in

Владимир Дергачев: «После распада Украины в Крыму будет провозглашено Русское государство. Но под давлением Запада Россия снова предаст диаспору…»

окончание. Начало в номере 7 и номере 8 за 2008 г.,

Первый этап в начале 90-х годов был связан с попыткой националистических партийных группировок захватить «жизненное пространство» Украины демократическим путем. После провозглашения независимости Конгресс украинских националистов поставил задачу перевоспитания украинского народа в нужном направлении: «прочь от москалей». Об «успехах» деятельности этой националистической партии в 1994-98 годах можно судить по сокращению числа избранных «истинных украинцев» в Верховную Раду от 10 до 5 человек. Попытки «истинных украинцев» демократическим путем захватить всю территорию Украины и всех граждан сделать по своему образу и подобию закончились абсолютным провалом. Все националистические партии вместе взятые не набирали больше 10 процентов голосов на президентских и парламентских выборах. Среди умеренных националистов начала обсуждаться идея о федеративном устройстве страны, чтобы Галичина и другие регионы сохранили свою самобытность.

Второй этап был связан с надеждами захвата «жизненного пространства» Украины с помощью Европейского Союза и частичной передачей суверенитета Западу, используя лозунги европейской интеграции. Однако самостийное государство оказалось не только не востребованным в Брюсселе, но и представляло реальную угрозу европейской демократии. В случае принятия Украины в ЕС автоматически получала легитимность коррумпированная украинская «элита в законе». Это ставило под удар основные завоевания европейской демократии и гражданского общества.

Третий этап был связан с так называемой «оранжевой революцией» и полной передачей в будущем суверенитета Западу. На помощь пришли Соединенные Штаты, которые в геополитических технологиях создания «зон жизненных интересов» используют маргинальные политические и другие силы. С помощью США была осуществлена «революция» и «истинные» украинцы-националисты, используя демократические лозунги в качестве булыжника в борьбе за власть, довели страну до грани распада. Парламентские выборы весной 2006 года показали углубление геополитического (цивилизационного) раскола: вместо двух стало три Украины — галицийская Украина, украинская Украина (Малороссия) и преимущественно русскоязычная Украина.

Пробуждение «регионального патриотизма» на Востоке и Юге Украины стало местной реакцией на националистическую политику киевской «оранжевой» власти, не способной создать консолидированную модель украинского общества и условия для социально-экономического развития регионов. Однако этот местечковый патриотизм так же основан не на принципах европейского регионализма, а на территориальном сепаратизме.
Четвертый этап начался в условиях глубокого политического кризиса, связанного с трансформацией политического устройства страны, переходом от президентской формы правления к парламентско-президентской. В стране установилось реальное двоевластие. И каждой власти нужна была своя Конституция. Националистической партийной группировке нужен Основной Закон, где главы региональных администраций назначались бы президентом-националистом. Таким образом, не мытьем, так катаньем произошел бы захват всех территорий Украины. Другой олигархической партийной группировке с востока Украины нужна сильная власть, чтобы приумножать свои капиталы.

Досрочные выборы осенью 2007 года усилили конфронтацию между организованными партийными группировками, использующие раскол Украины в борьбе за власть и ресурсы. Формальным победителем стала Партия регионов, увеличившая долю в Верховной Раде. Но наибольшего прогресса второй раз подряд добился «непорочный ангел революции» с косой. Доля БЮТа существенно возросла, и таким образом разрыв с главным оппонентом существенно сократился. Блок НУ-НС сохранил свои позиции, а КПУ незначительно увеличила свою долю. Впервые в Верховную Раду прошел Блок Литвина, а социалисты не преодолели трехпроцентный рубеж.

Комментируя результаты внеочередных выборов на Украине, западные СМИ упрощенно делят партийные группировки на прозападные и пророссийские. Реальная конфигурация несколько иная.

