in

«Свидетельствую: голод был…»

Называя трагические события голода 1932-1933 годов, от которого пострадали люди многих национальностей в разных республиках и краях Советского Союза, «голодомором» и «геноцидом украинского народа», «оранжевый» Президент Украины вместе со своим националистическим окружением сознательно творит чудовищную, злонамеренную ложь. Эта ложь пропитана непреодолимой ненавистью ко всему советскому периоду истории нашей общей великой родины СССР, патологической русофобией, нескрываемой враждой к нынешней России, ко всему русскому.

По заказу своих заокеанских хозяев Ющенко и его клика, с целью разделения и натравливания людей друг на друга, преднамеренного разжигания межнациональной розни, самым грубым и циничным образом искажают историческую правду тех лет, действуя по зловещему, дьявольскому принципу Геббельса: «чем страшнее и нелепее ложь, тем скорее в нее поверят».

Я, Салей Арсентий Трофимович, сын украинских крестьян, являюсь живым свидетелем всего того, что происходило в период этого голода в моём селе и моей стране. Я пережил эту страшную пору со своими земляками и свидетельствую: да, голод, и крайне тяжёлый, был, но голодомора – не было.

Жили мы тогда в селе Гунча, Гайсинского района, Винницкой области. Семья наша состояла из семи человек: мама, отец, сестра и нас четыре брата. В тот год из-за небывалой засухи раскалялась и трескалась земля, выгорели все посевы – погиб урожай, люди были обречены на голод. В доме, помню, не было ни куска хлеба, никаких других продуктов. Односельчане выискивали в поле случайно затерянные колоски, ловили в норах сусликов, весной перекапывали горы земли в надежде найти замерзшую картофелину. Все мы пухли от голода. Помню, свою любимую вышитую сорочку поменял у соседки на несколько картошин, которых хватило нам ненадолго. Ели что попало, чувство голода было нестерпимо. Болели. Ослабленная постоянным голоданием, отдававшая все крохи детям, от болезни умерла мама. Остальные члены нашей семьи выжили, больше за время голода никто не умер.

Люди, в особенности семьи, что победнее, тяжело страдали от голода. Но никто, ни свой, ни чужой, последний кусок хлеба, последнюю горсть зерна у нас не отбирал. Рядовых колхозников, а были они в нашем селе разных национальностей, не только украинцы, никакая власть не обирала – да и брать у нас было нечего.

Голоду крестьян, недавно объединившихся в колхоз, способствовало кулачьё, деревенские куркули. Они всеми способами прятали, даже гноили зерно. В соседнем селе Бундури кулаки закапывали его на кладбище, прямо в могилы. Замуровывали в стены хат, укрывали в тайниках.

Мешки с зерном, чтобы только не отдавать, бросали в речку. В нашем селе Гунча кулак зарубил своего батрака, спустившегося к нему в погреб в поисках чего-то съестного, а два других брата-кулака подожгли около церкви колхозный амбар, спалив в нём всё посевное, сберегаемое на следующую весну, зерно.

На Украине, как и по всей стране, шла коллективизация. Враги колхоза делали всё, чтобы подорвать и разрушить ещё не окрепшие хозяйства. Старались создать максимальные трудности: укрывали посевной хлеб, прятали инвентарь, резали скотину. Не останавливались перед пролитием крови: убивали активистов, коммунистов, комсомольцев…

Вместе с селом от голода страдал и город. А кроме крестьян кормить рабочих было некому. В стране проводилась широкая индустриализация, возводились гиганты пятилетки: Днепрогэс, Харьковский тракторный, металлургические комбинаты, закладывались новые шахты в Донбассе. Трудно было всем.

Голод был, но не только на Украине, но и в Поволжье, на Кавказе, в Казахстане и во многих других республиках и районах СССР. Несмотря на повсеместный неурожай, полуголодная страна выделила Украине продовольственную помощь в 1300 тонн зерна. Из военно-стратегических запасов были переданы ей и другие продукты питания. Если это – геноцид, то что тогда помощь?!

Нам, украинским сельчанам, в голодные годы никто не запрещал, не препятствовал перемещаться по стране в поисках работы и пропитания. Я и мои братья нашли пристанище в Рублево, в Подмосковье, а многие наши односельчане – в Клину. Советское государство нас вырастило и выучило, дало мне позднее высшее образование.

Говорить, как это сегодня делается, что голод 1932-1933 годов – вовсе не голод, а голодомор, целенаправленно насаждавшийся русскими на Украине, чтобы погубить украинский народ – есть дикий, несусветный бред, абсурд, ложь нынешних правителей и пляска на костях миллионов погибших от мук голода украинцев, русских, казахов, татар, других граждан многонационального советского государства.

Очевидная цель проекта «Голодомор» – обвинить Россию в несуществующих с её стороны тяжких преступлениях, посеять вражду среди славян-братьев, оторвать Украину от России и, загнав в НАТО, сделать послушной колонией США.

Соотечественники, товарищи, братья, не ждите милостей и благ от теперешней власти – идите в народ, разъясняйте ему, что происходит с нами и со страной, отстаивайте свои права!

А.Т. Салей, ул. Хрусталева »

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

“Жизнь и люди Крыма в 1899 году отъ Леонида Ефанова”

Ющенко и Путин снова договорились активно сотрудничать