in

Морской министр И.К. Григорович – почётный гражданин города Севастополя

Последний морской министр Империи падал в голодные обмороки на улице  и зарабатывал на жизнь рекламой…

Из выступления на городской научно-практической конференции «Актуальные проблемы истории крыма и Севастополя: исследования, взгляды, оценки» Анжелики Антоновны Фесенко, начальника отдела информации и использования документов севастопольского архива.

Прежде чем рассказать именно о нём, я хотела бы несколько слов сказать вообще о почетном гражданстве. Темой почетного гражданства городов я занимаюсь с 2001 года, была большая путаница и у исследователей, и у историков. У нас в центре есть мемориальная доска, на которой в граните есть надписи – советского и постсоветского периода, а из дореволюционных – там один Л.Н. Толстой. Сейчас их «открыто» уже 7  человек.

Почетное гражданство городов очень широко распространено в России в к. 19 – н. 20 вв.

Не следует путать почетное гражданство городов с сословным почетным гражданством – личным и потомственным. Это отдельная тема.

В августе 2008 года по документам Российского государственного архива ВМФ был «открыт» последний почетный гражданин. Им оказался последний морской министр императорской России Иван Константинович Григорович –  в 1917 году  институт почетного гражданства был упразднен, а почетное гражданство ему было присвоено в 1916 году.

В фондах архива, в личном фонде Григоровича, была обнаружена выписка из журнала заседаний городской Думы города Севастополя. Она красочная, цветная, упакована в специальную папку с муаровым подкладом синего цвета.

В ней написано, что 22 октября 1916 года на экстренном заседании городской севастопольской Думы морскому министру И.К. Григоровичу было присвоено звание почетного гражданина нашего города. Благодаря ему город получил 550 тысяч рублей на строительство отеля-санатория для нижних чинов. Строительство этого санатория было осуществлено при романовском институте физических методов лечения.

Ходатайство было направлено на рассмотрение императору, и император 14 декабря 1916 года  утвердил Григоровича в этом звании.

Немного о самом Григоровиче: сам он родился в Санкт-Петербурге 7 февраля 1853 года в семье потомственного дворянина, флотского офицера Константина Ивановича Григоровича. В 1874 году он окончил Морской корпус, гардемарином прошел годичную корабельную практику, после чего был произведен в мичманы.

В 1896 году он был морским атташе Великобритании, а с 1899 года в Тулоне (Франция) курировал строительство мощного броненосца «Цесаревич», в командование которым и вступил. В 1903 году цесаревич прибыл в Порт- Артур. 9 февраля 1904 года броненосец был торпедирован японскими быстроходными миноносцами, но, благодаря распорядительности Григоровича и умелым действиям команды броненосец остался на плаву. Принимал участие в отражении атак, и это был единственный в то время броненосец, который сохранился в русско-японской войне и вернулся на Балтику.

После окончания этой войны Григорович был направлен на Черноморский флот. Именно здесь, у нас, он был начальником ЧФ и портов, исполнял обязанности главного командира Черноморского флота и портов.

14 мая 1906 года в Севастополе во время церковного парада по случаю коронования императорских высочеств Николая Александровича и Александры Федоровны (парад проходил у владимирского собора на центральном холме), Григорович был тяжело ранен в голову и контужен от бомбы террориста. Это был очень сложный год – историки помнят, после 1905 года  последовал год террактов,  когда на высших государственных деятелей совершались покушения.

В газете «Крымский вестник» описан этот случай как «Покушение на генерала Неплюева», но есть архивные документы о том, что именно очень сильно пострадал главный командир Черноморского флота. Многие исследователи предполагают, что именно эти ранения – он и в Порт-Артуре был ранен в голову – послужили причинами его страшной болезни в будущем.

Он назначается на должность командира порта Александра Ш в Любаве, затем, с 1908 по 1909, занимает пост заместителя морского министра, и 2 апреля 1911 при поддержке государственной Думы и многих членов правительства он назначается морским министром.

С этим временем связана новая эра в создании военного флота, именно Григоровичу удалось убедить правительство и Госдуму выделить на строительство флота 500 миллионов рублей золотом, и в этом его поддержал Петр Аркадьевич Столыпин.

19 июня 1912 года на заседании государственной Думы 3 созыва состоялось принятие судостроительной программы по возрождению флота. Программа состояла из 2 больших разделов – по усилению Балтийского флота и спешного усиления Черноморского флота.

Для черноморского флота предстояло построить линейные корабли «Император Николай I», 2 легких крейсера типа «Адмирал Нахимов», 8 эсминцев и 6 подводных лодок типа «Лебедь».

Григоровича еще волновала проблема кадрового офицерского состава, об этом он очень много писал сам, в своих воспоминаниях, они также хранятся в архиве, исследователи ими занимаются. Удалось расшифровать пока только 1 часть, которую он писал, когда еще был здоров. Почерк очень сложный…

В 1913 году в Севастополе по инициативе Григоровича был учрежден новый Морской Корпус, здание которого построилось в 1915 году и располагалось на восточном склоне балки Голландия. К сожалению, в период 1 мировой войны Корпус так и не сделал ни одного выпуска офицеров, хотя кадеты были набраны, и учёба началась.

В 1920 году при эвакуации войск Врангеля из Крыма морской Корпус в полном составе на кораблях Черноморской эскадры покинул Севастополь. По прибытии эскадры в Бизерту в т.н. Корпусе занятия продолжились, было 5 выпусков морских офицеров. Некоторые из них попали во французский флот.

Корабли, построенные при морском министре Григоровиче, оказались долгожителями. Многие из них приняли участие в Великой Отечественной войне.

После февральской революции Григорович был отправлен в отставку, хотя, во время министерской чехарды и Временного правительства он оставался на своём посту.

Но Григорович оказался не нужен новому правительству, и в числе своих сослуживцев он оказался сотрудником архива – делал обзоры фондов, переводы писем, был очень грамотным специалистом.

Он проработал до 1921 года и попал под сокращение. Его оставили работать внештатным сотрудником. Выжить ему помогло умение рисовать. Он писал небольшие миниатюры на берегу Невы. Но в это голодное время никто не покупал пейзажи… Тогда он стал рисовать рекламы, например тортов, для кондитерских на Невском проспекте. В это время он был уже тяжело болен (опухоль головного мозга) и, как свидетельствуют его родственники, он падал на улице в обмороки – от голода, от холода… Он зашивал адмиральские пуговицы, чтобы никто не видел звания, что он – адмирал.  

2 года он не мог выехать за границу – и денег не было, и не отпускали. В 1924 году он выехал на лечение в Ментон, где поселился в скромном пансионе. После операции жил тем, что продавал собственноручно написанные миниатюры на морскую тему.

Жил он очень-очень скромно. Приехать на родину он уже не мог.

Когда начались репрессии 30 годов, у него было 2 дочери, одна из них со всей семьей была репрессирована, другая спаслась, так как удалось выехать за границу.

6 марта 1980 года Григорович умер. На надгробии на английском языке написано: «Всегда любимая, всегда дорогая, О, Россия, иногда вспоминай о нём, кто так много думал о тебе…».

Сейчас эта эпитафия на русском языке имеется на надгробии фамильного склепа Григоровичей на Никольском кладбище в Александро-Невской лавре, где через 75 лет гроб с прахом Ивана Константиновича был перезахоронен на родине.

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

О великом, о душе, о музыке

Хоккейный турнир «Русская весна» подводит организационные итоги