Партия Регионов не является пророссийской, представляет крупную донецкую промышленно-финансовую группу (Рината Ахметова), у которой на первом месте бизнес-цели, а не проблемы русского языка и консолидации украинского общества.

Партия регионов уже трижды за короткий срок предавала свой электорат, испугавшись давления с Запада и допустив в результате сговора третий (незаконный) тур президентских выборов во время «оранжевой революции». После прихода к исполнительной власти, она невнятно стала отстаивать внешнеполитический курс на союз Россией, против вступления в НАТО и в защиту русского языка, при этом трусливо обходя главную региональную проблему — федерализации страны. Она проиграла политическую борьбу с оппозицией после выборов весной 2006 года и допустила роспуск Верховной Рады. Олигархический характер этой партийной группировки приводит к тому, что она идет на сговор с украинскими националистами, имитируя решительность.

Таким образом, русскоязычное население в очередной раз в новой украинской истории использовала партийная группировка, не собиравшаяся выполнять своих обязательств. Высока вероятность, что в ближайшие годы партия Регионов сойдет с политической сцены, оставив за собой политические руины на Востоке и Юге страны, и путь для вступления Украины в НАТО будет открыт.

Пропрезидентская «Наша Украина» объединилась с «Нашей самообороной», основанной полевым командиром с Майдана. Ничего не поделаешь, чтобы сохраниться на вершине власти, пришло время самообороняться от собственного народа. Абсурдность и пикантность ситуации заключается в том, что вождем националистического блока с «самообороной» стал действующий Президент страны. Появилось новое национальное блюдо вместо знаменитого украинского борща — украинская сборная солянка. Предвыборный слоган пропрезидентского блока «Закон один на всех» стал абсолютной банальностью, после того как о Конституцию Украины вытерли ноги все, кому не лень.

Из двух «оранжевых блоков», несомненно, пропрезидентский блок НУ-НС остается блоком самых «честных» демократов. Не случайно о демократии лучше европейских мыслителей выразился списочный лидер блока. На вопрос радиостанции «Немецкой волны», почему демократический блок получил мало голосов, Юрий Луценко сказал, что еще не все потеряно. Они будут и дальше дрессировать оппонентов «как собаку Павлова», пока те не перекрасятся в нужный цвет. Вряд ли за всю историю мировой демократии, кто-то еще мог так образно и доходчиво выразить свою мысль о путях достижении либеральных ценностей.

,

Наибольший интерес представляет лидер БЮТа Юлия Тимошенко.

Неистовый бывший ангел «оранжевой революции» в белых одеждах с пурпурным сердцем и косой металась в жаркие дни бабьего лета в политическом поле Украины в поисках собственной добычи на Олимпе власти. И не зря. С помощью американских политтехнологов впервые в Восточной Европе она нашла идеальную электоральную нишу. За годы безуспешной социально-экономической трансформации на Украине образовалась огромная маргинальная прослойка, которая не нашла свое место в новой жизни и ждет только мессии, не важно в каком виде — «непорочной Девы Марии» или в образе местного Дуче. Но не только маргиналы голосовали. Во время короткого предыдущего премьерства Тимошенко реально снизила пошлины на ввозимые украинскими предпринимателями импортные товары, что позволило многим выйти из «тени», и они этого не забыли во время выборов. Практически Тимошенко вышла на магистральную дорогу, ведущую к посту президента всея Украины.

Если говорить о главном результате внеочередных выборов на Украине, несмотря на расклад противоборствующих сил в Верховной Раде «пятьдесят на пятьдесят» — путь для вступления в НАТО открыт и будет реализован в ближайшее время. Новая Верховная Рада, в которой по базовому образованию больше всего бывших инженеров-механиков, станет еще более непрофессиональной. Несмотря на антагонизм, три ведущих украинских организованных партийных группировки соревнуются в главной национальной забаве. Поэтому пятый этап, согласно украинской национальной охоте, закончится меткой стрельбой мимо намеченных целей и возможной утратой государственности.

