in

ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВО ЕКАТЕРИНА II в юбилейном году Севастополя на финише исторической одиссеи

На улице Ленина напротив Музея Черноморского флота в прямоугольнике алюминиевого строительного ограждения готовится площадка для памятника императрице Екатерине II – основательнице Черноморского флота и Севастополя. Согласно решению горсовета от 23 апреля 2008 года,  памятник будет иметь статус «местного значения». Вот вам парадокс современной истории: деяния императрицы были резонансными в мировом масштабе, за что она удостоена титула Великой, и, конечно, особо судьбоносными вехами истории государства Российского. 

Самая русская… А почему? 

А задумывался ли кто-либо над тем, почему именно Екатерина II удостоилась  еще и неофициального титула «самой русской императрицы»? Казалось бы, ответ очевиден: благодаря феноменальному успеху великих  эпохальных деяний на благо, пользу и международный престиж Российского государства – деяний истинной патриотки Отечества…

При всей ясности ответа налицо и загадка: почему юная немецкая принцесса София-Амалия-Фредерика чуть ли не с первых дней пребывания на российской земле почувствовала, что обрела здесь свое Отечество?

На мой взгляд,  близким к разгадке оказался московский писатель-маринист Владимир Шигин, высказавший на одной из творческих встреч интересную гипотезу. Будущая императрица являлась анхальт-цербстской принцессой. Но, возможно, «Цербстское» – это произнесенное на немецкий лад слово «Сербское», и, следовательно, Анхальт-Цербстское княжество есть не что иное как «онемеченная» часть бывших славянских земель.  Тогда, возможно, давние предки принцессы, о которых она и не подозревала, имели славянские корни. И эта генетическая память  помогла  ей почувствовать русский национальный характер и искренне и глубоко полюбить Россию.

Гипотеза, безусловно, ждет фундаментального исторического исследования, но, тем не менее, и сейчас абсолютно неоспорим великий патриотизм императрицы на российском престоле. Известная российская писательница Лариса Васильева на исходе XX века ёмко и точно охарактеризовала суть екатерининской эпохи:  «Расположения России искали все без исключения властители, страна вышла ко всем желанным морям, расцвела в науках и искусствах, покрылась сетью школ и на два века определилась, с небольшими поправками, в границах, разрушить которые не смогли ни войны, ни революции…». 

Достоянием истории стали слова императрицы: «Черноморский же флот есть наше заведение собственное, следовательно, сердцу близкое». 

Виват, одесситы!

Императрица и ее сподвижники, способствовавшие процветанию Новороссийского края, еще в XIX веке были достойно воплощены в монументальных  скульптурных композициях на юге Российской империи – в Одессе и Симферополе. Но эти монументы, понятно, не вписались в советскую эпоху, ибо не отвечали генеральной концепции тогдашних идеологов, решивших вести отсчет отечественной истории с 1917 года. Но, как показало время, им было далеко до апологетов сучасной Украины…

После так называемой помаранчевой революции  процесс навязывания идеалов незалежности двинулся на города и веси асфальтовым катком. Поинтересуйтесь у племени младого, кто самый непревзойденный писатель всех времен и народов? Хором ответят: Тарас Шевченко, вестимо. А не какой-то иностранный поэт Пушкин…

Мертвой хваткой взялись и за ветеранов Великой Отечественной войны. Разве не оскорблением для них стал президентский указ, уравнявший их в статусе и правах с теми, кто воевал на стороне Гитлера? Токмо единым росчерком пера главы государства теперь каратели из УПА – это не фашистские прихвостни,  а украинские повстанцы, борцы против коммунизма и фашизма. В национальные герои наряду с гауптштурмфюрером СС herrом Шухевичем токмо росчерком пера президента выбились и гетманы Выговский и Мазепа…

Но, в отличие от «мешканцев» Западной Украины, приветствующих антироссийскую истерию, возведенную в ранг государственной политики, жители Юга и Востока суверенной державы  в сгустившемся оранжевом тумане закономерно потянулись к маякам своей истории. В прошлом году императрица Екатерина II «вернулась» в Одессу, невзирая на визг жалкой кучки незалежников – правда, весьма воинственных. «Тех, кто был особо боек», пришлось укрощать сотрудникам милиции.

