in

Поиск и долг

Общественная инициатива о создании на месте расположения бывшей 35-й береговой батареи мемориального комплекса, получившая полную поддержку практически всех севастопольцев, сейчас как никогда прежде близка к своей реализации.  Первым этапом ее воплощения станут раскопочные работы, проводимые бойцами  Севастопольского  городского объединения поисковых отрядов «Долг» на территории будущего историко-мемориального комплекса.

 Почти каждый севастопольский мальчишка, родившийся  вскоре  после

освобождения Севастополя и Победы в Великой Отечественной войне, становился стихийным поисковиком. Уж очень много следов этих грандиозных событий войны хорошо были заметны даже в ближайших окрестностях нашего города в тот период времени.

Особенно это касалось тех, кого можно назвать «дети войны», чьи родители участвовали в обороне или освобождении нашей черноморской твердыни. Один из них – заместитель председателя Севастопольского объединения поисковых отрядов «Долг» Александр Запорожко,  «в миру» – вот уже почти сорок лет рабочий завода «Парус».

– Александр Павлович, какие обстоятельства привели Вас в ряды севастопольских поисковиков?

– В начале – детские впечатления. Я жил на Северной стороне вблизи Радиогорки, на которой в первые послевоенные десятилетия сохранились не только позиции береговой батареи № 702, но и одно из ее разбитых 130-мм орудий, снятых с эсминца «Совершенный». На полуразорванном орудийном щите надпись суриком «За Родину, за Сталина»… Неподалеку воинское захоронение с надмогильным памятником, выполненным из бортовой пятиконечной звезды этого же эскадренного миноносца. На звезде была выгравирована фамилия погибшего батарейца – Галкин Н.Н.

Когда я уже серьезно занялся поисковой работой, мне удалось выяснить, что это красноармеец трюмной команды корабля, ставший на батарее подносчиком боеприпасов. Тогда же я установил имя того, кто сделал надпись на орудийном щите в 1942 году. Это был командир батарейного отделения боепитания Георгий Гонтарев.

– А что Вас непосредственно подтолкнуло, заставило обратиться к поисковой работе?

– Это произошло в 1959 году, в начале моей флотской службы. На территории нашей части, находившейся на мысе Херсонес, прокладывалась водопроводная траншея, и во время земляных работ мы обнаружили останки трех воинов. По уцелевшим знакам различия определили, что это майор, старшина 1 статьи и сержант. Останки передали для перезахоронения Исторической комиссии горкома партии.

Ей удалось установить имя майора и затем связаться с его дочерью. Потом дочь приехала в  Севастополь и забрала останки отца для перезахоронения  на его родине. После этого я понял, что значит известное высказывание А.В. Суворова о том, что «Война не закончится, пока не будет похоронен последний павший солдат». И после возвращения на гражданку, работая на заводе «Парус», потихоньку, стал этим заниматься, тогда это называлось движением «красных следопытов», то есть установлением имен и подробностей биографии погибших с помощью писем в различные  инстанции или их знакомым и родственникам.

,

– А как вы обратились к поисковой работе непосредственно на местах боев?

–  Это была осень 1975 года – в Севастополе проходил очередной военно-спортивный и военно-патриотический городской комсомольский слет «Дорогами славы отцов», являвшийся более взрослым аналогом «Орленка» и «Зарницы». И я тогда предложил заводскому комитету комсомола создать на заводе комсомольский штаб «Подвиг», который бы вовлекал молодежь завода в военно-патриотическую и поисковую работу.

И хотя я к тому времени уже вышел из комсомольского возраста, меня включили в состав штаба и поручили возглавить заводскую поисковую группу «Память». Записалось в группу сначала 20 человек, но я им сразу сказал: «Ребята – это не игра в войнушку, и дай Бог, чтобы вас через полгода здесь осталось человек пять». Так и получилось. Через несколько месяцев осталось твердое ядро из пяти человек, к которому постепенно из года в год присоединялось по два-три человека. Причем не только заводчане, но и старшеклассники школ Северной стороны.

– Что стало для Вас и Ваших первоначальных соратников первой крупной поисковой операцией?

– Спустя неделю после создания группы мы приступили к раскопкам командного пункта 61-го зенитного артполка на мысе Толстом Северной стороны. В июне 1942 года в него попал 600-мм снаряд из немецкой мортиры «Карл». Были найдены останки 28 воинов-участников партсобрания в КП, погибших при взрыве. Останки перезахоронили. Найденные документы, личные вещи, оружие были переданы председателю городского Совета ветеранов-зенитчиков, участнику обороны Севастополя Евгению Игнатовичу. Ну, а дальше были  раскопки на позициях 702 береговой батареи, вдохновившей в свое время дух севастопольского поисковика, установка на ней памятного знака. Поиск на территории возле Радио горки, где в начале 80-х началась застройка многоэтажками.

,

– А в сложные 90-е годы?

– Новый этап нашей работы начался в 1991 году, когда мы вошли в созданное капитаном 2 ранга запаса Юрием Бреславским городское объединение  поисковых отрядов «Долг». Благодаря Юрию Борисовичу значительно расширились масштабы нашей работы, и мы получили доступ для работы на территориях воинских частей, чего у нас раньше не было. Хорошо запомнилась работа внутри Михайловского форта в 1996-1997 годах, где тогда располагалась одна из частей Черноморского флота.

Кроме того, что мы там нашли останки 17 защитников города. Благодаря раскопкам удалось выяснить существенные детали героической обороны форта в июне 1942 года. Форт пал только после его длительного обстрела немецкой тяжелой артиллерией – 21-мм гаубицей. Одна из них сейчас находится на Сапун-горе, разобранная в походное положение.

– Чем, по-Вашему, поисковики Севастополя отличаются от своих коллег из Российской Федерации, Украины и других стран СНГ?

– Не побоюсь выглядеть нескромным, но я бы сказал, что во многом большим профессионализмом. Вот уже десять лет мы проводим в нашем городе Международные Вахты Памяти, на которые приезжают поисковики из других городов, стран СНГ. С  каждым годом все больше приезжает поисковых отрядов, у которых прежние общие патриотические названия сменяются именами их погибших поисковиков – отряд «Памяти…». У нас же в городе за последние сорок лет не погиб ни один поисковик.

– Александр Павлович, хочется пожелать вам новых успехов и чтобы поменьше объективных, и самое главное субъективных, препон вставало на пути вашей благородной деятельности.

– Спасибо вам за постоянную помощь и поддержку!

К.Колонтаев

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Крымские древности: о чем молчит современная археология (продолжение)

Охранник Кинаха – журналисту: «Я тебя, сука, в туалете урою!»