in

«Иду вдоль генуэзских стен…»

Что за прелесть — крымские приморские городки!  Их выбирали великие люди для жизни и творчества: Балаклаву — Александр Куприн, Ялту — Антон Чехов, Алушту — Сергей Сергеев-Ценский, Феодосию — Иван Айвазовский…
 
Душой и сердцем улавливаешь их присутствие сейчас, спустя многие и многие десятилетия.
 
Остановимся-таки в Феодосии. Трудно ее представить без картинной галереи прославленного мариниста. Она добавляет городу особый шарм. Городок и на будущее мог бы остаться городом Ивана Айвазовского. Зачем что-то еще искать? Но благодарные феодосийцы помнили и об Александре Грине. В начале 70-х годов прошлого века на улице Галерейной, в доме, где жил автор «Алых парусов», в 2–3 комнатенках открыли его музей. К настоящему времени он разросся на целый квартал. Этот дом устроен, как железнодорожный состав.
 

Феодосийцы никогда не забывали и о коротком, но навсегда и прочно врезавшемся в память города пребывании здесь Марины и Анастасии Цветаевых. В прошлом говорить об этом открыто не поощрялось. Кто-то полагал, что этого будет достаточно для полного забвения сестер. Но историю, как известно, делают не вожди, а простые люди.

,Всю свою долгую жизнь инженер по образованию Ирина Двойнина собирала исключительно все, что касалось жизни сестер Цветаевых: мебель, предметы обихода, воспоминания…
 
В биографии Марины и Анастасии Цветаевых Феодосия вписана короткой, но ярчайшей строкой. В самом конце лета 1913 года ушел из жизни их отец Иван Цветаев, чьими трудами был создан в Москве Музей изящных искусств. Мать, Мария Александровна, умерла лет на семь раньше. Совсем еще юные сестры осиротели. Почти ежедневно они посещают свежую могилу отца. В весьма почтенном возрасте Анастасия Цветаева написала объемную книгу воспоминаний. Сквозь пласты времени и событий пробились горечь и жажда светлых надежд тех дней.
 
«Смерть папы провела линию рубежа в нашей жизни, — пишет Анастасия Ивановна. — Знаменательно, что Марина и я, каждая по своим семейным причинам, не смогли остаться в Москве — после папы. Надо было уехать куда-то. Из всех городов прошлого сильнее всего позвал нас город, где мы были так счастливы два года тому назад…» Так в октябре 1913 года Анастасия и Марина Цветаевы оказались в Феодосии.
 
Анастасия Цветаева поселилась на улице Анненской (в настоящее время улица Шмидта, 14), Марина и Сергей Эфрон — на соседней улице. Именно у мемориального дома по улице Шмидта Ирина Михайловна чаще останавливалась с мыслями об устройстве в нем музея Марины и Анастасии Цветаевых. Экспонатов для него всё прибавлялось. Феодосийцы живо откликались на публиковавшиеся в местных газетах обращения энтузиастки о помощи и содействии.
 

Против планов Ирины Двойниной и сформировавшегося, в конце концов, под ее руководством общественного совета по созданию музея феодосийские власти не возражали, напротив – поддерживали. Этому учил положительный опыт создания в прошлом музея Александра Грина. Тем не менее, и при попутных ветрах дело двигалось медленно. Судите сами: решение о создании в Феодосии музея Марины и Анастасии Цветаевых на местном уровне принято в 2000 году, официальная же церемония его открытия состоялась 6 июля прошлого года.

,Экспозиция музея была оформлена, как и мечтала Ирина Двойнина, на бывшей Анненской, в комнатах «с запахом моря и вышитыми картинами, с пузатым комодом и глубокими креслами» (Анастасия Цветаева). Это дыхание моря вдыхали, устроившись в удобных креслах, знаменитый феодосийский художник Константин Богаевский, поэт Максимилиан Волошин и другие гости Марины и Анастасии Цветаевых.
 
Небольшой коллектив музея возглавляет Зоя Тихонова — одна из ближайших сподвижниц, ушедшей уже от нас – живых – Ирины Двойниной. Удивляешься и восхищаешься одновременно: как дошла до наших дней мебель, которая помнит хозяев и их гостей? На столе замечаю совершенно незнакомую вещицу.
 
– Это стереоскоп, — спешит на помощь Зоя Александровна, — прибор для рассматривания фотографий. Хозяин дома Эрнест Редлих был профессиональным фотографом. Фотографией увлекалась и Анастасия Цветаева.
 

На диване замечаю мандолину. На погоду она потрескивает тончайшим деревом, позванивает струнами. А играл на ней Марине и Анастасии Цветаевым офицер некогда расквартированного в Феодосии Виленского полка Шорохов.

,К мемориальным экспонатам можно отнести написанные Мариной Цветаевой в Феодосии стихи:
 

Над Феодосией угас

Навеки этот день весенний

И всюду удлиняет тени

Прелестный предвечерний час.

Иду вдоль генуэзских стен,

Встречая ветра поцелуи,

И платья шелковые струи

Колеблются вокруг колен.

И скромен ободок кольца,

И трогательно мал и жалок

Букет из нескольких фиалок

Почти у самого лица.

           Феодосия, 1914 год.

Стихотворение помечено весной 1914 года. В июне этого военного года Марина и Анастасия Цветаевы оставили Феодосию. Анастасия Ивановна в своих воспоминаниях напишет: «Мы не ошиблись, выбрав Феодосию».

В наши дни состоялось их возвращение в полюбившийся приморский город. Виртуальное возвращение. Навсегда.
 
А. Калько.
На снимках: экспонаты музея.

Фото автора.

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

«Забота о здоровье» автолюбителей: в МРЭО ГАИ г. Севастополя построена полоса препятствий

Пиротехники Центра «Лидер» проводят работы по поиску и обезвреживанию взрывоопасных предметов на территории Севастополя