Украинская власть, не зависимо от цвета, на протяжении всех лет самостийности устойчиво вела страну к распаду. В борьбе за власть доморощенные политики, не обладающие стратегическим видением, спровоцировали проблему расколотой Украины. Чтобы победить на президентских выборах, претенденты, не имея консолидированной программы, осознанно делали ставку на электорат запада или востока Украины, заботясь только о своих корыстных целях вхождения во власть,  не думая о будущем страны. Для того чтобы заманить в свои сети электорат восточных регионов, по традиции в программу претендента на высшую власть включается обещание придать русскому языку статус государственного. И это обещание традиционно не выполняется. Чтобы победить на очередной срок, ставка делается на электорат западных областей и административный ресурс в восточных областях. Эту модель особенно успешно применил бывший «последний оплот демократии» пан Кучма.

В отличие от России, где выражено противостояние между центром и периферией, на Украине характерно противостояние между регионами за «контрольный пакет акций» в политическом пространстве и в столице. Местные корпоративные кланы (партии) успевают за короткий срок пребывания у «руля» государства набить свои персональные сундуки общественным добром в результате успешного «бизнеса» на государственных ресурсах и отбыть на свою малую родину или вновь отстроенные Хутора близ столицы. На Украине нет политического объединения в европейском смысле — со своей идеологией и программой консолидации украинского общества. При переходе к парламентско-президентскому устройству государства это неминуемо ведет к ослаблению власти, а, значит, усиливает вероятность распада страны.

Возможные сценарии распада

Как свидетельствует геополитическая логика, если полиэтническая страна эксплуатирует примерно два десятилетия национальный фундаментализм без ощутимых успехов в социально-экономической сфере, она разваливается без воздействия извне.

Осталась, по существу, последняя и самая драматичная стадия распада в географическом пространстве. Несомненно, распад Украины похоронит наметившуюся стабильность в России и претензии Европейского Союза на лидерство в глобальной конкуренции.

Кризис украинской государственности опасен тем, что за короткий промежуток времени власть систематически ставит Украину на «дыбы». Если, не дай Бог, случайная искра не переведет противостояние в горячую фазу и не начнет реализовываться балканский сценарий в стране с цивилизационным разломом. Тогда «честные демократы» и «истинные патриоты» отечества обратятся за помощью к НАТО, а демократы «не той ориентации» — за помощью к Кремлю.

Все чаще в западных СМИ пишут о возможном распаде самостийного государства на Западную и Восточную Украину. Отмечается, что большая Украина ЕС, России и НАТО не нужна. Русская Украина должна отойти к России, а украинская Украина — к Западу. Известный немецкий политолог Александр Рар считает, что Украине лучше пойти по пути Чехословакии и разделиться, пока не пролилась кровь. Британская «Гардиан» обоснованно предупреждает, что «Югославия станет миниатюрной версией того, что может случиться с Украиной, если довести этнический антагонизм до точки кипения». Украинская история свидетельствует, что бархатного сценария не будет. Во-вторых, нельзя сравнивать Украину с Чехословакией. Это федеративное государство распалось на целостные части — союзные республики со своей сформировавшейся национальной элитой, культурой, милицией и другими атрибутами государственности. В Западной и Восточной Украине нет консолидирующего центра. В-третьих, кто сказал, что страна распадется только на две Украины?

,

Но если даже теоретически допустить вероятность бархатного биполярного распада, то он может спровоцировать и усилить дальнейшую дезинтеграцию. Например, украинские националисты после безуспешных попыток захватить всю территорию Украины, поставят задачу создания Западно-Украинской республики. Но здесь «патриотов отечества» ожидают свои проблемы. Включение подкарпатских русин в Галицию обернется геноцидом, поэтому русины начнут активную стадию борьбы за признание своего народа. Закарпатские венгры будут стремиться на благополучную «большую Родину». Если «истинные украинцы» добьются принятия Львова в ЕС, то в Польше начнется движение за отмену Пакта Молотова — Риббентропа. Возможна и мирная экспансия польского капитала в бедную Галицию, и она де-факто потеряет независимость.

