in

Последняя ошибка Саакашвили. Ющенко следующий?

Провалившийся блиц-криг

События в Южной Осетии разворачивались в точности по тексту известной песни «Три танкиста». Все началось с того, что «…в эту ночь решили самураи перейти границу у реки».

Время для начала операции господин Саакашвили выбрал очень удачное, можно даже сказать, что специально запланировал ее именно на этот день. Потому что 8 августа лидеры ведущих мировых держав собрались на другом конце Евразии, на открытии Пекинской Олимпиады. К ней было приковано внимание всех мировых СМИ, весь день транслирующих то впечатляющую церемонию открытия, то рукопожатия президентов, премьеров и председателей. Кому в этот день было дело до того, что в какой-то Богом забытой Грузии снова начали стрелять? Главное было успеть быстро захватить Цхинвали и другие ключевые цели, быстро расставить там грузинских полицейских и посадить «законную администрацию». А затем поставить просыпающуюся после олимпийского бодуна мировую общественность перед фактом «восстановления территориальной целостности Грузии».

Чтобы это стало неожиданностью и для осетин, штурм Южной Осетии назначили на ночное время. Днем немножко пристрелялись, дождались ответа осетин и засекли их огневые точки, которые потом и разнесли. Михаил Саакашвили объявил о прекращении огня и даже назначил было переговоры. Осетины немного расслабились, задремали – тут-то по ним и ударили.

Однако обороноспособность осетин явно была недооценена. Плохо вооруженные, запрыгнувшие в наспех отрытые окопы – которые сразу же накрывала грузинская артиллерия, – осетинские ополченцы оказали ожесточенное сопротивление.

Неся большие потери, они все же остановили грузинскую пехоту и подбили на улицах Цхинвали несколько грузинских танков. Армия, подготовленная инструкторами Пентагона «по стандартам НАТО» (чем так гордился Саакашвили), не смогла взять городок, обороняемый провинциальными милиционерами и вооруженными крестьянами.

Блиц-криг Михаила Саакашвили захлебнулся. Начав новый артобстрел, грузинская армия готовилась к новому штурму, явно намереваясь выполнить свою задачу любой ценой. Лупили из «Градов» по площадям, не задумываясь, что попадают по жилым домам, в подвалах которых прячутся мирные жители.

Если прибавить к этому случаи зверской расправы грузинских военнослужащих над осетинским населением (впоследствии о них Владимир Путин заявил как о фактах геноцида), то не исключено, что Тбилиси использовал тактику устрашения и «выжженной земли». Убить одних, вынудить бежать из республики других – и решить проблему «сепаратизма» исходя из принципа «нет осетин – нет проблем».

Критический момент для Южной Осетии наступил утром 8 августа. Силы обороны республики были на исходе, и уцелевшие защитники держались исключительно на вере в то, что Россия придет им на помощь. С каждым часом эта надежда таяла, и осетины уже со слезами говорили, что Москва их кинула. В самой России общественность тоже не понимала нерешительность своего руководства. Пошли слухи, что Кремль якобы сдал Южную Осетию, лишь бы не ссориться с Западом и не навредить своим выгодным торговым отношениям.

Но слухи и обвинения были неверными. Пока политологи строчили свои статьи, а читатели рубили гневными репликами на интернет-форумах, из России в Южную Осетию медленно двигались части 58-й армии, посланные на поддержку миротворческого контингента. Началась операция по «принуждению к миру».

Империя наносит ответный удар

Михаил Саакашвили заранее подготовился и к такому варианту. Хотя у Тбилиси была надежда, что русские не решатся вмешиваться или хотя бы отреагируют слишком поздно, но меры подстраховки все равно были приняты.

Во-первых, одновременно с атакой на Цхинвали в сторону Рокского туннеля, связывающего Южную Осетию с Россией, было послано весьма подготовленное подразделение. Возможно, что даже тот самый «грузинский спецназ», подготовленный американскими инструкторами. Его задача была взять или взорвать туннель с целью недопущения прохода через него российского подкрепления.

Однако способности российской разведки были недооценены. Когда натасканные грузинские «рейнджеры» подошли к туннелю, их там уже ждали части осетинского ополчения. На помощь разгромленным «рейнджерам» прорвалась танковая группа грузин, но тут навстречу из туннеля вышел заранее схоронившийся там авангард 58-й армии. Дальше было традиционное: «бежали робкие грузины».

