in

«Наш» Костя, кажется, судился – кричали грузчики в порту…

Выражение «газетная утка» сегодня известно практически каждому, однако, далеко не все знают, что оно берет начало еще с XIX века. Один бельгийский журналист в газете написал статью, содержание которой было примерно следующим: “Все вы знаете о прожорливости уток, а один ученый решил провести эксперимент. Он купил 20 уток, одну из них разрубил на куски и отдал на съедение оставшимся, естественно, утки ее съели. Затем он еще 18 раз повторил эксперимент, пока не осталась всего одна утка. Таким образом, прожорливость уток была научно доказана”. Так как статья имела вид очень серьезной, многие ей поверили, и сей “научный факт” долго обсуждался общественностью.

Вероятно, все это и казалось бы смешным, если бы не было столь печальным. Еще в середине XX века небезызвестный «юморист» доктор Геббельс вывел формулу успеха современной журналистики: «Чем чудовищнее ложь, тем быстрее в нее поверят».

На прошлой неделе мировую общественность потчевали очередной «жареной уткой», при этом начинкой для нее стал наш с вами любимый город, а точнее Ленинский районный суд г. Севастополя.

13 марта 2008 г. на страницах авторитетного Российского издания «Независимая газета» была опубликована статья с интригующим названием «НАШ» ответ Гроссу – Прокремлевская молодежь отсудила у ПАСЕ 30 млн. гривен» (авторы Максим Новиков и Леонид Раевский), из которой следовало, что в начале марта сего года Ленинским районным судом г. Севастополя (при этом указывалась фамилия судьи Лядовой) был удовлетворен иск некоего Андрея Соколова к ОБСЕ и ПАСЕ «о защите чести, достоинства и деловой репутации Российской Федерации» в связи с недавними заявлениями ответчиков о несоответствии парламентских выборов 2007 г. в РФ демократическим критериям, принятым в Европе. При этом из статьи следовало, что суд взыскал в пользу РФ сумму морального ущерба в размере 30 млн. гривен.

На следующий день эту информацию растиражировали многие известные СМИ и в одночасье судья Лядова стала воплощением лучших традиций европейской системы правосудия, поскольку как сообщил газете «Взгляд» комиссар движения «Наши» Константин Голоскоков, представляющий интересы истца, решение обратиться именно в украинский суд принималось сознательно. «Мы знаем, что на Западе существует неоднозначное отношение к российской судебной системе. И если бы подобное решение было вынесено в России, на Западе вновь стали бы петь старые песни про ужасную российскую судебную систему. Но решение по делу вынес суд демократического, как считают на Западе, государства», – пояснил он.

Впрочем, сама Татьяна Романовна не сильно радовалась внезапно свалившейся на нее известности, а упорно пыталась вспомнить, как же выглядит этот самый мифический Андрей Соколов. Думаю, читателю, знакомо подобное чувство, когда точно знаешь, что чего-то не делал, но под влиянием убедительной лжи начинаешь сомневаться в собственной правоте.

С этой целью были проверены все журналы, перевернуты десятки томов гражданских дел. Но, увы! Найти сенсационного решения в Ленинском суде так и не удалось. Зато у меня появился официальный ответ председателя суда В.И.Пузиной, из которого следовало, что в период с января по март 2008 года в Ленинский суд исковых заявлений Соколова Андрея или Голоскокова Константина, связанных с выборами в Российской Федерации не поступало и не рассматривалось.

Финита ля комедия! Красивая сказка закончилась, так и не начавшись.

В очередной раз разочаровавшись в людях, я решил зайти на официальный сайт молодежного движения «НАШИ» в надежде докопаться до истины. Ну не может же к данной афере иметь отношение прокремлевское молодежное движение, создание которого в свое время благословил сам президент Путин! Во всяком случае, я думал, что не может. В жизни все оказалось гораздо прозаичнее.

