in

Владимир Высоцкий о событиях 5 июля на Графской: «Прежде чем делать громкие заявления, защищая власть и порождая напряженность в обществе, нужно обратиться к закону…»

События 5 июля 2008 г. на Графской пристани сегодня активно обсуждаются общественностью. Об этом говорят в транспорте, на работе, с экранов телевизоров. Мнения разные.

Мы решили выяснить точку зрения профессионального адвоката, председателя Высшей квалификационной комиссии адвокатуры Украины В.И.Высоцкого.

– Владимир Иванович, 16 июля на пресс-конференции народный депутат Украины Вадим Колесниченко сообщил, что на базе АО «Адвокатская контора Высоцкого В.И.» создана группа юристов для защиты интересов горожан, права которых были нарушены действиями ВМСУ на Графской пристани. Правда ли это?

– Группы создают, например, для расследования резонансных преступлений. В адвокатском объединении нет такой необходимости. У нас имеются специалисты из разных отраслей юриспруденции: уголовное право, административное право и т.п. Несколько наших адвокатов и юристов плотно занялись этим делом. Все они высококлассные специалисты. Никаких рабочих групп не создавалось. А вот помощь наше объединение оказывает, и не только по административным делам, но и осуществляет защиту тех лиц, которых задержали в связи с событиями на Графской пристани.

– И много таких дел?

– Исходя из ситуации, я полагаю, что будет несколько дел. Многие иски уже готовы, но давайте пока не будем об этом говорить из тактических соображений. Дабы наши оппоненты не смогли что-либо отработать или подготовить какие-либо документы. Не исключена возможность и фальсификации документов.

Ситуация очень трагична, как для Севастополя, так и для Украины и России. Дружбу между нашими странами кто-то пытается расколоть. Поэтому мы, не задумываясь, согласились оказывать помощь всем севастопольцам, которые попали под машину, именуемую правоохранительными жерновами. Это наш долг.

,

– О перспективах дела, наверное, рано еще говорить?

– Почему же рано? Об этом нужно говорить, хотя я не хотел бы уподобляться тем деятелям, которые безапелляционно заявляют о том, что имеет место особо злостное хулиганство, что эти действия совершены с целью грубого нарушения общественного порядка, что эти действия связаны с сопротивлением лицам, осуществляющим охрану общественного порядка. Пусть люди, которые переписывают в постановление о привлечении в качестве обвиняемых содержание статьи 296 уголовного кодекса, задумаются. К какой категории они отнесут матросов срочной службы, которым якобы оказано сопротивление?

В то же время и руководство севастопольской милиции, и глава СГГА уже называют севастопольцев хулиганствующими элементами. Но это же нонсенс!  Какой суд это установил? Неужели Сергей Владимирович сам лично проводил следствие?

И это говорят люди, которые облечены властными полномочиями! Они должны, в первую очередь, защищать этих граждан. Объективность у них должна быть на первом месте.

– То есть вы негативно оцениваете последние заявления руководства севастопольской милиции и СГГА?

– Честно говоря, мне даже стыдно оценивать эти заявления. Я с большим уважением отношусь к позиции городской прокуратуры. Заметьте, ни одной оценки событиям 5 июля со стороны прокуратуры мы пока еще не прочитали. Будем надеяться, что в нашей прокуратуре работают люди, которые знают, что такое объективность.

А вот с милицией гораздо сложнее. Я внимательно смотрел выступление начальника следственного управления УМВД Романа Литвинова. Как минимум, субъективный подход там присутствует. Следователь же должен быть, во-первых, объективным. Во-вторых, его действия должны четко соответствовать требованиям уголовно-процессуального законодательства. Он же следователь, а не политик.

Начальник милиции откровенно заявляет, что ничего не знал о готовящихся мероприятиях. А как же оперативное обеспечение?! Если вы говорите, что агрессивно настроенные горожане по предварительному сговору планировали совершение преступления, то почему вы ничего не сделали, чтобы пресечь их действия или действия, провоцирующие подобное поведение? Неужели о том, что может произойти, не знала и служба безопасности Украины? Я уверен, что знала и вовремя предоставила информацию в органы внутренних дел.