Так что вариант задержки российского подкрепления до тех пор, пока не будет «зачищена» Южная Осетия, тоже не сработал. Впрочем, в кармане у Саакашвили лежал еще один запасной план, как ему казалось – беспроигрышный. Одним из его элементов было размещение грузинских артиллерийских и ракетных батарей в черте грузинских деревень. Расчет очень прост и очень подл: если осетины или русские начнут подавлять батареи, то Тбилиси тут же закричит про «варварский обстрел» грузинских населенных пунктов.

Эта методика использовалась грузинскими военными давно, но сейчас она оказалась как никогда эффективной, если можно так выразиться. Потому что позволяла грузинским войскам снова и снова проводить обстрелы Цхинвали даже тогда, когда в город вошли части 58-й российской армии.

Вот почему эти огневые точки не были сразу же подавлены: их координаты долго и тщательно вычисляли, а там, где грузинские «Грады» стояли чуть ли не на огородах, приходилось отказываться от ответного удара.

Непросто было наносить и удары по грузинским военным аэродромам, рядом с которыми всегда находились какие-то жилые объекты (общежитие персонала, например). Тбилиси сразу же начал вопить про «бомбардировки мирных городов» и демонстрировать кадры жертв. Правда, некоторые фотоматериалы грузинского отдела пропаганды были слишком уж топорно (или поспешно) сделаны: на нескольких в разных позах и в разных местах были запечатлены одни и те же «трупы» и один и тот же (только несколько раз переодевшийся) «родственник убитых».

,

Тем не менее, режим Саакашвили сделал свою последнюю ставку именно на изображении конфликта как «агрессии России». Потому что это был единственный повод, по которому он смог воззвать к поддержке «мировой общественности» и США.

В этом деле Саакашвили напряг все свое лукавое красноречие. Уже 8 августа он забыл о том, что это его войска начали штурм Цхинвали, и начал выступать с заявлениями и интервью западным СМИ, утверждая, что это Россия напала на мирную маленькую Грузию.

«Вторжение российских войск в Грузию переросло в полномасштабную оккупацию. Идет уничтожение мирных граждан, уничтожение грузинского государства», – кричал Саакашвили на заседании грузинского Совбеза, обращаясь в первую очередь к Западу.

Когда в ночь с 7 на 8 августа горел Цхинвали, западная пресса молчала. Она «проснулась» только тогда, когда Россия начала вводить в регион свои части и вытеснять грузинские войска. В ряде европейских стран тут же началось вещание «срочных новостей», в которых рассказывалось, как «Россия начала вторжение в Грузию» и уничтожает маленькую гордую страну «розовой революции». При этом в качестве «аргумента» показали кадры стреляющих по Цхинвали грузинских «Градов» с подписью, что это, мол, русские стреляют по Гори.

Казалось, вот-вот Запад обрушится на Россию с нещадной критикой, а возможно и угрозой санкций и заставит ее остановиться, отступить, снова сдать свои позиции. Но оказалось, что Россия уже не та, что прежде.

Крах неистового грузина

В день открытия Пекинской Олимпиады российский премьер Путин был бодр и весел и оперативно провел несколько важных встреч. Очень быстро стало ясно, что Москва не собирается ни отступать, ни оправдываться, а, напротив, перешла в политическое наступление. И что к отражению атаки Саакашвили она уже заранее подготовилась не только в военном, но и в дипломатическом плане.

Прежде всего, России удалось отстоять свой мандат миротворцев, который многие (прежде всего Грузия) хотели бы у нее отнять.

Это явно было сделано заранее, в ходе негласных переговоров с разными странами. Какие аргументы при этом использовал Кремль, остается неизвестным, но никто из серьезных государств («друзья США» не в счет) не пожелал вставать в позу и требовать замены российских миротворцев на других (натовских или гуамовских). Это была важная победа Москвы, развязавшая ей руки.

Конечно, при этом Россия не стала выходить за рамки полномочий миротворческой миссии на Кавказе. Вот почему ее войска не пересекли черту своей «подмандатной» территории и не собираются это делать. С одной стороны, это сковывает действия российских военных. Например, на грузинской территории дислоцируются группировки, которые то и дело начинают артобстрелы, а потом переходят в атаки. Но двинуться туда россияне не могут – нельзя. Можно только ответить точечным поражением целей с помощью артиллерии или авиации. Поэтому слухи о походе российской армии на Тбилиси, мягко говоря, сильно преувеличены. И Саакашвили может быть полностью уверен, что в его любимую Грузию никто не вторгнется, что дает ему возможность готовить к сражениям новые войска, собирая резервистов.

