in

Атака кланов: передел Украины. Заключительный этап

Нынешний кризис в Украине спровоцирован заключительным этапом передела собственности


Такие разные “донецкие”


Становление знаменитого даже за пределами страны донецкого клана овеяно легендами. После обретения Украиной независимости и последовавшего экономического хаоса постсоветская номенклатура промышленного Донбасса бы-ла вынуждена держаться единым кулаком, поскольку в противном случае все лакомые кусочки расхватали бы “чужаки”.


Слабый на тот момент Киев поначалу не мог влиять на обстановку в этом регионе, опасаясь, в частности, сепаратистских настроений. Но во время премьерства днепропетровца Леонида Кучмы “донецким” все же пришлось отбиваться от его попыток перехватить рычаги управления экономикой Донбасса. А один из главных на тот момент недругов Кучмы Ефим Звягильский, который отстаивал в правительстве интересы “донов”, даже вынужден был некоторое время скрываться в Израиле после того, как Кучма занял президентское кресло.


В 1995-1996 гг. по Донбассу прокатилась волна громких убийств (наиболее резонансным было убийство Ахатя Брагина, после которого почетный титул “хозяина Донбасса” неожиданно для многих перешел к малоизвестному на то время Ринату Ахметову). Первым, кто рискнул ввязаться в борьбу за лакомые сферы донбасской экономики, стал небезызвестный представитель днепропетровского клана Павел Лазаренко. В частности, он со своей корпорацией ЕЭСУ пытался выйти на газовый рынок Донбасса. Именно в годы премьерства Павла Ивановича его “смотрящая в Киеве” Юлия Тимошенко из-за очень агрессивной политики ЕЭСУ перессорилась с массой влиятельных личностей, поэтому ее декларируемая нелюбовь ко многим ныне вернувшимся во власть старым знакомым абсолютно искренняя.


Но вернемся к “донецким”. Фактически все это время на Донбассе четко прослеживались два крупных и, в принципе, равнозначных игрока: группа Брагина – Ахметова (нынешняя СКМ) и группа Гайдука – Таруты (“Индустриальный союз Донбасса”). До недавнего времени они полюбовно решали все спорные во-просы по разделу сфер влияния, во всяком случае, до открытой конфронтации, как между Ахметовым и Владимиром Бойко, дело не доходило. Например, возглавляющий сейчас пропрезидентский СНБО Виталий Гайдук ранее отлично уживался с Виктором Януковичем – он был его первым замом, когда нынешний премьер возглавлял донецкую обладминистрацию. Говорят, что первый раз кошка пробежала между двумя группами, когда СКМ на пару с Виктором Пинчуком заполучила “Криворожсталь”. ИСД тогда тоже участвовал в конкурсе и даже оспаривал его результаты в суде. Но дело даже не в конкретной “Криворожстали”, а в том, что СКМ вырвался вперед в локальной олигархической гонке.


То, что славящийся своим единством донецкий клан понемногу раскалывается, стало очевидно, когда собственники ИСД неожиданно поддержали на президентских выборах Ющенко. И (не смейтесь) когда донецкий “Металлург” наконец отобрал у своих земляков из “Шахтера” первые очки в футбольном чемпионате. Пошла борьба не только за финансовые потоки в Украине, но и за выход на мировые рынки, ведь и СКМ (а конкретно – структура “Металлинвест”), и ИСД заявляли о намерениях выйти на IPO. ИСД рассчитывает, что Украина примет правила игры, существующие в цивилизованном бизнес-мире, но их землякам пока больше по душе ручные откаты НДС. Отдельного разговора требует противостояние “старые-новые донецкие” внутри самой Партии регионов, которое может выплеснуться наружу, например, при составлении избирательных списков.


Некоторые российские политологи связывают “донецкую” группу с так называемой “солнцевской”, которой якобы покровительствует мэр Москвы Юрий Лужков. Поговаривают, что у “донецких” и “солнцевских” существуют общие экономические интересы по всей территории СНГ, поэтому россияне активно поддерживали Януковича и Партию регионов на выборах, эксплуатируя славянскую тематику. Причем это не официальная российская власть через “солнцевских” оказывает помощь, условно говоря, пророссийским силам, а как раз наоборот: имеющие связи в ФСБ “солнцевские” мобилизуют для своих целей государственный ресурс…


Страна в миниатюре


Помимо “других донецких”, единственной серьезной силой, которая в состоянии противостоять экспансии Ахметова – Януковича, является днепропетровский клан. Этот клан более разрознен, чем донецкий, но фактически Днепропетровск остается единственным регионом (на Востоке страны уж точно), где “донецкие” чувствуют себя неуютно.


Например, и ранее не самый влиятельный харьковский истеблишмент после смерти Кушнарева полностью ассимилировался с “донецкими”. Львовский (“галичанский”) клан занят внутренними разборками и не способен противостоять рейдерам с востока. Формирование мощной “запорожской группы”, несмотря на все старания Василия Хмельницкого, провалилось, а бизнес некогда мощной, но державшейся на плаву исключительно с помощью административных методов “киевской группы” (братья Суркисы) фактически был поглощен днепропетровцами.


