in

Сказ о трех памятниках

Подарки бывают разные: долгожданные сюрпризы, а также подношения из разряда «дареному коню в зубы не смотрят». В собственном жилище именинник ставит сюрприз на почётное место, а ненужную вещь заталкивает с глаз долой на антресоли или в кладовку.

К 225-летию Севастополь получил в дар три памятника…

,

«КОЗАКИ ГУЛЯЮТЬ».  МЭР С НИМИ

В Гагаринском районе в переулке Античном на просторной площадке у президентского дома праздничное утро субботнего дня ознаменовалось увековечением гетмана Петра Конашевича Сагайдачного – не в названии флагманского корабля ВМСУ (ибо сей факт свершился ранее), а в монументе.

В строгом строю стояли моряки в парадной форме и военачальники во главе с командующим вице-адмиралом Игорем Тенюхом. Рядом – военный оркестр. Чуть поодаль выстроились казаки в красных и синих шароварах, подпоясанных кушаками, нарядных вышиванках и меховых головных уборах.

В передней шеренге стояли наиболее почетные гости: мэр Сергей Куницын с желто-голубым флажком в руке, спикер горсовета Валерий Саратов, глава Гагаринской райадминистрации Сергей Заец, президент корпорации «Трансконтиненталь» и, как выяснилось, меценат проекта Сергей Колесников, командующий Черноморским казачьим округом украинского реестрового казачества генерал-полковник Анатолий Жерновой и несколько чиновников рангом пониже.

С. Куницын, терзая себя и мову, явно для него не привычную, поздравил собравшихся «от имени державы, от имени президента Украины с большим событием, которое совпадает с днем 225-летия со дня основания Севастополя… И я очень доволен тем, что именно сегодня, в день рождения города, мы открываем этот прекрасный памятник. Я узнал, что он у нас лежал четыре года на складе предприятия «Авлита». И когда мы с командующим ВМСУ вице-адмиралом Тенюхом об этом дознались, то решили, что памятнику Сагайдачному в Севастополе быть».

М-да… Понятно, что в отсутствие Закона о статусе Севастополя президент державы единолично осуществляет мэрский кастинг и ведёт избранника в номера… пардон, в коридоры власти. Но мэру при этом так суетиться, по меньшей мере, несолидно. Тем не менее, постфактум журналистам он заявил: «Теперь уже ни у кого не будет сомнений в том, что это украинский город».

,

Валерий Саратов был гораздо дипломатичнее: «Мы открываем памятник гетману Сагайдачному здесь, где господствуют ветер и воля. Свободолюбивому гетману это место однозначно бы понравилось… Мы сегодня открываем второй памятник – после памятника депортированным народам. Та толерантность, которая существует сегодня в Севастополе, то взаимное уважение друг к другу позволяют нам смотреть в будущее с оптимизмом».

В других выступлениях, особенно пана И. Тенюха, констатировался выявленный, наконец, после «столетней цензуры» полководческий гений Сагайдачного, а также личная храбрость, заслуги в деле защиты православия и отстаивания национальных интересов, другие ценные качества, позволившие гетману занять «особое место в пантеоне мировой славы».

Широкой общественности, к которой апеллировали ораторы, кстати, на митинге не наблюдалось – если не считать, что ближе к его завершению в отдалении замелькали оранжевые флаги «нашеукраинцев».

Под мелодию песни «Ревет и стонет Днепр широкий» почётные гости откинули покрывало, и взорам открылся высокий постамент, увенчанный статуей. Думается, её проблематично назвать творческой удачей скульптора (который, кстати, в отличие от мецената, на церемонии не появился – видимо, от скромности). От комментариев по поводу художественных достоинств «твору» воздержусь, ибо отзывов и так более чем достаточно – от недоуменных до уничижительных.

