in

Как Давыдович «развел» украинцев на 4,6 миллиона

За бесконечной демагогией о небывалом расцвете «демократии и свободы», наступившем-де после т. н. «оранжевой…

…революции», конституционные права граждан грубо попираются.

Недавно г-н Ющенко пропел оду самому себе на страницах американской The Washington Post (29.11.2006 г.): «Моей главной целью как Президента было установление демократии и придание ей необратимого характера. Многие ошибки и нарушения в моей стране исправлены. Мы сохраняем непоколебимую приверженность принципам свободы». А своей «исторической миссией как Президента» он определил «гарантировать достижение Украиной национальных целей не через политический диктат, а через законно установленный демократический процесс, объединяющий органы власти и гражданские организации. Я убежден, что всесторонняя и всеохватывающая демократия — это одно из важнейших и долговечных завоеваний Оранжевой Революции».

Слова красивые. Но как соотносится это заявление Ющенко, к примеру, с вопросом о НАТО? Вопреки тому, что «через законно установленный демократический процесс» были собраны почти пять миллионов подписей за проведение всеукраинского референдума на эту тему, власть в лице ее «оранжевых» представителей блокировала этот демократический процесс и продолжает самый что ни на есть «политический диктат».

Вспомнил г-н Ющенко на страницах The Washington Post и о НАТО: «Наш закон о национальной безопасности стимулирует участие и членство в общеевропейских и региональных системах коллективной безопасности. Членство в Евросоюзе и НАТО, а также хорошие отношения и стратегическое партнерство с Россией и другими странами Содружества Независимых Государств — это не романтические идеи Оранжевой Революции, они заложены в украинских законах. А Президент, коалиционное правительство и парламент определяют темпы достижения этих целей».

Как видим, тут Виктору Андреевичу особой демократии не надобно — прикрылся законом как средством диктата. Хотя законы не являются чем-то статичным и неизменяемым. Особенно при демократии. Законы, тем более в той области, о которой рассуждал Президент, должны соответствовать настроениям общества и его представлениям о национальной безопасности.

Наконец, налицо недостаточное знание закона о национальной безопасности. Иначе как понять (особенно сквозь призму слов о «всесторонней и всеохватывающей демократии» — одного «из важнейших и долговечных завоеваний Оранжевой Революции»), что в качестве субъектов национальной безопасности Виктор Андреевич назвал только институты власти: «Президент, коалиционное правительство и парламент»… А народ?

А в законе «Про основи національної безпеки України» вслед за статьей 8, в которой содержится запись об участии в «Організації Північноатлантичного договору» (правда, Президент часто забывает, что участие в НАТО должно быть «при збереженні добросусідських відносин і стратегічного партнерства з Російською Федерацією»), идет статья 9-я — «Повноваження суб’єктів забезпечення національної безпеки».

К субъектам обеспечения национальной безопасности отнесены и граждане Украины. И они реализуют свою субъектность в вопросе обеспечения национальной безопасности следующим образом: «Громадяни України через участь у виборах, референдумах та через інші форми безпосередньої демократії, а також через органи державної влади та органи місцевого самоврядування, які вони обирають, реалізують національні інтереси, добровільно і в порядку виконання конституційних обов’язків здійснюють заходи, визначені законодавством України щодо забезпечення її національної безпеки; як безпосередньо, так і через об’єднання громадян привертають увагу суспільних і державних інститутів до небезпечних явищ і процесів у різних сферах життєдіяльності країни; у законний спосіб і законними засобами захищають власні права та інтереси, а також власну безпеку».

Как видим, каждые выборы — это реализация права граждан на свое участие в формировании курса по обеспечению национальной безопасности через поддержку соответствующих партийных программ. И победа вполне определенных сил на мартовских выборах-2006 обязательно должна была бы отразиться на подходах к обеспечению национальной безопасности.

Кроме того, еще весной — в полном соответствии с Конституцией и законом о всеукраинском и местном референдумах — были собраны подписи для проведения референдума, результаты которого могли бы в рамках обозначенной Ющенко «всесторонней и всеохватывающей демократии» определить государственный курс по двум важным вопросам, в т. ч. относящимся к национальной безопасности.

