in

«Украина – европейская страна? Вряд ли»

Нестандартный взгляд на историю – роскошь, которую может себе позволить не каждый. Решаться на неё нужно в полном вооружении… иногда в прямом смысле слова. В этом убедился Микаэль Празан, французский журналист, писатель и режиссёр-документалист, бывший школьный преподаватель и профессор литературы.

16 сентября 2008 года он опубликовал в ежедневной газете Ле Монд статью с риторическим вопросом вместо названия: «Украина – европейская страна? Вряд ли». Поводом к ней послужила речь Николя Саркози во время саммита Украина-ЕС, в которой тот упомянул о неких «общих ценностях и общей истории» Украины и Европы.

Микаэль Празан, только что вернувшийся из украшенного нацистской символикой Львова, на страницах известнейшей газеты незамедлительно отреагировал на это памфлетом – размышлением на тему об «общих ценностях» -, чья суть сводилась к тому, что Украину никак нельзя назвать европейской страной, пока она прославляет коллаборационистов и фашистов Галиции. Полный текст статьи с лёгкостью можно найти на страницах Всемирной Сети, а вот, что из неё вышло, расскажет Вам сам автор…

В.В.: Г-н Празан, Ваша статья об Украине осенью прошлого года стала настоящей бомбой во французских и украинских СМИ. Что побудило Вас публично высказаться вразрез с официальной французской доктриной, касающейся нашей страны?

М. П.: Я сам был проникнут той самой доктриной, на которую Вы намекаете, пока своими глазами не увидел, что происходит в Украине. В памяти ещё свежо было воодушевление Запада по поводу «оранжевой революции», и в моём представлении, как и у большинства французов, украинцы сплошь являлись друзьями Европы, противостоящими русской угрозе.

Каково же было моё удивление, когда я обнаружил, на что именно ориентируются так называемые «прозападные» украинские силы: скажем прямо – не на демократические ценности, а на нацистское прошлое Запада. Поскольку я неоднократно был очевидцем откровенных проявлений этой приверженности – как, например, демонстрации со свастикой на улицах Львова – я говорю об этом без обиняков. Об этом я написал и в моей статье, что стоило мне многих неприятностей.

Мне немедленно начали приходить письма с угрозами о физической расправе, а в газету Ле Монд поступали целые трактаты, опровергающие мою позицию и те факты, на которой она основана. Не скрою, я чрезвычайно резко и бескомпромиссно высказался о современной Украине в этой статье. Сегодня, возможно, я нашёл бы другие слова. Я жалею, разумеется, не о сказанном, а единственно о том, что эта статья закрыла двери украинского телевидения моему последнему фильму, а мне очень хотелось, чтобы широкая публика ознакомилась с моими материалами.

Я не мог себе представить, что тут же после публикации, текст статьи будет переведён на русский и распространён по многочисленным украинским сайтам. В течение двух месяцев мне каждый день приходило в среднем по шесть писем. Ни в одном из них не было приглашения к диалогу, к настоящей дискуссии. Мои аргументы отвергались наотмашь, без разборки. Никакой попытки задуматься, посмотреть правде в глаза или хотя бы подвергнуть сомнению собственные убеждения. Общим знаменателем всей полученной по этому поводу почты было обвинение в том, что я – русский агент.

Я с ужасом осознал, что для моих обвинителей просто немыслимо представить себе существование свободы слова и мысли, нейтрального, заранее не ангажированного в чью либо пользу взгляда на историю. Пресса существует в их понимании исключительно для завербованных или купленных журналистов. Меня очень обеспокоили эти реакции.