Рядовые сограждане изощряются в остроумии, а специалисты, видимо, не находят нужных слов. В подобной ситуации император Николай II страстотерпец тактично ограничивался обтекаемой резолюцией: «Более, чем оригинально»…

При детальном рассмотрении серии сделанных фотоснимков я увидела у подножия статуи на одной из деталей, изображающей то ли гребень волны, то ли хвост обитателя морских глубин, а, возможно, банальную ленту, загадочную надпись: «Козаки гуляють»… Захотелось перефразировать классика поэзии: если памятники открывают, значит, это кому-то нужно…

,

«ПОД СВЕЖЕЙ СИНЬЮ«ПОЛОТНЯНЫХ КРЫЛ»

На склоне Центрального городского холма в уютном сквере у Петропавловского собора на открытии памятника великим славянским просветителям Кириллу и Мефодию первый зампред СГГА Владимир Казарин очень кстати вспомнил стихотворение поэта Леонида Вышеславского:

Мне видится: взрезая килем воды,

Под свежей синью полотняных крыл

Везет нам зёрна азбуки Мефодий,

Приносит соль кириллицы Кирилл.

Плывут все эти азы, буки, веди,

Все эти буквы, коими пишу,

Лишь грамотей о них когда-то ведал,

Теперь они ясны и малышу…

В древней летописи Палее говорится: «А грамота русская явилася Богом дана, от нея же учился Философ Константин и написал свои книги на русском языке».

Константин (после принятия монашества – Кирилл) и его брат Мефодий из греческого города Солуни (Салоники) вошли в историю как проповедники христианства и великие просветители славян, создатели славянской азбуки.

В 860 году в ходе византийского посольства к хазарам они более полугода находились в древнем Херсонесе, где обнаружили мощи святого Климента, мученически погибшего на таврической земле в I веке нашей эры. Здесь же, как гласит предание, братья создали язык, называемый ныне церковнославянским и перевели на него Священное писание и другие богослужебные книги.

В память о судьбоносной миссии славянских просветителей на территории Херсонеса Таврического в Дни славянской письменности и культуры проводятся Кирилло-Мефодиевские чтения с участием писателей ближнего и дальнего зарубежья. Может быть, логично было бы открыть памятник Кириллу и Мефодию там, но руководству СГГА больше приглянулась территория близ Петропавловского собора, где памятник тоже хорошо вписался в античный архитектурный ансамбль.

,

Незадолго до официального открытия журналисты пообщались с автором памятника харьковчанином Александром Демченко. Молодой скульптор не скрывал искреннего волнения:

– Волею случая, или, точнее, судьбы я соприкоснулся с этой благодатной темой. Работа шла нелегко, но, тем не менее, – на одном дыхании. Ведь времени от начала до завершения проекта было всего два месяца…

Несомненно, магия великих личностей и творческое вдохновение помогли сконцентрировать эмоции и найти для воплощения духовной красоты просветителей и величия их миссии точное композиционное решение, которое, наверное, можно назвать иконописью в металле.

Работники Балаклавского рудоуправления столь же ударными темпами подготовили площадку и осуществили благоустройство территории.

После обряда освящения, совершенного благочинным Севастопольского округа отцом Сергием под звон колоколов, к подножию памятника легли цветы. В том числе – от севастопольских и крымских болгар. Ведь, как выяснилось, идею открытия памятника выдвинули именно они…

,

НАРОДНЫЙ ПАМЯТНИК ЕЁ ВЕЛИЧЕСТВУ

Шесть месяцев длилось путешествие императрицы Екатерины II из Петербурга в Севастополь в далеком 1787 году.

Эпопея увековечения основательницы города и Черноморского флота волею обстоятельств затянулась на годы. Едва не сорвалась в силу грянувшего, как гром средь ясного неба, экстренно сфабрикованного судебного вердикта в предъюбилейные дни. И, наконец, ранним воскресным утром 15 июня – в день Святой Троицы – завершилась благополучно и блистательно!

Едва рассвело, народ с букетами и корзинами цветов стал собираться в сквере на улице Ленина. Беспрепятственно – в силу отсутствия милицейских кордонов. Без разнарядки – только по зову сердца.