,

«Война мэров» как двигатель прогресса

Благодаря одесситам севастопольская одиссея увековечения императрицы   была поднята на «часе прессы» горсовета,  когда корреспондент «Флота Украины» задал Валерию Саратову вопрос: 

–Пушкин, Гоголь, Герцен, Добролюбов и другие резко негативно отзывались о Екатерине II. В Одессе есть фотографии с кровавыми столкновениями при установке памятника. А у нас в Севастополе межнациональный мир  значительно слабее, чем в Одессе. У нас есть татарский фактор. Скажите, собираетесь ли вы соблюдать межнациональный мир? Вы будете ставить памятник?

На это последовал краткий и четкий ответ главы представительной власти:

–Будем.

–Вы хотите таких взаимоотношений, как в Одессе? Вы ставите под угрозу межнациональный мир, – не унимался  «миротворец».

Ответ спикера прозвучал на редкость веско:

–Мы все услышали сейчас одну точку зрения, которая, на мой взгляд, не обижайтесь, и недалёкая, и специально подчёркивает желание на этом деле породить какие-то политические спекуляции. Как только мы станем на путь, о котором вы говорите, это и будет разжигание межнациональной розни. Сегодня во всех странах мира принято так, что основателей городов  увековечивают в памятниках. Если Екатерина II основала Севастополь, давайте отдадим ей память за то, что она основала хороший красивый город. Если вы сегодня сумеете мне доказать, что Екатерина II не основала Севастополь, я послушаю ваши доводы. Кстати, сомневаюсь, была бы сегодня Украина в тех границах, которые она имеет, если бы не императрица. А с межнациональным миром в городе Севастополе совершенно нормально и хорошо. Я искренне убежден, что если сейчас провести референдум в Севастополе, то будет 90 с лишним процентов голосов за то, чтобы этот памятник поставить – за счет внебюджетных средств.

Такая зрелая гражданская позиция порадовала и обнадежила. Ведь обитателей местного властного олимпа обычно не вытащишь из вожделенных земельных и прочих имущественных терний…

А нынешнее весеннее противостояние первых лиц властных структур еще более значительно продвинула одиссею увековечения императрицы к желанному финалу.

А теперь – о противостоянии…

С чем рифмуются оппоненты

Ладно, допустим, что у апологетов незалежности своя история, и, соответственно, свои приоритеты и герои. Но тогда, если следовать той же логике, у севастопольцев тоже есть право на увековечение основательницы города.

Не тут-то было… Им – можно, нам – нельзя.

В убогом арсенале оппонентов – все тот же, что и в прошлом веке (достаточно вспомнить статью «Флота Украины» «Нельзя читать при дамах»), заезженный тезис. Когда в прошлом  году я вновь подняла  екатерининскую  тему в Интернет-изданиях, один из оппонентов, назвав автора человеком «омонархиченным» (комплимент! Значит, я сумела «вжиться» в екатерининскую эпоху), высказался о статье: «Защищать власть, царей, богатых людей считаю неэтичным. Тем более курв при власти».

Еще более «корректно» высказался об императрице как о «царствующей шлюхе» с телеэкрана один из старших офицеров ВМСУ.

А тот же «Флот   Украины» строчил, как из пулемета, статью за статьей…

«К власти Катька пришла, организовав убийство собственного венценосного супруга Петра. В моральном отношении она была не просто блудливой бабой, но и педофилкой, поскольку в пенсионном, по современным понятиям, возрасте путалась с 20-летними мальчиками-фаворитами. Представляю, как их должно было тошнить от этой старухи, но куда денешься на государевой службе…», – не стеснялся в выражениях  ученый муж Игорь Лосев.

Не отстал от него и Николай Владзимирский: «Станет ли от появления на пьедестале «голодной волчицы», как называл ее Тарас Шевченко, и царственной шлюхи, по мнению российских демократов, лучшим морально общество?».