Бывший Посол Украины Юрий Кочубей обвинил Вас на страницах Ле Монда в том, что Вы подкуплены Кремлём для дискредитации имиджа Украины…

Его ответ окончательно утвердил мою уверенность в собственной правоте. Вообще, аргументы г-на Кочубея ошеломили меня своей нескладностью. По его мнению, ни Франция, ни Россия не имеют права осуждать приверженцев ОУН-УПА и поклонников СС-Галиции, потому что во Франции существовал преступный режим Виши и отряд СС-Шарлемань, а в России – армия Власова. Это, конечно, правда, но надо добавить, что ни у нас, ни в России их не возводят на героический пьедестал, а наоборот считают постыдными страницами истории, в то время, как на Украине почёт коллаборационистам – официальный, а демонстрации с их символикой в крупных городах пугают своей регулярностью и энтузиазмом…

– Эта статья стала первым Вашим выступлением на украинскую тему?

– Да, я написал её тут же после возвращения из Украины, где я снимал фильм о немецких отрядах истребления («айнзазатцгруппах») и об активном участии местного населения в Холокосте. С одной стороны, мне хотелось рассказать об этой незнакомой европейцам странице истории, а с другой – в свете возможного вступления Украины в западное сообщество – напомнить, что эта интеграция допустима только на условии пересмотра Украиной своей официальной истории. Мы без всяких требований уже приняли в свои ряды прибалтийские страны, и теперь, когда они окончательно стали членами Евросоюза, мы лишены любого инструмента давления на них. Этот сценарий не должен повториться с Украиной. Лично я вернулся оттуда в лёгком шоке, и честно скажу – я куда более комфортно чувствовал себя на крымской земле, чем в Галиции.

– Есть ли у вашего мнения шансы быть услышанным?

– Конечно, история интересует всё меньше, и битва за историческую правду становится сложнее с каждым годом. Но не всё, разумеется, потеряно. Так, на следующий день после публикации статьи я получил обеспокоенное письмо из МИДа Франции. В нём говорилось, что министерство не согласно с моей позицией, однако было бы заинтересовано моими источниками. Я не строю иллюзий и точно знаю, что французские дипломаты на Украине и без меня были в курсе происходящего в этой стране. Министерские чиновники попытались объяснить мне, что для лучшего влияния на Украину, её надо сначала интегрировать в Европу. Я понимаю эту логику, но не разделяю её и считаю опасной.

Надо отдавать себе отчёт в том, на какой исторической фазе находится современная Украина. Я констатировал во время своего пребывания, что конфликт, начатый в 41-м, до сих пор не разрешился. Невидимая линия фронта до сих пор существует: совершенно ясно, что Западная Украина живёт наследием нацизма, а Восточная часть страны и Крым – советской ностальгией. Тяжело смотреть в будущее, пока не кончены счёты с таким тяжёлым и неоднозначным прошлым.

Самое страшное: времени остаётся всё меньше. Последние борцы с нацизмом и свидетели Холокоста уходят из жизни, и если объективная работа над исторической памятью не будет проделана в ближайшие годы, то будет упущен последний шанс остановить процесс массовой реабилитации западно-украинских преступников, замешанных в сотрудничестве с фашистами и истреблении мирного населения.

– Получали ли Вы реакции от русских читателей, ознакомившихся со статьёй?

– Ни реакций, ни, к сожалению, пресловутого гонорара от Кремля, агентом которого меня представили украинские СМИ и Юрий Кочубей…

Вера Вавилова, Париж, специально для Колеса 

перевод статьи М. Празана

ответ Кочубея (перевод):

 Хотя Украина не часто удостаивается внимания французской прессы, в Le Monde за 16 сентября появилась статья писателя и режиссера-документалиста Микаэля Празана. Это комментарий на совместное заявление, сделанное по окончании саммита Украина-ЕС, состоявшегося 9 сентября в Париже. Бурную реакцию автора вызвала одна формулировка этого заявления, согласно которой “у Украины, европейской страны, с Европейским союзом общая история и общие ценности”. Он не согласен и пытается объяснить, почему.