В 1990 г. в Декларации о государственном суверенитете было записано, что Украина стремится стать внеблоковой, нейтральной державой. 24 августа 1991 г. в Акте о провозглашении независимости Украины — что Верховная Рада, осуществляя Декларацию о государственном суверенитете, провозглашает независимость. Акт провозглашения независимости был одобрен подавляющим большинством населения Украины на референдуме 1 декабря 1991 г. Т.е. народ поддержал независимость Украины, основанную на Декларации о государственном суверенитете, в которой декларировался внеблоковый, нейтральный статус.

В законе «Про основи національної безпеки України», хотя и идет речь о НАТО как о конечной цели, не указаны никакие конкретные сроки. 10, 20, 30 лет? К тому же содержится жесткая оговорка на сохранение добрососедства и стратегического партнерства с Россией. А потому вполне логично, когда «оранжевые» поставили вопрос об экстренном вступлении в военно-политический блок НАТО, — был поднят вопрос о необходимости проведения референдума по этому вопросу.

Это отвечает и Конституции Украины. В разделе II «Права, свободы и обязанности человека и гражданина» ст. 38 гласит: «Граждане имеют право принимать участие в управлении государственными делами, во всеукраинском и местных референдумах». В разделе III «Выборы. Референдум», ст. 69 указано: «Народное волеизъявление осуществляется через выборы, референдум и прочие формы непосредственной демократии». Наконец, ст. 72: «Всеукраинский референдум назначается Верховной Радой Украины или Президентом Украины в соответствии с их полномочиями, установленными настоящей Конституцией. Всеукраинский референдум объявляется по народной инициативе по требованию не менее трех миллионов граждан Украины, имеющих право голоса, при условии, что подписи относительно назначения референдума собраны не менее чем в двух третях областей и не менее чем по сто тысяч подписей в каждой области».

Напомним и о разъяснении Конституционного суда от 5 октября 2005 г. по поводу ст. 5 Конституции, где говорится, что источником власти является народ (появилось с подачи «оранжевых» — референдум по политреформе), и он реализует свое право через выборы и через всеукраинский референдум, который имеет норму прямого действия.

В октябре 2005 г. СДПУ(О) был начат процесс создания инициативных групп для сбора подписей по проведению референдума по двум вопросам: «Согласны ли вы с тем, чтобы Украина стала членом организации Североатлантического договора НАТО?» и «Поддерживаете ли вы участие Украины в Едином экономическом пространстве (ЕЭП) вместе с Россией, Казахстаном и Белоруссией?».

Инициативу поддержали многие политические силы Украины, в т. ч. неоднократную публичную поддержку выражали представители Партии регионов и КПУ, ныне входящие в парламентско-правительственную коалицию.

Процесс формирования инициативных групп и последующего сбора подписей с самого начала встретил явное и скрытое противодействие «оранжевых» властей. Инициаторам референдума приходилось постоянно отстаивать свои права в судах и органах представительской власти — и они выиграли подавляющее большинство исковых дел. Наиболее громкие судебные процессы состоялись во Львове и Ивано-Франковске. Вопреки всем препятствиям удалось создать 109 инициативных групп (6199 членов), которые собирали подписи во всех областях Украины, Автономной Республике Крым, в Киеве и Севастополе.

28 февраля 2006 г. сбор подписей был завершен. В Центральную избирательную комиссию были переданы документы о 4 664 902 собранных подписей граждан, которые инициируют проведение референдума. В 21 регионе (из 27) были собраны подписи более чем по 100 тыс. в каждом. Почти 5 миллионов, т. е. каждый седьмой гражданин Украины, имеющий право голоса, высказали свое требование о проведении всеукраинского референдума!

Процесс передачи подписей был полностью завершен 10 марта. Согласно закону о всеукраинском и местном референдуме у Центризбиркома, возглавляемого г-ном Давыдовичем, был месяц на проверку подписей — к 10 апреля 2006 г. эта проверка должна была завершиться. Далее Центральная избирательная комиссия должна была, создав базу полученных документов, передать их Президенту, а тот, согласно закону, назначить дату проведения референдума — «не раньше, чем через 3 и не позже, чем через 4 месяца после их получения».