Солидарен был с коллегами по творческому цеху и Дорофей Иванов: «Тут ведь надо и памятник сварганить немецкой даме «нетяжелого поведения», а там надо думать и об увековечивании лихой памяти ейных интимных полюбовников: Гришки Потемкина, братьев Орловых, графа Зубова и многих, многих других».

А вот свежайший перл с тем же протухшим содержимым, сотворенный пожелавшими остаться неизвестными активистами «инициативной группы граждан соседнего государства» (как явствует из текста – Украины – Авт.) и развешенный ими глубокой ночью по деревьям на улице Ленина, где напротив Музея Черноморского флота идет подготовка площадки под будущий памятник императрице:

«…Группа царских депутатов и путан, прибывших на поселение в город-герой Севастополь из соседнего государства Россия, объявляют конкурс на создание проекта бюстика самой шальной русской императрице-немке Екатерине II…

Место расположения бюстика: холл Севастопольского горсовета…

К 225-летнему юбилею города Севастополя запланировать выпуск памятных монет местного монетного двора нижеуказанных альфонсов и лучших партнеров царствующей шлюхи… Изображение оных должно производиться на реверсе монеты с указанием дат блаженствования в спальне императрицы. На аверсе монеты – изображение вышеуказанного идола поклонения из журнала «Playboy» 1996 г».

,

Да, достойно представляют паны  державу украинскую – не только в духе параноидальной русофобии.  С чего они прямо с маниакальным упорством зациклились на личной жизни императрицы? Ведь, согласитесь, при чтении всех перлов прослеживается не критика, не политика – клиника! И складывается впечатление, что оппоненты озабочены не патриотическими идеалами незалежности, а  прямо-таки снедаемы нескрываемой завистью к фаворитам императрицы и, наверное, собственными нешуточными комплексами на деликатном поприще. Только и осталось им утешаться, перетряхивая пыль с подшивок журнала «Playboy» двенадцатилетней давности… 

Что ж, этим страдальцам можно выразить только снисходительное дамское сочувствие  – словами писательницы Ларисы Васильевой: «Она одарена такой женственностью, которая не может не оскорблять собою мало одаренных мужественностью».

Сколько же, кстати, оппонентов в Севастополе? Судя по подписанному еще осенью прошлого года обращению к президенту Украины, аж десять «національно-демократичних організацій»:  «конгрес українців», «курінь українського козацтва», «міська спілка офіцерів України», а также боевые подруги панов – из лиг матерей, сестер и прочих «українських жінок». Плюс примкнувшее к ним «товариство білорусів iм. Максима Богдановича «Пагоня». В обращении  «шановному пану президенту» говорилось о недопустимости состоявшегося в Одессе и грядущего в Севастополе увековечения «одіозній російській цариці», «тирана українського, російського та кримськотатарського народів в незалежній Українській Державі», «ката в спідниці» (то бишь, палача в юбке).  Но и этих оскорблений оказалось мало, и панове процитировали своего классика Т. Шевченко: «голодна вовчиця». Опять же суть не стандартных и до зубовного скрежета знакомых обвинений, а в том, что самого-то митинга (массового собрания) на площади Нахимова никто в тот день и не приметил. Скорее всего,  «представники національно-демократичних організацій міста Севастополя»  вручили городским властям вышеупомянутое письмо президенту и тихо-мирно разошлись.

Так что вряд ли демарши оппонентов вызовут «загострення політичної і міжетнічної ситуації в місті».  Даже если вместе  с ними «грудью встанет» («за спиной друг у друга», как остроумно заметил кто-то в очередной Интернетовской полемике) непобедимая (ибо еще ни с кем не воевавшая) армада оппонентов от «Флота Украины».

И на наших черноморских берегах севастопольцы и моряки-черноморцы засвидетельствуют должное почтение самой русской императрице!

Ольга СИГАЧЕВА

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Программа празднования 225-летия основания города-героя Севастополя

Мэр Севастополя хочет получать на развитие Крыма всю арендную плату от ЧФ РФ