Но давайте остановимся на составе этого так называемого преступления. Каждый юрист знает, что такое причинно-следственная связь. А кто определил причины происшедшего? Кто задался вопросом, а почему там появились военнослужащие срочной службы? Что там делала военная служба правопорядка с резиновыми дубинками? Кто отдал такой приказ? В таком случае адмиралы и полковники должны сидеть на скамье подсудимых.

,

– Так они перекрыли проход на Графскую пристань, главную достопримечательность города…

– Не будем возвращаться к тому, что вы уже писали. Я читал, хотя и не согласен с вашей оценкой действий ВМСУ как провокационных. Незаконными были действия командования ВМСУ, которое направило туда военнослужащих. Но в основном вы правы. Существует закон, по которому граждане имеют право на свободное передвижение. Существует исчерпывающий перечень возможных ограничений. Никто не имеет права запретить человеку посещать памятник национального значения. Кто разрешил выставлять какие-то заборы, выставлять военнослужащих? Так разберитесь в с этим в первую очередь!

Не берусь давать политических оценок, я прежде всего юрист. Но откройте законы, например, закон Украины «О свободе передвижения и свободном выборе места проживания в Украине», закон Украины «О милиции». Есть закон «О воинской службе», закон «О вооруженных силах Украины» и Конституция, которые прямо запрещают использовать военнослужащих в подобных случаях. Где те отцы-командиры, которые вышли бы и сказали, что они тоже несут часть ответственности? Измельчали. Зачем же детей подставлять? Разве в этом повинно только гражданское население? Но это же необъективный подход.

Сейчас и руководство СГГА, и командование ВМСУ, и общественная организация «Украинская громада Севастополя» заявляют, что были получены все необходимые разрешения на установку доски. Но если эти разрешения существуют, то предъявите их общественности!  Графская пристань является памятником истории и архитектуры национального значения. Если мы обратимся к закону «Об охране культурного наследия», то выясним, что охрана этого памятника осуществляется соответствующим центральным органом. В документе, на который так активно ссылаются ВМСУ, написано «не возражает», а, исходя из требований закона, необходимо получить разрешение.

Вот передо мной совместный Приказ государственного комитета строительства и архитектуры и министерства культуры и искусств Украины от 30 ноября 2004 г. №331/806, в котором утвержден порядок создания памятников и монументов в Украине. Здесь детально расписана процедура: сбор необходимых документов, обоснование, исследование. Обращаю внимание, обязательно согласование с органами местного самоуправления.

Давайте отвлечемся на минуту: сверление отверстий в подпорной стене Графской пристани – это причинение вреда? Существует где-нибудь письменное заключение специалистов, что данные действия не приведут к порче памятника? Думаю, вряд ли. Если бы оно было, то глава администрации с удовольствием продемонстрировал бы его журналистам. Неужели для того, чтобы научиться бережно относиться к нашим святыням, необходимо дождаться их разрушения, как это произошло с башней Чембало в Балаклаве?

Далее. Памятник Графская пристань выражает какую-то мысль ее создателей, с ее созданием было запечатлено некое событие. Авторы таким образом смогли материализовать свою мысль и преподнести будущим поколениям. Когда там появляется какая-либо табличка, не разрушает ли она целостное представление о памятнике? Кто-нибудь об этом думал? Нет, конечно!

– Это примерно то же, что если памятнику Нахимову вместо подзорной трубы вложить в руку, например, украинский флаг. Жутко патриотично, но разрушает целостное восприятие…

– Давайте не будем об украинском флаге. Но по сути – вы правы.

В законе Украины «Об охране культурного наследия» четко сказано, что в полномочия Кабинета министров Украины входит, цитирую: «предоставление разрешения на проведение работ на памятниках национального значения и их охранных территориях» Это ответ на вопрос, каким образом должен был действовать инициатор установки этой доски. Прежде чем делать громкие заявления, защищая власть предержащих и порождая напряженность в межнациональных отношениях, нужно обратиться к закону.  

Согласно ст. 24 Закона Украины «Об охране культурного наследия», такие памятники подлежат особо тщательной охране со стороны государства. В ней четко указано, что «запрещается изменять назначение памятника, его частей и элементов, делать надписи, обозначения на  нём и т.п.»

,

– Хочу уяснить для себя, фраза «не возражаю» разве не подразумевает «разрешаю»?

