблюдать лично». И в то же время налицо «желание СГГА бороться с памятником Екатерине».

 Горсовет же «даже при допущении каких-то неточностей в изложении своей воли в собственных решениях выполнил все требования действующего законодательства в рамках полномочий, определенных законом о благоустройстве населенных пунктов. Установка объекта монументального искусства – вполне законная цель, и она абсолютно соотносится с задачами, поставленными перед органом местного самоуправления и территориальной громадой, и подтвержденными Европейской хартией местного самоуправления… Безусловно, горсовет действовал обоснованно, потому что полемика относительно статуса памятника местного значения может рассматриваться исключительно в контексте Закона об охране культурного наследия Украины. Честно говоря, жителям города на самом деле абсолютно все равно, возьмет ли государство под свою охрану памятник Екатерине. Я думаю, что севастопольцы сами будут его охранять. И напоследок я бы хотела категорически возразить на заявление истца о том, что решение о памятнике является политическим. Оно не может носить политический характер по одной простой причине: поскольку желание жителей территориальной громады иметь в своем городе архитектурное изображение основательницы города, в принципе, аполитично по своей сущности».

Раиса Семенова подчеркнула, что «возможно, и не было бы этого суда, если бы руководители исполнительной власти прислушивались к мнению севастопольцев».

ВЕРДИКТЫ И ЭКСПРОМТЫ

Тем не менее, суд удовлетворил иск СГГА. Но… после оглашения вердикта жрец хозяйственного правосудия позволил себе примечательный экспромт для журналистов:

–Исковое заявление в производстве суда находится достаточно давно, поскольку администрация не могла должным образом оформить свой иск… Эта проблема не стоит выеденного яйца. Более чем неидеально и уязвимо и решение городского совета. Достаточно было тридцати минут для внесения изменений в решение сессии… Извините, у меня создается впечатление, просто-напросто, своего рода провокации. После приведения этого решения в законную форму следует ожидать иска о сносе памятника. После этого надо вводить казаков, а затем вызывать дополнительные подразделения соответствующих служб. Прекрасно, ведь впереди – выборы Президента… И, к сожалению, практически все дела с участием городского совета и администрации просто вызывают удивление. Их быть не должно. Их, я прошу прощения, скорее всего, специально провоцируют. Ну, что ж, переходим к рассмотрению следующего дела по иску СГГА к горсовету. Если есть желание у средств массовой информации, то сериал продолжается…

Пишущая и снимающая братия желания не выразила, дружно покинув зал.

Между тем, подножие памятника императрице утопает в цветах. И кажется, что императрица со снисходительным сочувствием взирает на суетящихся царедворцев незалежной державы. И с благодарностью – на народ.

Ольга СИГАЧЁВА

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Сказка становится былью или зачем прокуратуре понадобился аэропорт?

16 марта. Регби. Болеем за наших!