Сам глава ЦИК — Ярослав Давыдович — 25 марта был вынужден признать, что «согласно законодательству, проверка полученных документов должна длиться не более месяца. То есть к 10 апреля мы должны ее завершить». При этом, отвечая на вопрос: «Массовые нарушения могут стать причиной запрета на проведение референдума?» — Ярослав Васильевич заверил, что закон помнит безупречно: «Конституция определяет только три условия — три миллиона подписей, не менее двух третей областей, не менее ста тысяч в каждом регионе. Если одно из этих условий не будет соблюдено, референдум не состоится. Других ограничений нет. Передано 4 миллиона 666 тысяч подписей. Даже если предположить, что какая-то часть будет признана недействительной, все равно запас слишком велик» (25.03.2006 г., «ЗН»). Так если знает закон — почему не выполняет?!

Проверка подписей — святой долг Центризбиркома. Но с самого начала к процессу, неведомо, на каком основании, были подключены «силовики», в первую очередь — возглавляемое тогда Луценко МВД. Однако запас прочности — здесь г-н Давыдович не обманул — действительно огромен: более полутора миллиона подписей. Даже к сегодняшнему дню, когда уже нарушены все мыслимые временные рамки, так и не удалось «набрать» такое количество нарушений, которое можно было бы считать достаточным основанием для отмены референдума.

Как сообщила 9 ноября 2006 г. пресс-служба Генпрокуратуры, ею изучается аж 10 дел о внесении неправдивых сведений в подписные листы относительно проведения референдумов по вопросам вступления Украины в НАТО и ЕЭП. «Следственными подразделениями органов внутренних дел проводятся расследования в десяти уголовных делах, возбужденных по фактам внесения неправдивых сведений в подписные листы относительно проведения Всеукраинского референдума по вопросам вступления Украины в НАТО и ЕЭП». Прямо скажем — немного.

Любопытно, однако, почему Генпрокуратура закрывает глаза на нарушение всех возможных положений (относящихся к проведению референдума) и Конституции, и законов, в частности, на превышение сроков рассмотрения подписных листов в ЦИК?

Предпринимаются и иные попытки нивелировать процесс народного волеизъявления. Например, 25 октября 2006 г. сообщалось, что некая гражданка Лукьянова из Винницы столь озаботилась «бездеятельностью Винницкого городского совета относительно проверки сведений, указанных в подписных листах, сданных городской инициативной группой по проведению референдума относительно вступления Украины в НАТО», что обратилась в суд по этому вопросу. И, как сообщала пресс-служба Комитета избирателей Украины (структуры, настроенной пронатовски, выступающей против референдума, что и понятно: КИУ существует на западные гранты), Лукьянова готовит еще один иск, которым по этой же причине хочет признать недействительными все 52072 подписи, собранные инициативной группой в городе Винница.

При этом КИУ прогнозировал, что подобные иски будут поданы во всех регионах, где инициативные группы по проведению всеукраинского референдума собирали подписи. «И есть большая вероятность того, что иски будут удовлетворены, поскольку действующий закон «О всеукраинских и местных референдумах» не содержит порядка и процедуры проведения такой проверки подписей», — отмечалось в сообщении пресс-службы. Фактически это был не «прогноз» КИУ, а призыв к действию (одновременно с указанием на сомнительный метод, посредством которого предлагается не допустить проведения референдума). Не исключено, что по такому пути «оранжевые» и пойдут. Но насколько все это легитимно — ведь законом четко установлены сроки для проверки: один месяц, который давным-давно минул.

Все допустимые сроки для принятия конкретных решений вышли, но референдум не назначен. Более того, подписные листы «зависли» в ЦИК. Г-н Давыдович, запамятовав о принципиальности, которую он обычно столь активно демонстрирует, молчит.

