in

«Директор севастопольского хлебокомбината «украл» мою квартиру…»

«Ну, ничего себе!», – подумали мы, получив письмо от читательницы с подобным обвинением. Дело серьезное. Поэтому решили встретиться с автором письма.

Пообщавшись со Светланой Николаевной, перелистав целый ворох многолетней переписки, мы поняли, что в очередной раз столкнулись с примером чиновничьего равнодушия и бюрократического произвола, жертвой которого стала простая севастопольская труженица.

Начиналось все, как обычно, с благих намерений. В 1994 году городские власти выделили для хлебокомбината земельный участок (ул. Астана Кесаева, 4) для строительства жилого дома. Бывший директор предприятия Алевтина Коханова была человеком советской формации, и такие слова как «забота о трудящихся» и «социальный пакет» не являлись для нее пустым звуком.

Светлана Коневцова, работая на комбинате с 1986 г. и проживая в общежитии, оказалась в числе 46 работников, получивших право на заветную квартиру. Разумеется, не бесплатно. Наступали новые прагматичные времена. Но у нее хотя бы появилась надежда.

Администрацией и профсоюзным комитетом  хлебокомбината в качестве застройщика была привлечена некая фирма «Тамус», известная разве тем, что руководил ею бывший работник жилищного отдела СГГА Шестопалов В.И.

Счастливые граждане подписали договор о долевом участии в строительстве дома, второй стороной в котором выступала фирма «Тамус», а гарантом исполнения договора явился хлебокомбинат. За собранные по сусекам 670 миллионов карбованцев Свелана Коневцова должна была получить двухкомнатную квартиру площадью 57,9 кв.м. на четвертом этаже угловой вставки здания. При этом деньги вносились на расчетный счет хлебокомбината, а уже оттуда поступали застройщику.

Дальше все происходило так, как сказано в известной поговорке: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Ох, уж эти бурные 90-е годы! Уже в апреле 1996 года появляется решение руководства хлебокомбината, цитата из которого наглядно иллюстрирует сущность происходящих событий: «Директор фирмы «Тамус» Шестопалов В.И. по неизвестным причинам остановил деятельности фирмы и скрылся. Местонахождение директора неизвестно… Указанные обстоятельства поставили под угрозу дальнейшее продолжение строительства и сделали невыполнимыми обязательства перед физическими лицами по предоставлению им квартир».

Но Алевтина Коханова не была бы самой собой, если бросила бы людей на произвол судьбы. Этим же решением хлебокомбинат «принял на себя исполнение гарантийных обязательств перед физическими лицами, указанными в прилагаемом списке в части предоставления последним квартир», еще раз подарив им тем самым надежду.

И люди надеялись. Надеялись и ждали. Даже тогда, когда коммунальный хлебокомбинат начал процедуру перехода в частные руки. Еще бы! Сам председатель правления ОАО «Царь хлеб», по совместительству депутат Верховной Рады от БЮТ Ю.Г.Трындюк на собрании сотрудников комбината в присутствии Алевтины Кохановой обещал: «Дом обязательно будет достроен,  и все обязательства перед работниками будут выполнены в полном объеме».

Однако обещания народного депутата, в конечном итоге, оказались очень созвучными с его фамилией, а Светлана Николаевна ввязалась в изнурительную и многолетнюю бумажную войну.

Умение чиновников плодить благозвучные отписки воистину зачаровывает и заслуживает особого исследования. Как в известной песне: «Вы не сказали «Да», мадам! Я не сказала «Нет!». Разобрать достаточно сложно.

И если при Алевтине Кохановой нашей героине еще обещали решить вопрос положительно, ежегодно отодвигая сроки, то с приходом нового директора теперь уже дочернего предприятия «Царь хлеб»  ООО «Хлебные инвестиции» Ореста Андрияса тональность общения резко поменялась.

Вот несколько цитат из писем в адрес С.Н.Коневцовой, подписанных директором: «Хотелось бы также напомнить Вам, что в 1994 году Вы заключали договор о долевом строительстве с фирмой «Тамус», а не с ДП «Царь хлеб»  ООО «Хлебные инвестиции». К указанному в Вашем обращении строительству ДП «Царь хлеб»  ООО «Хлебные инвестиции» не имеет никакого отношения. Всеми строительными работами руководило руководство фирмы «Тамус». С учетом вышеизложенного предлагаем Вам в судебном порядке истребовать у фирмы «Тамус» квартиру, строительство которой вы оплатили…».

«Это же форменное  издевательство, – возмущается Светлана Николаевна. – Хочу сказать на всю Украину, что я к фирме «Тамус» не имею никакого отношения! Деньги я вносила в кассу предприятия, оно же выступило гарантом исполнения договора!».

Судя по всему, новое руководство хлебокомбината не лишено иронично-садистских наклонностей. Иначе трудно объяснить такую, к примеру, фразу в письме от 27.05.2008 г.: «В случае окончания строительства дома по ул. Кесаева будет рассмотрен вопрос о выделении Вам жилой площади на основании документов, подтверждающих Ваше право на такую площадь». Юмор состоит в том, что выписка из решения совместного заседания администрации и профкома комбината о предоставлении Коневцовой квартиры находится… на самом комбинате. Светлане до сих пор отказывают в ее выдаче.

Для проверяющих рангом повыше шустрые хлебопеки приготовили отписки пограмотнее. Вот, например, чем господин Андрияс объясняет начальнику управления промышленности СГГА отсутствие обязательств перед Коневцовой:

«1. Статьей 196 ГК Украины определено, что гарантия оформляется в виде договора в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность гарантии. В договорных отношениях Коневцовой С.Н. и СПКФ «Тамус» гарантия не оформлялась в виде отдельного письменного договора…

2. Кроме того, в договоре от имени гаранта (ГП «Севастопольский хлебокомбинат») выполнена подпись не уполномоченным на такие действия лицом (заместителем директора). Следовательно, гарантия является недействительной».

Ну, и как с ними бороться, с этими буквоедами?  И откуда, спрашивается, простой человек может знать все эти тонкости? Зато отвечать он будет всегда по полной программе.

«У меня на хлебокомбинате 20 лет непрерывного стажа, – рассказывает Светлана Коневцова, – и чтобы мой завод меня так обманул, я не могу в это поверить, и согласиться.

На эти деньги я могла  тогда  купить 3-х комнатную квартиру. Заняла деньги под проценты, когда доллар был 1,8, а отдавала по 5,43. Прожила все эти годы с семьёй в общежитии. Сыну 19 лет, он учится в СНТУ, у него своя взрослая жизнь. Мы часто думаем с мужем о том, что наша жизнь могла бы сложиться иначе, мы  мечтали родить 3-х детей, жить в  квартире.

Сейчас мне 40 лет. Шесть лет я хожу по судам, добиваясь своей квартиры, а народный депутат Трындюк Ю.Г. живет и процветает. Хлебокомбинат приносит ему прибыль. Благодаря таким, как я, он стал богатым, а долги отдавать не  желает…».

Как видите, директор хлебокомбината действительно не крал квартиру в прямом смысле этого слова. Думаю, с жильем у него проблем не предвидится.

А вот вера в справедливость и надежда получить законную жилплощадь у Светланы Коневцовой были все-таки похищены. Остается вопрос, навсегда ли?

Сергей КАЖАНОВ

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Шантаж из уст аферистичной особы

Новая лицензия – на новый вид деятельности