– Нет, конечно! Из этой фразы следует только одно разрешение – на проведение целого комплекса мероприятий. Попробуйте спросить того киевского чиновника, который написал «не заперечую». Он наверняка ответит: «Нет, ребята, вы сначала сделайте то, что положено по закону, а уж потом устанавливайте».

Есть статья 30, которая так и называется «запрет деятельности, которая представляет угрозу для памятников». Из нее следует, что органы охраны культурного наследия должны пресечь деятельность любых физических или юридических лиц, которая создает угрозу памятнику и нарушает требования законодательства об охране культурного наследия.

– Значит, Куницын должен был не обвинять севастопольцев, а, наоборот, поблагодарить их за выполнение работы, возложенной на органы исполнительной власти?

– Да, конечно! Эти ребята, пусть исходя из собственных убеждений, но фактически защищали памятник национального значения. Они сделали то, чего не сделала администрация и соответствующий орган охраны культурного наследия.

Мне хочется, чтобы меня поняли. Я не оправдываю ни одну, ни вторую сторону. Нельзя было доводить дело до рукоприкладства. Но давайте все же разберемся, что явилось причиной этого столкновения. Да не имеет значение, чему посвящена эта доска. Важно то, что она функционально не соответствует назначению этого памятника.

,

– Каков же выход, по вашему мнению?

– Чтобы объективно рассмотреть все эти вопросы, необходимо создать оперативно-следственную группу, в которую будут входить следователи военной прокуратуры, следователи органов внутренних дел, сотрудники СБУ. Не стоит превращать все это в банальную уголовщину, да еще и с заранее известным обвинительным уклоном. Здесь присутствует очень много пограничных нюансов. И сделать комплексный вывод в наших же интересах. В противном случае мы не решим проблему, а только загоним ее в угол, сохранив напряжение в обществе. Тогда мы можем ожидать еще более серьезных социальных потрясений в Севастополе.

Севастополь – очень непростой город. И не только потому, что имеет особый статус и не имеет специального закона. А потому, что севастопольцы воспитаны на особых традициях, ориентированы на особые ценности, имеют особый боевой дух. Их нельзя ломать через колено.

Нужно вообще забыть о национальном факторе. Когда пан Мамчак заламывает руки и заявляет о том, что призовет на помощь крымских татар, мне хочется спросить его, он что, возомнил себя Богданом Хмельницким? Такие заявления вбивают гвоздь в межнациональные отношения.

Непонятны заявления того же пана Мамчака, что доску все равно установят. Все равно кому? Пусть задумается, кому он служит? Жителям Севастополя? Объединению двух братских народов? К сожалению, те лица, против которых сейчас развернуты репрессии, которых бросают за решетку, являются сегодня заложниками этой ситуации.

,

– Вы как председатель ВККА можете повлиять на ситуацию?

– Я буду влиять на ситуацию, в первую очередь, как севастополец и адвокат. Разумеется, как председатель ВККА я буду поднимать этот вопрос на самом высоком уровне.

– Можете ли вы дать какой-нибудь полезный совет тем, кому, возможно, еще предстоит быть задержанным?

– Думаю, что советы своим подзащитным дадут адвокаты. Но если говорить о тактике поведения, то я бы советовал говорить правду. Тем более, что им нечего скрывать. Я общался с участниками событий и знаю абсолютно точно, что нет ни одного человека, который пришел бы туда с целью нарушения общественного порядка.

– Не исключаете ли вы возможность того, что все происходящее имеет одну цель – добиться введения в городе прямого президентского правления?

– Может быть. Я не хочу в это верить. Я севастополец и хочу, чтобы здесь были тишина, мир и покой. Чтобы здесь спокойно гуляли наши милые женщины с детьми. Чтобы, не дай Бог, не было кровопролития.

Но я точно знаю, что отсутствие контроля, безграмотность, непрофессионализм, некомпетентность власти можно прикрывать чем угодно…  Правда все равно окажется на поверхности.

Беседовал Сергей Кажанов

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Строительство народного музея «35 Береговая батарея» в Севастополе идет по графику

Мамчак признал, что в Севастополе растет число молодежи враждебно натроенной к украинскому языку и истории и … призвал на помощь татар.