Днепропетровск всегда был на особых ролях в украинской политике. Самый известный выходец из тех краев Леонид Кучма объяснял огромное количество земляков во власти особым статусом города еще во времена СССР, когда он был “своеобразной кузницей руководящих кадров, поскольку здесь локализована страна в миниатюре”. Лазаренко, Тимошенко, Горбулин, Пустовойтенко, Яцуба, Тигипко, Пинчук, Деркачи… В разное время они конкурировали между собой, в частности, за влияние на Кучму, поэтому говорить о каких-то глобальных общих интересах не приходится. Но показательно, что, хотя представители днепропетровского клана поддержали на президентских выборах 2004-го кандидатуру Януковича, фактически они же первыми его “сдали” (вспомните хотя бы поведение возглавлявшего штаб Тигипко после второго тура). Бывший “приватовец” Сергей Тигипко на данный момент отошел от активной политики, а вот Виктор Пинчук (“Интерпайп”), памятуя о проблемах, с которыми столкнулся после Оранжевой революции, предпочитает с тех пор класть яйца в разные корзины.


Сейчас большой днепропетровский капитал олицетворяет в основном группа “Приват” (Приватбанк), а конкретно – Игорь Коломойский, Геннадий Боголюбов и их подручный Геннадий Корбан. Впрочем, олицетворяют – слишком громко сказано, поскольку лишь очень небольшой процент населения Украины знает их в лицо. Зато количество рейдерских скандалов, в которых был замешан “Приват”, не поддается счету.


О Коломойском рассказывают, что его звезда взошла благодаря тесным связям с тандемом Лазаренко – Тимошенко, а после того как многочисленные активы последних подверглись атаке приближенных к Кучме олигархов, часть их отошла как раз к Коломойскому. О связях Тимошенко и Коломойского в последнее время не говорил только ленивый. Очень уж много у них общего, и, регулярно устраивая словесный разнос другим олигархам, о “Привате” Юлия Владимировна вспоминает редко. Да и то лишь для того, чтобы в очередной раз опро-вергнуть слухи об их связи.


Хотя аналитики отрицают наличие единого днепропетровского клана, очевидно, что для агрессивного днепропетровского бизнеса (неважно, одна структура его олицетворяет или несколько разновесовых) агрессивный донецкий – прямой конкурент. Поэтому можно не сомневаться, что Коломойский и Ко не против стращать конкурента таким ярким “антидонецким” рупором, как Юлия Владимировна. Также они могут подсобить Тимошенко с помощью нескольких контролируемых ими влиятельных масс-медиа, хотя попытка установить контроль над крупнейшим каналом “1+1” “Привату” пока не удалась.


Остальные региональные кланы настолько слабы и дезориентированы, что в ближайшей перспективе им не светит участие в распределении остатков собственности, и вся их энергия будет сконцентрирована на том, чтобы сохранить имеющиеся активы.


КОММЕНТАРИЙ


Андрей Золотарев, политолог:


– Единого днепропетровского клана не было даже в середине 90-х. Сегодня есть те же “Интерпайп”, “Приват”, но такой политической надстройки, как Партия регионов, у них нет. Донецкий клан сейчас прекрасно понимает, что эпоха сырьевых олигархов (металл, уголь) подходит к концу. Если “донецкие” осознают, что не будет монополии донецкой власти в Украине, то останутся в выигрыше, но если они продолжат борьбу за монополию, то неизбежно проиграют. Днепропетровск не приемлет диктат и нахрап, и если “донецкие” попытаются установить свои порядки в Днепропетровске, это, как во времена Оранжевой революции, консолидирует местный бизнес. А что касается Тимошенко, то она в каких-то отдельных тактических вопросах действительно связана с Коломойским, но это не стратегическое сотрудничество.


К СЛОВУ


Леонид Кучма умел уравновешивать кланы


Говорят, Кучма написал новую книгу – “После Майдана”. Еще бы, у него теперь много свободного времени. И он спокойно за чашечкой чая или чего-нибудь покрепче может себе позволить поразмышлять над тем, какая же она, Украина, без Кучмы? В общем-то, здесь и думать много не нужно. Леонид Данилович хорошо знает, что созданная им система противовесов без него действовать не будет. Собственно, изменения к Конституции в 2004 году принимались в авральном порядке именно с этой целью.


Леонид Кучма в свое время был настоящим гарантом, но не Конституции. Он был гарантом того, что ни один олигархический клан в Украине не получит монополии на власть и капитал. И Павла Лазаренко убрали именно за то, что он попытался создать как раз такую монополию. Бывший президент также не может не понимать, что мина замедленного действия была заложена при его правлении: ведь тогда кланы (которые сегодня называются более культурно: финансово-промышленные группы) получили в собственность немалую часть государственного имущества. Леонид Кучма тем и занимался, что, усиливая или ослабляя по очереди то одну, то другую фигуру, сдерживал растущие аппетиты олигархов. Это было возможно в условиях созданного им жесткого недемократического режима. Но такая схема не может работать в условиях парламентаризма – сдерживающий фактор исчез, а кланы остались. Вот и наблюдаем сегодня жесткую борьбу за власть и за передел собственности. Правда, это вовсе не означает, что нам опять нужен Кучма.


Без цензуры

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Свободная экономическая зона в Севастополе – третья попытка !?

Медведчук за режиссерским пультом?