Украинско-русская федерация, включающая Галицию, в принципе невозможна не только из-за раздвоенности украинского самосознания, но и компрадорской сущности российской олигархической «элиты». Русские стали самой разъединенной нацией в Европе. Крупнейший отколовшийся русский остров (8-10 миллионов человек) находится на Украине и не имеет территориальной или культурной автономии. Постоянно игнорировать факт проживания миллионов русских и 32 миллионов граждан, использующих русский язык в повседневном общении в бедном государстве, представляет большую опасность.

Когда власть не может обеспечить достойного качества жизни своим гражданам, знание русского языка межцивилизационного общения позволяет выжить миллионам гражданам не только Украины, но и Молдовы, Азербайджана, Армении, Грузии и других постсоветских государств. Если не будет остановлено дальнейшее становление националистической модели государственности, ведущей к дальнейшему расслоению общества, и продолжится возрождение России, то в русской общине усилятся центробежные тенденции.

Но «бархатное» воссоединение русской нации в обозримом будущем за счет населенных преимущественно русскими украинских территорий также невозможно. Поэтому внешняя политика России как великой державы должна быть ориентирована на поддержание целостности Украины. Россия не сможет вернуть всех русских на большую родину, но она может стать привлекательной державой и региональным интегратором, если продемонстрирует успешную модернизацию. Если Российская Федерация останется непривлекательной для интеграции, а националистическая власть в Киеве доведет страну до распада, начнется процесс борьбы за создание нового русского государства на востоке и юге Украины в Новороссии. Полиэтническая Новороссия, лишенная крайностей национализма, могла стать «становым хребтом» формирования украинской государственности, но этот шанс упущен.

После распада Украины в Крыму может быть провозглашено Русское государство. Но под давлением Запада Россия по уже сложившейся традиции предаст диаспору. Наиболее вероятно создание Крымско-татарского государства под американским протекторатом. Утвержденный Конгрессом США в марте 2007 года законопроект о расширении НАТО позволяет превратить Севастополь в американскую базу НАТО уже в 2012, а не в 2017 году, когда истекает срок договора с Россией об аренде.

Фактически упрощается задача поддержки со стороны США националистов у власти в Киеве всего на ближайшее пятилетие. С учетом сложной и опасной рокировки кремлевской власти (возможного избрания технического президента и назначение технического премьер-министра) это вполне решаемая задача. Крымские татары, требования которых неоднократно не выполняли украинские националисты, переориентируются на «самую правильную страну» мира, и с ее помощью будет провозглашена независимая республика крымских татар и начнется массовый исход русских с полуострова, дестабилизирующий обстановку в России.

Унитарная Украина может распасться на множество самостийных образований. Для этого необходимо обратиться к истории Гражданской войны, когда на территории современной Украины была провозглашена независимость боле десятка государств, а значительная часть территории хаотически контролировалась многочисленными «батьками». Гражданская война между единородцами по ожесточенности превосходит международные горячие конфликты, а различия в конфессиональной ориентации усиливают братоубийственное противостояние. Анархия в результате распада Украины нанесет удар стабильности в России и по энергетической геополитике Кремля.

Цивилизационный разлом, проходящий через территорию Украины, делает невозможным консолидацию общества на одной из культурно-исторических традиций — западноевропейской или пророссийской. Отсутствует политическое движение, способное консолидировать украинское общество и установить конструктивный диалог между западом, югом и востоком страны. Кризиса украинской государственности можно было избежать, если бы самостийная власть опиралась на граждан страны, а не на внешние центры силы в Белом Доме, Кремле или Брюсселе.

www.chaspik.info

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Жизнь и люди Крыма в 1900 году отъ Леонида Ефанова

Миллион долларов на восстановление монумента