in

Уйдет из Севастополя Черноморский флот — придет флот НАТО

Организатор и ведущий круглого стола на тему «Российское военное присутствие в Крыму в контексте 2017 года: гарантия безопасности или источник дестабилизации в регионе?» Владимир Притула очень постарался: пригласил на разговор людей с прямо противоположными взглядами. Для крымчан, следящих за политической ареной в Крыму, многое скажут фамилии приглашенных: Леонид Пилунский и Петр Вольвач, Андрей Клименко и Сергей Кулик, Анатолий Филатов и Сергей Киселев, Андрей Мальгин и Дмитрий Омельчук. А ведь были еще и аспиранты из Киева, были дипломаты — украинские и российские и не только, были те, кто просто пришел послушать…

Этот разговор, ей-богу, послушать стоило.

 Нет, вовсе не для того, чтобы узнать что-то новое. Позиции сторон были известны давно и бесповоротно. Даже те, кто приехал из украинской столицы, демонстрировали замшелые взгляды на проблему, будто вылезшие из бабушкиного зипуна, побитого молью. Впрочем, что уж обижаться на молодых ребят, попытавшихся приблизиться из киевского далека к проблеме, расположившейся у крымских берегов, — они ее изучают по речам политиков или «ученых», чьи труды, как мы уже успели за годы независимости страны убедиться, очень легко окрашиваются в тот политический цвет, который на данный момент востребован властью… Спасибо и на том, что хоть как-то пытаются ее изучить, разобраться.

Зачем тогда собрались? Нам показалось, поступил заказ. Дескать, ребята, вы тут не рассиживаетесь, напомниаме: вон бог, а вон, так сказать, 2017 год… Странно, но ни одного военного эксперта, который бы мог компетентно ответить на вопросы политиков, не було. Зато присутствовали политики и с удовольствием включились в игру под названием “Проблема Черноморского флота”.

Итак, какие идеи звучали в течение четырех часов, пока длился «круглый стол»? Одни утверждали, что Черноморский флот должен, обязан и непременно уйдет в 2017 году; предостерегали, что есть уже как минимум четыре хитрости, которые позволят ему здесь остаться; сокрушались, что россияне обязательно найдут причину оставить здесь свой «хвост», который позволит им в случае нужды быстро восстановить здесь свое военное присутствие. Надо ли читателю перечислять имена тех, кто стоит на этой точке зрения?

Другая сторона настаивала на том, что флот нужен даже не столько Крыму, сколько всей Украине, которая, кстати, совсем не знает, что с нами, Крымом то бишь, делать. Впрочем, мы уже разместили один из докладов, любезно предоставленных нам автором, Сергеем Киселевым, на сайте.

 Разговор был местами нервный, грозивший перейти не просто в словесную перепалку — мужчины собрались горячие, давно и хорошо знающие друг друга. Срывалась и одна, и другая сторона. Надо отдать должное ведущему: страсти погасить у него получилось…

,

Поговорили — разошлись. Обратим внимание, не приняв ни резолюции, ни обращения. К этому моменту мы еще вернемся, а пока обратимся к одному из участников разговора на круглом столе, Андрею Мальгину — члену нашей общественной редколлегии с просьбой прокомментировать то, что он увидел и услышал. Тем более, что он сам был осенью организатором и ведущим круглого стола «Проблемы безопасности Причерноморья и нейтральный статус Украины».

— Вы осенью проводили подобную научно-практическую конференцию с похожей тематикой — в чем отличие той конференции с только что прошедшей?

— То, что такой разговор состоялся, свидетельствует о том, что данная проблематика очень актуальна. 2017 год не за горами, и судьба Черноморского флота — это очень важная для всех нас проблема. Проведение нынешней конференции говорит о том, что тема эта в Крыму заботит многих. Это с одной стороны.

А с другой — при проведении осенней конференции я увидел, что довольно мало специалистов может серьезно рассуждать об этой проблеме в ее различных аспектах.

— А сегодня были такие специалисты?

— Сегодня были специалисты, которые могли говорить о проблеме Черноморского флота в политическом контексте, но никак не в военном. К сожалению, доминировали сегодня политики, которые задавали тон в том духе, что Черноморский флот как инструмент достоин только того, чтобы выбросить его на свалку, поскольку Черноморский флот якобы несет только проблемы для Украины, мешает утверждать суверенитет и так далее. Однако проблема заслуживает того, чтобы о ней говорить аргументировано, называть проблемы и пытаться их решить.

Будем считать эту конференцию шагом в этом направлении…

— И все же, на ваш взгляд, зачем понадобилось проведение этой конференции именно сегодня?

— Организаторам? Собственно, после августа-2008 эта проблематика стала суперактуальной. И конечно, сейчас любые экспертные сообщества, находящиеся в нашем ближайшем пространстве, так или иначе обсуждают этот вопрос. Мне кажется даже, что этот круглый стол несколько запоздал, поскольку в значительной степени появились новые проблемы — например, энергетической безопасности в Причерноморском регионе. Но мне, в общем, понятно, почему круглый стол состоялся. Я не связываю это с какими-то конкретными ожиданиями, мне просто понятен контекст.

— Конференция, которая не принимает никакой резолюции, обращения — просто поговорили, разошлись…

— Наверное, и не могло быть никакой резолюции, потому что здесь присутствовали люди с прямо противоположными точками зрения. Сегодня таким образом задача не стояла. Эта конференция показала, что сторонники сохранения пребывания Черноморского флота в Крыму в том или ином виде, впрочем, как и противники, не обладают достаточными аргументами при защите своей позиции. Я бы сказал, что их еще надо выработать по многим позициям.