Но зато это не позволяет кому-то предъявлять России претензии как к «оккупанту». Все согласно договоренностям, единственное – США, НАТО и их верные союзники ворчат о том, что Москва применила «непропорциональную силу».

На первый взгляд кажется, что все закончится очередным перемирием и возвращением на круги своя: Саакашвили снова будет устраивать антироссийские спектакли и пытаться вернуть автономии силой, а российские миротворцы на блок-постах будут получать тумаки от распоясавшихся грузинских полицейских. Однако эта война изменила очень многое, и теперь мир будет другим.

Изменилась не только Россия, для которой эти события стали ее первым серьезным внешнеполитическим успехом со времен распада СССР. Теперь влияние Москвы и ее способность не согласиться с Западом не сможет отрицать никто.

Изменилась и Грузия, в которой эпоха Саакашвили, похоже, стремительно движется к финишу. Грузинский президент, что называется, «довыделывался». Его уверенность в собственной безнаказанности, с которой он то и дело бросался на Россию, сменилась испуганной истерикой: Запад его просто кинул, не желая конфронтации с Россией из-за потерявшего разум кавказского «фюрера».

Возможно, Михаил Саакашвили утратил чувство реальности, зайдя так далеко, что его западным покровителям пришлось махнуть на него рукой. Не исключено, что его даже подставили: использовали в авантюристической игре, а когда она сорвалась, решили быстро «слить», умыв руки. Во всяком случае, о замыслах Саакашвили прекрасно знали его 130 американских советников и инструкторов, наверняка участвовавших в подготовке операции в Южной Осетии.

Считавший себя любимчиком Запада и чуть ли не представителем США в Кавказском регионе, Михаил Саакашвили в эти дни остался один. В панике пытаясь хоть чем-то привлечь внимание своих бывших покровителей, он то выступал в эфире на английском языке, утверждая, что Россия собирается оккупировать Грузию, то заявлял, что «агрессия Москвы – это агрессия против США». При этом демонстративно сидя под флагом Евросоюза.

Но ни НАТО, в которое так стремится Саакашвили, ни США, которым он так усердно служил, не пришли ему на помощь. Благоразумно остался в стороне и Евросоюз, несмотря на все попытки Саакашвили объявить Грузию «форпостом единой Европы». Даже союзники по ГУАМу и фантомному «Балто-Черноморскому союзу» испуганно попрятались по своим окраинам, лишь выкрикивая из-за закрытых ставен обидные упреки в адрес Москвы.

Последним отчаянным воплем Саакашвили в сторону Запада стала фантазия на тему «Россия хочет захватить нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан». Остроумно, учитывая, что вопрос поставок энергоносителей для Запада куда важнее грузинской «демократии» и даже ее государственной целостности. Но проблема в том, что фантазеру и вруну Саакашвили уже никто не верит. И не только на Западе, где он начинает приобретать имидж провокатора.

Вместо помпезной победы, которая бы вознесла его в глазах грузин, Саакашвили получил сокрушительное поражение. Теперь уже о возвращении Южной Осетии и Абхазии не может быть и речи – эти республики навсегда утеряны для Грузии.

За каких-то три дня была выбита вся элита грузинской армии – так долго обучаемая американскими инструкторами, на которой, во многом, держалась власть Саакашвили. Взамен он получил десятки тысяч оторванных от мирной жизни рекрутов, среди которых скоро начнутся недовольства и волнения.

Разгром армии, на создание которой несколько лет уходили громадные суммы не только из кармана Вашингтона, но и из бюджета Грузии, плюс мобилизация, плюс военная блокада. Экономика страны в ближайшие дни свалится в ступор и откатится до уровня раздачи населению горячего супа и вязанок дров. И это население недолго будет винить во всем Россию, несмотря на то, что в панике Саакашвили приказал отключить вещание российских телеканалов и заблокировать российский домен Интернета. Очень скоро недовольство подданных обрушится на самого Саакашвили. А в Грузии это всегда чревато переворотом.