Хотелось бы в этой связи напомнить Ярославу Васильевичу ст. 8 закона о всеукраинском и местном референдумах — «Демократичні засади підготовки і проведення референдумів», а именно: «…Винесений на референдум проект закону, рішення обговорюється в межах України або тієї адміністративно-територіальної одиниці, де проводитиметься референдум. Діяльність державних і громадських органів, які беруть участь у підготовці і проведенні референдуму, здійснюється відкрито і гласно. Всі рішення, що стосуються референдуму, а також проекти законів, інших рішень, які виносяться на референдум, підлягають опублікуванню засобами масової інформації. Засоби масової інформації висвітлюють хід підготовки і проведення референдуму, їх представникам гарантується безперешкодний доступ на всі збори і засідання, пов’язані з референдумом, і одержання інформації…»

Так почему мы не видим ни открытости, ни гласности со стороны государственных органов? По какой причине нам не известны решения — любые, «що стосуються референдуму»? На каком основании ЦИК затормозила этот процесс?

К сожалению, не слышно и сторонников проведения референдума. Они, имея в руках власть, почему-то не добиваются реализации права народа на волеизъявление в судах, в публичных акциях протеста против нарушения Конституции и законов. Между тем вопиющие нарушения вполне достойны создания следственной комиссии Верховной Рады, которая изучила бы и дала оценку как непосредственно процедуре сбора подписей, так и действиям органов, отвечающих за реализацию конституционных прав граждан, — в первую очередь проволочкам Центризбиркома.

В этой связи уместно вспомнить о том, как после известного заявления Януковича в Брюсселе (об отказе присоединиться к ПДЧ НАТО) со стороны «регионалов» звучал тезис о доведении инициативы по проведению референдума до логического конца. Так, 19 сентября 2006 г. с парламентской трибуны член фракции ПР Александр Пеклушенко заявил: «Мы готовы своими депутатами в бюджетном комитете рассматривать вопрос о выделении средств на проведение референдума: быть Украине в НАТО или не быть с последующим его обсуждением и принятием в сессионном зале. Мы считаем, что только на это нужны деньги» («УП»). 14 ноября другой «регионал» — Владимир Бронников подчеркнул: «Прежде, чем принимать решения о вступлении Украины в НАТО, необходимо провести в стране референдум, и это обязательно будет сделано» (РИА «Новости»)… И т. д.

Так в чем дело? Почему не выделили в бюджете отдельной строкой расходы на проведение референдума? Ведь если поднять эту тему после принятия бюджета, «оранжевые» наверняка заведут речь о том, что в бюджете, мол, не предусмотрено средств.

Коммунисты в октябре инициировали долговременную акцию «Крым — антинатовский плацдарм», требуя от властей назначения двух референдумов: против НАТО и за придание русскому языку статуса государственного. Как сообщала пресс-служба КРО КПУ 12 октября, члены Компартии требуют от власти и антикризисной коалиции ВР немедленного назначения референдума о членстве Украины в НАТО и статусе русского языка, «что должно навсегда положить конец паразитированию спекуляций «помаранчевого» Президента Украины и его прозападной клики в отношении курса Украины».

Но почему эту акцию ограничили Крымом? И почему не предпринимается реальных действий по недопущению втягивания Украины в альянс посредством использования уже готовых наработок — тех же собранных миллионов подписей за проведение референдума?

А итоги референдума весьма предсказуемы. Недавно обнародованы очередные результаты опроса граждан, проведенные Центром им. Разумкова, и они свидетельствуют о том, что больше половины украинцев против вступления в НАТО. Если бы сейчас проходил референдум по вступлению Украины в Североатлантический альянс, то 54,1% респондентов проголосовали бы против такого шага, поддержали бы вступление 17,2% опрошенных, остальные респонденты либо не голосовали бы, либо затрудняются с ответом (28.11.2006 г., «Интерфакс-Украина»).

Активным противникам НАТО непростительно игнорировать такой настрой украинцев. В иной ситуации — если бы большинство населения высказывалось за вступление — «оранжевые» не задержались бы с референдумом. Почему же «тормозят» противники альянса?