Мне близка позиция сохранения баланса сил — статуса-кво. Я понимаю, что в нынешних условиях, когда все меняется, приходят новые игроки, она не очень выигрышна, но мне кажется, что она в большей степени соответствует реалиям.

— Андрей Клименко высказал мысль, что в 2017 году все будет иначе, мир так серьезно изменится, что про Черноморский флот, может, никто и не вспомнит…

— Что изменится, Клименко правильно оценил. А что проблема Причерноморья потеряет актуальность, — думаю, нет. Наоборот, она приобретет новый импульс для обсуждения, потому что ну что такое, собственно, Черноморский флот? Проблема Причерноморья? В 1991 году при распаде Союза эти проблемы еще кого-то волновали: вокруг были горячие точки, возникшие в этой зоне. Потом лет на десять все перестали говорить о Причерноморье. И что мы видим снова? Начиная с 2007 года снова идет обсуждение причерноморских проблем. Выход к Причерноморью позволяет на тысячи километров приблизить страны-потребители к странам-производителям энергоресурсов. То есть это такая общая каспийско-причерноморская проблематика.

С другой стороны, война в Ираке, присутствие там США — и Причерноморье снова оказывается такой прифронтовой зоной…

К чему приведет кризис? К ущемлению таких структур, как Евросоюз. Интегральное управление будет усиливаться, все больше будет хаотичной демократии. А если ЕС будет превращаться в государство, а он будет превращаться в государство, то вопрос о границах будет очень актуальным.

— Ну НАТО уже сделало заявку на владение Черноморским бассейном…

— НАТО им уже владеет в лице Турции!

— Нет, я хочу напомнить, как в августе сюда пожаловали американские военные корабли с гуманитарными «памперсами», и Турция крайне нервно на это реагировала…

— Ну это как бы частный вопрос, но в целом, я думаю, что проблемы Причерноморья будут актуальны и — соответственно проблема вывода Черноморского флота. Другое дело, непонятна позиция России. Мне кажется, что нужно всеми силами сохранить статус-кво.

— Да, Россия сокращает свой флот на Черном море…

— Отступает! И эта война в Грузии — некоторые воспринимают ее как перелом в общей политике России, политике такого медленного, сдержанного отступления. Но я думаю, что это такая временная контратака — Россия продолжает отступать, у России нет концепции решения этой проблемы Черноморского флота.

А удержать флот, я считаю, необходимо, потому что возникает вакуум. Целый ряд политиков говорит, что здесь будет натовская база. И это вполне вероятно: с уходом Черноморского флота мы не получим демилитаризированный Севастополь, по которому будут гулять туристы. Потому что Севастополь создавался как база, и город существует как база Черноморского флота. Базы не будет — он еще некоторое время сможет просуществовать как бывшая база Черноморского флота, но у Севастополя нет смысла без базы. Поэтому она обязательно появится — но это будет база, возможно, НАТО, которая и будет контролировать ситуацию в Причерноморье.

— Русский характер известен тем, что китайский язык выучивается в ночь перед экзаменом. То есть Россия до сих пор не осознали, что такое для нее, для нас Черноморский флот…

— Для России эта проблема — не завтрашнего даже дня, это проблема далекого 2017 года. Пока, на сегодня, у России серьезной политики в Причерноморье, еще раз скажу, нет. И политику здесь определяет Турция. У России с Турцией никогда не было более близких отношений, чем сегодня. И интересы России и Турции в настоящее время временно совпадают — в смысле, чтобы не пустить сюда третьего.

Но Турция во внешнеполитическом ключе несамостоятельна — она является стратегическим партнером Штатов. А Штаты испытывают большой интерес к тому, что происходит в Турции. Недавно пришлось прочитать высказывание одного эксперта о том, что «границы демократии проходят по границе Украины, Турции и России».

С другой стороны, безусловно, не стоит слишком преувеличивать значение Черноморского флота — это не горячая точка, не точка опасности. Хотелось бы, чтобы возникающие проблемы и конфликты решались здесь в большей или меньшей степени безболезненно. А эта безболезненность предполагает одно: если мы говорим, что Черноморский флот должен уйти, мы должны со всей ответственностью посмотреть, кто на его смену придет. Черноморский флот играет очень важную роль в системе безопасности Черного моря.

— Если бы у вас была такая возможность, вы бы провели еще одну конференцию?

— Я и намерен проводить конференции именно по проблематике безопасности и сотрудничества в Причерноморском регионе, потому что мне кажется, здесь дефицит стратегий. И ни у кого нет сегодня внятной Причерноморской политики. А все проблемы связаны с «Южным потоком»: газовый кризис показал, что Черное море — очень важный транзитный путь, поскольку позволяет избежать так называемых страновых рисков. Если «Южный поток» будет реализован, а это черноморский газопровод, то тут же возникает вопрос: а как контролировать, как обеспечить его безопасность?

Этот круглый стол, по крайней мере, позволил понять некоторые проблемы. Например, Черноморский флот — это груда железа или боеспособная структура? А в чем вообще его роль заключается? На сегодня развернуто я не готов ответить на этот вопрос. Понятно, что роль Черноморского флота велика. А в чем она заключается? Когда мы ответим на этот вопрос, тогда сможем выстраивать какую-то политику. Но, боюсь, что на этот вопрос пока никто не ответит…

Наталья ГАВРИЛЕВА

 Источник: Крымское Эхо

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

«А в основном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо…»: годовой «отчет» севастопольской администрации

27 апреля 2012 года в Севастополе начато строительство Нового спортивного сооружения с искусственным льдом или Ледового дворца