Однако до очередной «революции» Михаилу Саакашвили еще нужно дожить. Потому что когда «король» попадает в такое положение, в его свите созревает заговор – и бывшие соратники достают ножи, чтобы вонзить их в спину ослабевшему лидеру. Наверное, не случайно супруга грузинского президента Сандра Рулофс уже поспешила выехать в США. Но неистовому Михо грозит еще одна опасность. В воскресенье, 10 августа, на встрече Путина и Медведева ими было принято решение о документации всех преступлений против гражданского населения Южной Осетии с целью привлечения виновных к ответственности. А это значит, что Москва может потребовать предать Михаила Саакашвили суду международного трибунала. Это был бы очень эффективный и далеко идущий политический ход.

Ющенко следующий?

Одной лишь публичной поркой Саакашвили дело не закончится, уверены многие. Под раздачу может попасть и Украина, которая тоже давно и очень активно напрашивается. Точнее, ее нынешняя разноцветная власть.
Нет, фантазии национал-патриотов о том, что Россия лишь репетирует на Грузии, а ее главная цель – порабощение Неньки, оставим для их легковерной паствы. Для них события на Кавказе, бесспорно, стали бальзамом на иссохшие души, долгожданным поводом разродиться воплями об угрозе независимости со стороны «кровавой Московии» и необходимости срочно вступать в НАТО. Они еще долго будут досаждать обществу своими завываниями «москалі йдуть, москалі наближаються!».

Однако кое-какие вопросы, в связи с событиями в Южной Осетии, у Москвы к Киеву появились. И вопросы очень неприятные.
Как известно, у Виктора Ющенко были тесные и теплые отношения со своим грузинским кумом Михаилом Саакашвили. Он ему ни в чем не отказывал – в том числе и в оружии. Кроме того, группа украинских военных проходила обучение в грузинских лагерях под руководством американских инструкторов.

Первый упрек Украине поступил еще до начала войны, когда в Южной Осетии снайперским огнем со стороны грузинских позиций были убиты несколько мирных жителей. Вскоре выяснилось, что огонь мог вестись из украинских винтовок, а этих снайперов вполне могли обучать украинские «специалисты». Тогда украинский МИД и Минобороны отмахнулись от обвинений.

Но с началом атаки на Южную Осетию и массовой гибели тамошнего населения вопрос «украинского оружия» вновь был поднят. Проданные Украиной танки и ракеты тоже участвовали в агрессии. В принципе, юридически к Киеву никаких претензий быть не может, так как никакого эмбарго на поставку в Грузию оружия никто не объявлял.

Но Россия не преминула напомнить Киеву о его оружии, когда ура-патриотичный МИД выдал свое обращение по поводу событий на Кавказе.

Ответ Москвы был резким: «Не высказав ни слова сожаления в связи с гибелью огромного числа мирных жителей и российских миротворцев, которые на основании мандата СНГ выполняют свой долг по урегулированию конфликта, украинская сторона стала высказывать необоснованные претензии к Российской Федерации. Украинское государство, которое все последнее время азартно вооружало до зубов грузинскую армию, тем самым прямо поощряя руководство Грузии к интервенции и этническим чисткам в Южной Осетии, не имеет никакого морального права поучать других и, тем более, претендовать на свою роль в урегулировании».

Ситуацию усугубило то, что грузины сбили российский бомбардировщик ракетой, купленной у Неньки. А украинцы вместо того, чтобы благоразумно утихнуть, выдвинули было России ультиматум: мол, если корабли ЧФ будут участвовать в действиях против Грузии, то мы их не пустим обратно в Севастополь!

Это было сделано зря. Если раньше ура-патриоты могли доставать Москву своими выходками (газовая война, «маячня», вопрос о выводе флота) без особых последствий, то сейчас это небезопасно. Кремль вышел на тропу войны, Кремль расправил плечи и начал активно возвращать свои позиции – и он настроен решительно и сердито.
И если украинская власть будет продолжать в том же духе, действительно не исключено, что после Грузии разбираться будут с Украиной. Не военным способом, конечно. И не со страной, а с ее нынешней властью в лице господина Ющенко и его национал-окружения.

Юлия Тимошенко в этом плане оказалась куда более дальновидной: от украинского премьера и ее блока так и не поступило ни одного резкого высказывания по поводу событий в Южной Осетии. Видимо, Тимошенко сообразила, что сказанные сейчас слова будут аукаться очень долго, да и зачем ей вообще ссориться с Россией из-за какого-то Саакашвили? В конце концов, он не ее кум!

Виктор Дяченко, http://www.from-ua.com/

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Сказка становится былью или зачем прокуратуре понадобился аэропорт?

16 марта. Регби. Болеем за наших!