Та же самая «утка» нагло разгуливала по страницам официального сайта движения «НАШИ», издевательски подмигивая мне и потряхивая хвостиком. Причем господин Голоскоков вовсе не оказался фантомом, а напротив обрел вполне реальные очертания пламенного активиста этой организации.

Проследив хронологию выступлений комиссара, я обнаружил интересную закономерность. Впервые о намерении засудить ОБСЕ Константин Голоскоков заявил 7 декабря 2007 г., однако милостиво предоставил европейцам время осознать глубину своего падения и направил в Копенгаген письмо с требованием опровержений. 3 января 2008 г. Константин был задержан на территории Литвы за попытку пробраться в Эстонию без визы, где «наши» несут «вахту памяти» на площади Тынисмяги. К скорбящему солдату комиссар так и не добрался, зато провел 35 суток в Вильнюсской тюрьме.

Уж не знаю, на какие мысли навело его общение с прибалтийскими тараканами, но вернувшись на родину героем, 27 февраля Константин заявил, что ждать больше не намерен (опровержений, как вы понимаете, не последовало) и решил подать в суд, а уже 5 марта появилось первое сообщение о том, что Ленинский районный суд удовлетворил требования Соколова и Голоскокова.

Разумеется, лично мне, очень хотелось бы, чтобы в украинских судах рассматривались дела в течение пяти дней и при этом взыскивались подобные суммы, но еще больше хотелось бы понять, неужели у популярного молодежного движения «Наши» возникают столь серьезные проблемы с кадрами, если комиссарами у них становятся отпетые мошенники?

 Сергей Кажанов

,

Прокомментировать ситуацию мы попросили председателя высшей квалификационной комиссии адвокатуры Украины Владимира Высоцкого

Лично для меня очевидно, что несмотря на откровенную наглость аферистов, фальсификация была выполнена грубо и бездарно. Впрочем, то, что кажется очевидным профессиональному юристу, может быть непонятным для простого обывателя.

Поэтому остановимся подробнее на тексте статьи.

Ни один суд не принял бы к рассмотрению подобный иск. Вдумайтесь. «Иск гражданина Украины в интересах Российской Федерации…». Вряд ли Владимир Путин уполномочил Соколова или Голоскокова представлять интересы России.

Это же касается и территориальной подсудности. По общему правилу иск подается по месту нахождения ответчика (существуют некоторые исключения). Вы не подскажете мне, где в Севастополе расположен офис парламентской ассамблеи Совета Европы? (улыбается – авт.)

Идем далее, «представители ответчика в заседание не явились, несмотря на то, что их уведомили о месте и времени проведения слушаний, в связи с чем суд счел возможным рассмотреть это дело в отсутствие ответчика». Подобные формулировки используются в решениях судов, что говорит о том, что для подделки использовалось настоящее решение. Однако, принять к рассмотрению, рассмотреть, назначить повторное заседания для надлежащего вызова ответчиков, вынести решение – и все это в течение 5 дней?  Это не просто нереально, это фантастика!

Ну, и наконец, сумма морального ущерба (30 млн. гривен). В своей практике лично я не сталкивался с подобными прецедентами. Реальные суммы на порядок скромнее. Кроме того, следует учитывать, что при подаче заявления истец должен заплатить пошлину в соответствии с требованиями декрета «О государственной пошлине». С исковых заявлений о возмещении морального вреда на сумму свыше 10000 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан, взыскивается пошлина в размере 10% от цены иска. Выходит, что господин Соколов заплатил в бюджет около 3 миллионов гривен. Думаю такой иск судья Лядова уж точно запомнила бы.

А если серьезно, то думаю, что подобные махинации вряд ли будут способствовать повышению авторитета молодежного движения «Наши». Более того, рискну предположить, что «родители» этой «утки» вовсе не из белокаменной и к движению «НАШИ» имеют очень опосредованное отношение, а скорее всего, обитают в Украине и имеют вполне конкретные цели…

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Колонка редактора

«Интервью из гроба» Севастопольская власть хоронит малый бизнес