Ровно в 7 часов утра красавица в нарядном пышном платье екатерининской эпохи – как выяснилось, не актриса, а сотрудница горсовета Екатерина Черницына, блестяще справившаяся с ролью распорядительницы церемонии, открыла митинг.

Официальная часть прошла по принципу: полнота чувств в краткости изложения. Валерий Саратов, отметив неоспоримые исторические заслуги императрицы в убедительных цифрах и фактах, особо подчеркнул, что открытие памятника в день великого праздника православной церкви – Святой Троицы – «очень хорошее предзнаменование». Спикер искренне поблагодарил сограждан и гостей города – посланцев международной организации «Верное казачество» и крымских казаков за то, что накануне они двое суток надежно охраняли памятник от вероятного вандализма.

Народный депутат Украины Вадим Колесниченко выразил уверенность в невозможности переписать историю, и в том, что памятник императрице станет символом и точкой отсчета возрождения Украины.

Почему бы и нет – в историческом качестве части Новороссии…

Председатель правления фонда культуры и истории имени Геннадия Черкашина и глава Гагаринского райсовета Раиса Семенова считает, что отныне у нас появился «не просто памятник, а памятник чести, достоинства и славы нашего города, и этот памятник по праву можно назвать народным. Ведь строился он на народные деньги, при поддержке всех жителей Севастополя, проявлявших гражданское мужество и желание внести свой вклад в благородное и нужное для города дело. А как ждал этого момента скульптор Чиж! Станислав Александрович, ваша мечта сбылась! Севастополь выполнил свой долг, как выполнили его вы!».

Дочь скульптора Яна Чиж убеждена: «Можно у человека отобрать дом, семью, вырвать сердце из груди. Но невозможно отобрать любовь и Родину».

С ней солидарен депутат Госдумы РФ, верховный атаман союза казаков России и зарубежья, казачий генерал Виктор Водолацкий: «Севастопольцы отстояли право называться городом славы русских моряков. Сегодня мы открываем памятник великой женщине, которая основала Севастополь и сделала его жемчужиной в ожерелье российских городов. Кто-то хочет, чтобы мы забыли свою историю, а некоторые руководители живут по принципу: где больше каши, там и родина наша. Однако народная дипломатия свидетельствует, что славянский народ никому не удастся разорвать. И как символ этого – памятник Екатерине II».

,

На мгновение вспомнилась очередная челобитная так называемого комитета «Украинский Севастополь» президенту о том, что установка памятника «аморальной императрице» приведет «к появлению в украинском городе еще одного места для удовлетворения сепаратистами и российскими шовинистами своих потребностей шовинизма и проведения ритуалов» и, более того, к «гуманитарной катастрофе», чтобы «как можно лучше и циничнее испортить юбилей города».

«Лучше и циничнее»… Умри, Денис, лучше не скажешь… Кстати, панове, интересно, какая великая нужда заставляет вас жить-поживать в городе, основанном «аморальной императрицей»…

Впрочем, если считать гуманитарной катастрофой искреннее ликование народа, тогда, конечно, решающее слово не за журналистами, а за специалистами другой, не менее гуманной области деятельности.

Народ между тем дружно и весело подхватывал припев бардовской песни: «Тут земля царицы Кати и Суворова». Вдохновенно внимал строкам поэтессы Людмилы Гусельниковой:

История непогрешима,

И факт её – неоспорим.

Когда-то здесь Екатерина

Блистала гением своим.

Нам не уйти от почитанья,

Тому всегда причина есть:

Ведь это здесь её стараньем

Наш Севастополь вырос. Здесь!

А в те незабываемые мгновения, когда под песню-гимн города «Легендарный Севастополь» с памятника было снято покрывало, и взорам предстала царственная дама, в облике которой величественность органично сочеталась с грациозностью и обаянием, все почувствовали себя верноподданными – Отечества и Истории…

Ольга СИГАЧЕВА

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

“Жизнь и люди Крыма в 1899 году отъ Леонида Ефанова”

Находчивость севастопольских бомжей – ирония судьбы или с легким дымом