in

Система политического сыска третьего рейха и сегодня функционирует в Украине!

В газете «Зеркало недели» № 6 за 17-23 февраля с.г. вышла примечательная статья доктора исторических наук Самсона Мадиевского «Как это делалось в третьем рейхе». В ней автор, по всей видимости, поборник и апологет демократических ценностей, рассказывает как «в тоталитарных системах, где свободы доступа к информации и свободы выражения мнений не существует», а конкретно в нацисткой Германии, существовала «разветвленная сеть государственных, партийных и полицейских органов, поставлявших руководству рейха «отчеты о настроениях».

Невдомек доктору исторических наук, проживающему, судя по всему, в Германии, что описанная им система надзора и политического сыска Третьего рейха практически в точности скопирована и функционирует в современной… Украине. Не знаю, какими мотивами руководствовалась редакция «Зеркала», публикуя эту обличительную статью, но выходит, что нынешняя Украины в сфере мониторинга общественных настроений не далеко ушла от Третьего рейха.

В разделе «Кто и как отслеживал настроения в обществе» автор повествует о том, как функционировала система полицейского надзора в нацисткой Германии. Позволим себе привести довольно обширную цитату для иллюстрации исследуемого феномена.

«…после прихода нацистов к власти в феврале 1933 г. прусское министерство внутренних дел обязало политическую полицию (вскоре переименованную в гестапо) ежемесячно представлять «все наблюдения и констатации политического характера, выходящие за сугубо местные рамки». Первый шеф гестапо Рудольф Дильс указывал, что сообщаемая информация должна быть «непричесанной». После того как гестапо в апреле 1934 г. возглавил Гиммлер, его заместитель Гейдрих потребовал от местных отделений, наряду с «ежедневными сообщениями» и «сообщениями о происшествиях», к первому числу каждого месяца представлять обзоры настроений населения, политической ситуации и ситуации в сфере безопасности…

Руководители местных администраций в Пруссии с мая 1933 г. посылали в земельное министерство внутренних дел собственные отчеты. С июля 1934 г. имперский министр внутренних дел Вильгельм Фрик потребовал, чтобы их, наряду с аналогичными донесениями министров внутренних дел прочих земель, направляли и ему. Он тоже призывал подчиненных давать «исчерпывающую и достоверную картину»…

В 1937 г. служба безопасности СС (СД) начала систематически составлять собственные отчеты о внутриполитическом положении, в 1939 г. получившие название «сообщений из рейха»… Информация с мест, стекавшаяся в Управление внутренней безопасности, классифицировалась, обрабатывалась и анализировалась…

С 1934 г. по указанию заместителя фюрера Рудольфа Гесса местные партийные органы представляли ему ежемесячные «отчеты о деятельности и настроениях» (с 1938 г. — «отчеты о ситуации»)… Процесс этот начинался с первичек, информация их стекалась к крайсляйтерам, а от тех — к гауляйтерам (партийным вожакам районов и округов). Гесс требовал, чтобы отчеты давали точные сведения о «жалобах и недовольствах населения; всех происшествиях, имеющих политическое значение; отношении населения к внешнеполитическим событиям; слухах; месте партии в жизни нации; доверии к ней».

В Украине сегодня, как и в нацисткой Германии, существует разветвленная сеть государственных органов, поставляющих руководству страны «отчеты о настроениях».

По линии исполнительной власти во главе этих структур стоят секретариаты Президента Украины и Кабинета Министров Украины, соответственно. На них замыкаются областные и городские управления внутренней политики исполкомов соответствующих советов и государственных администраций, которым в свою очередь подчиняются отделы (сектора) внутренней политики, соответственно в районных администрациях и исполнительных комитетах советов. Это лишь одна ветвь политического надзора — гражданская, которая соответствует упомянутым Мадиевским местным администрациями Третьего рейха.

Вторая ветвь — Служба безопасности Украина со своими региональными представительствами вобрала в себя частично функции, как политической полиции (гестапо), так и службы безопасности СС (СД). За каждой политической силой, общественной и религиозной организацией и их местными ячейками закреплены кураторы, работают внедренные осведомители и т.п.

Третья ветвь — различные министерства и ведомства. Основное из них — Министерство внутренних дел, скорее похоже на гидру, так как внутри этого ведомства политическим сыском занимаются практически все подразделения, которые имеют как силовые подразделения, так и оперативно-технические средства и кадры для слежки. В деле Гонгадзе, например, именно на структуры МВД ложится ответственность, как за слежку, так и за его исчезновение.

С недавних пор Министерство юстиции Украины через свои низовые структуры тоже стала собирать информацию о политической активности граждан.

Ну и четвертая ветвь совпадает с существовавшим в нацисткой Германии информировании по партийной линии: крайсляйтер — гауляйтер — фюрер. Ведь главные должностные лица страны, ставленники конкретных политических структур, оформленных в партии, получают информацию с мест и от региональных партийных вожаков (гауляйтеров).

Сходство оказывается настолько очевидным, что и проблемы у этой жуткой тоталитарной системы контроля за сознанием и поведением граждан одинаковы, что в Третьем рейхе, что в современной Украине.

Слово Мадиевскому: «В деятельности информационных аппаратов подчас проявлялось ведомственное соперничество. Свидетельство тому — распоряжение Гесса от декабря 1934 г. направлять отчеты с мест исключительно ему. Так, в циркулярном письме гауляйтера Гессена-Нассау функционерам партии запрещались информационные контакты со службой безопасности (СД). Министерство пропаганды, руководимое Геббельсом, имело собственную систему информации — она поступала от четырех с лишним десятков окружных управлений пропаганды. Свою систему имел и «Немецкий трудовой фронт» (эрзац распущенных профсоюзов)…».

Проблема современного конфликта ведомств вы можете ощутить и на низовом уровне, когда станете участником какого-либо гражданской политической акции. Любое проявление гражданской активности не обходится без присутствия сотрудников СБУ, МВД и внутренней политики, причем ведущих совершенно независимый друг от друга надзор за происходящим.

В противопоставление этим жутким тоталитарным формам контроля над сознанием граждан Мадиевский преподносит читателю демократический идеал, где «сущностная черта демократических политических систем — принцип обратной связи. Правящие элиты отслеживают настроения в обществе и учитывают их при выработке (корректировке) политических решений.

Индикаторами общественных настроений служат результаты выборов, опросов общественного мнения и т.д. А возможность открытого проявления настроений обеспечивается свободой слова, печати, союзов, собраний и демонстраций, реальной многопартийностью, проведением альтернативных выборов…»

Мы тоже согласимся с Мадиевским. Украина ни когда не станет демократическим обществом, если оставит у себя такую изощренную и разветвленную систему государственного контроля за поведением граждан, достойную лишь тоталитарных обществ, коими были нацистская Германия и «социалистические» государства.

Почему налогоплательщики должны содержать государственных контролеров за их мыслями, совестью и гражданскими поступками? Все, что нужно довести до сведения властей, граждане сделают в своих обращениях напрямую или через средства массовой информации. Логичным выводом из всего изложенного будет вполне демократическое требование упразднения всех государственных структур функциональные обязанности которых сводится к надзору за поведением граждан.

А. Корнейчук

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Началось… (Первые впечатления от транспортного эксперимента в Севастополе)

Ярмарочный сезон 2013 года