Но блюдо, которое он нам преподносит, было приготовлено по заказу. Хотя оно и было сервировано во французской столице, использованные ингредиенты указывают на то, что это не шедевр французской или средиземноморской кухни, а скорее изобретение кулинаров с северо-востока. Потому что именно на северо-востоке Европы эта встреча вызвала большое беспокойство. Не имея возможности исправить географические факты, он подвергает сомнению выражение “общая история”, вопреки хорошо известным фактам, изложенным даже в школьных учебниках: Анна Киевская (имеется в виду дочь князя Ярослава Мудрого, супруга французского короля Генриха I. – Прим. ред.), Брестская уния 1596 года, участие в войнах против Османской империи и пр. Невозможно также согласиться с представленной Празаном концепцией “территориальной целостности” Украины, границы которой постоянно “плавали”. Но разве есть в Европе хоть одна страна, включая и Францию, которая может похвастаться “неплавающими” границами?

Он упоминает “советские аннексии”, закрепленные в Ялте, имея в виду границы с Румынией и Польшей. Если бы автор стремился к объективности, он бы напомнил, что все эти территории населены украинцами, хотя раньше в результате соглашения с Антантой они подверглись иностранной оккупации. Перейдем к Крыму, который, по словам Празана, весь живет “ностальгией по СССР”, а “подавляющее большинство” жителей которого с презрением взирают на украинскую столицу Киев и хотят, чтобы Россия аннексировала полуостров. Следует отметить, что большинство населения Крыма проголосовало за независимость Украины в 1991 году.

Однако автор считает, что его задача – “предупредить”, что Крым в случае вступления Украины в ЕС “будет в лучшем случае безнадежно запутанным узлом, который приведет к новой холодной войне, а в худшем – театром назревающего конфликта, с которым придется разбираться европейцам”. Какие научные данные? Затем автор переходит к Галиции, которая, “в свою очередь, испытывает ностальгию по своей верности нацистским оккупантам”.

В оправдание этого тезиса он описывает, как во Львове чтят память ветеранов УПА, воевавшей и против нацистов, и против советских войск. Он упоминает также дивизию “СС Галиция”, сформированную из молодых украинцев, хотевших сражаться с большевиками, а затем уничтоженную советской армией. Факт существования дивизии “СС Шарлемань” во Франции и Русской освободительной армии генерала Власова, перешедшей на сторону нацистов, не дает права утверждать, что французы и русские не разделяют европейских ценностей.

И, наконец, Празан обвиняет практически всех украинцев в преступлениях против еврейского населения, как будто это украинцы разработали план “окончательного решения еврейского вопроса”. Он пишет: “Геноцид евреев, в котором участвовала значительная часть населения Украины, – та часть истории, которая подвергается постоянному переписыванию в самых высших государственных инстанциях”.

Но на какие научные и статистические данные опирается Празан? Он не указывает ни одного источника. Если верить Празану, памятные места трагедии еврейского народа чтили только советские власти и еврейские организации. Он также обвиняет Украину в фальсификации истории. Эта тема является обязательным пунктом ежедневного меню московских пропагандистов, поэтому автор и добавил ее в свое “блюдо”.

Европейская публика, думающие и критично настроенные читатели поймут, что эта статья – ни на чем не основанная манипуляция. Он просто-напросто пытается убедить читателя, что не надо принимать Украину в Евросоюз. Кроме того, он стремится напугать европейцев, заявляя, что война в Южной Осетии – только “пролог к длительным грядущим конвульсиям”, а вступление в ЕС таких стран, как Украина (или Грузия), спровоцирует кризисы с гораздо более тяжелыми последствиями, чем те, которые повлекло бы за собой вступление Турции.

Юрий Кочубей

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЙ II: «КИЕВ ЯВЛЯЕТСЯ ВАЖНЫМ ДУХОВНЫМ ЦЕНТРОМ ВСЕЛЕНСКОГО ПРАВОСЛАВИЯ»

Ольга Ковитиди забила тревогу