Согласно ст. 9 закона о всеукраинском и местном референдумах («Проведення нового референдуму») — «Новий всеукраїнський референдум з питань, що раніше виносилися на референдум, може бути проведено не раніш як через 5 років». И если провести референдум о НАТО сейчас, это минимум на 5 лет сняло бы «североатлантическую проблему».

Возможно, этого опасаются и атлантисты, разворачивающие свою пропаганду НАТО? Буш недавно из Риги дал знать, что держит «двери открытыми» (для Украины в альянс). Ющенко 27 ноября и вовсе заявил, что Украина находится «на пороге» НАТО, и подчеркнул: «Дискуссия относительно вступления Украины в НАТО не ведется». Т. е. все уже решено и осталось только тактические нюансы разрулить. И добавил: «Следует вести информационную работу с населением относительно вступления Украины в НАТО, и когда страна уже будет готова вступить в НАТО, провести референдум».

Опять эта затертая до дыр тема т. н. «неосведомленности» населения. Вот и Центр им. Разумкова (существующий на зарубежные гранты) подкинул аргументов Ющенко в ходе упомянутого соцопроса: главным образом формирование отношения граждан к альянсу происходит под влиянием стереотипов. По данным центра, треть всех опрошенных (32,3%) составляют «стереотипные противники» НАТО, а 8% — «стереотипные сторонники». Это, мол, люди, которые проголосовали бы за или против вступления в НАТО, но при этом оценивают уровень своей информированности об альянсе как низкий и в течение своей жизни не изменяли отношения к НАТО.

В целом в Украине, констатировали в Центре им. Разумкова, уровень информированности о НАТО низкий. Только 3% опрошенных считают свой уровень информированности об альянсе высоким. О среднем уровне информированности заявили 31,8% респондентов, 47,3% — отметили низкий уровень знаний об альянсе. 11,7% респондентов заявили, что вообще ничего не знают о НАТО. Вместе с тем результаты опроса показали, что в обществе существует потребность в информированности о НАТО. Почти половина (49,9%) граждан Украины хотели бы получать об альянсе как можно больше информации; 38,6% опрошенных заявили, что их эта тема не интересует вообще; 11,5% затруднились дать ответ.

Но могут ли люди самостоятельно оценить «уровень своей информированности»? Сомнительно. А что касается «иметь больше информации» — так это логичное желание любого мыслящего человека. Но оно вовсе не свидетельствует о «неинформированности». Сколько информации ни дай (о чем угодно, не только о НАТО) — всегда можно будет сказать, что ее хотелось бы больше.

Опрос показал, что украинцы достаточно умны. Ведь они отвечают как Сократ: «Я знаю, что ничего не знаю». Большинство философов и мыслителей сходятся во мнении, что эти слова следует понимать как стремление к самосовершенствованию, как «я знаю, что не знаю всего». Но и о НАТО никто и никогда, даже самый информированный, не будет знать всего.

Но это так, отступление. Важно иное: потуги властей не допустить проведения референдума на основании «недостаточной информированности» являются прямым нарушением закона.

В законе «Про всеукраїнський та місцеві референдуми», ст. 7 «Принципи участі громадян у референдумах» говорится: «Будь-яке пряме чи непряме обмеження прав громадян України на участь у референдумі залежно від походження, соціального і майнового стану, расової і національної належності, статі, освіти, мови, ставлення до релігії, політичних поглядів, роду і характеру занять забороняються».

То, к чему прибегают «оранжевые» представители власти, муссируя тему «неосведомленности», — это непрямое (косвенное) ограничение прав граждан Украины на участие в референдуме. В законе сказано: «будь-яке обмеження». Хотя, поскольку официальные лица говорят об этом публично (Президент, например), можно вести речь и о прямых ограничениях. Говоря проще, Президенту и его соратникам не по нутру политические (антинатовские) взгляды тех граждан, которые хотят референдума. Власти удобней полагать, что население «недостаточно образованно» в теме альянса. Однако закон, как видим, прямо запрещает такие ограничения.

Чтобы обойти его, нужен Давыдович.


Сергей Бурлаченко, еженедельник “2000”

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Время собирать камни. Будет ли восстановлен католический костел в Севастополе?

“Оранжевые” министры официально заявили о своей отставке