in

Хроники обывателя – Как я с европейским выбором намучился…

Не знаю как там на самых верхах, а на нижних этажах социальной пирамиды, не говоря уже про пенсионерский полуподвал, прожить без огорчений сегодня и дня невозможно. Не то, так это. На державной мове – «Не помер Данило, так хвороба задавила». Но за последние два десятка, а то и больше, лет, пора бы приспособиться и не терять оптимизма в ожидании очередной для себя пакости, не то что местного значения, а даже государственного, а то и планетарного масштаба. И даже находить в этом личный интерес.

Поделюсь своим личным опытом.

С водой в городе со дня основания всегда была напряженка. К этому за 225 лет севастопольцы привыкли. Дали холодную на час в день – ну, и на этом спасибо. Но случилось невероятное: мало того, что дают каждый день на целый день, так не только холодную, но иногда и горячую! Ну, чем тебе не Европа?!

А так как к хорошему привыкаешь даже быстрее, чем к плохому, то после прекращения подачи горячей воды мы уже даже не канючим, как прежде, «подайте водицы», – а нагло и требовательно вопим: «Почему не подают горячую?! Ведь оплачиваем день в день!!!»

Сверху, конечно, виднее, поэтому тебе поясняют, что Севастополь, в смысле плохого, как и экипаж  – одна семья. И как на подводной лодке: все побеждают или все погибают. Вот и в Севастополе: все горячей водой из-под крана моются или все не моются. Дескать, плати за всех по полной стоимости в размере тройного тарифа, и будет тебе тепла с горячей водой столько, что африканцы со слонами в экваториальной части планеты позавидуют.

«Заплатить за весь Севастополь?»

«За весь Крым!»

Оказывается, мы по горячей воде с газом – «боевая часть» в составе «авианосца «Крым»», который не потянет не то что Ринат Ахметов, а даже сам Абрамович. Здесь первыми моются симферопольцы, а на севастопольцев нагреть воды для помывки – газа не хватает, плати не плати.

Но я не об этом. Про газ для Украины целый день в новостях только и долдонят. Включите телевизор и наслаждайтесь…

Так как горячую воду в городе не подавали давненько, а память о ней все еще была жива, я перед сном высказал домочадцам, что я о нынешних правителях думаю, с употреблением нехороших слов. Заодно достал из загашника и приготовил к употреблению банную шайку.

Наступило утро субботнего банного дня. Не успел я как следует проснуться, когда в теленовостях передавали заверения градоначальства в том, что с 20 октября в доме будет подаваться горячая вода. И хотя до обещанной даты оставалось целых 2 дня, я почувствовал начало раздвоения своей личности.

Одна из них была за то, чтобы помыться немедленно дедовским способом – ведром нагретой воды из шайки. Другая личность требовала потерпеть ради европейского стандарта 2 дня, зато потом – обилие горячей воды, хоть для ванны, хоть для душа.

И, хотя жена настаивала на первом варианте, я сделал европейский выбор. Мыться – так не по частям, а целиком. Сразу. Пусть и через 2 дня.

В ответ на мою европеизацию жена ультимативно отгородила мне треть супружеского ложа, а две трети, как говорится – граница на замке. Козлов, дескать, в огород не пущаем…

,

Ладно, где наша не пропадала. Пару дней супружеского геноцида как-нибудь потерпим… Знать бы наперед, во что это выльется.

В обещанный день подачи горячей воды – 20 октября, как сейчас помню, это был понедельник, я ждал до полуночи, но кран с горячей водой оставался сухим, как Сахара. В полночь я кинулся к шайке, но поезд ушел: не было даже холодной воды.

В мрачном настроении я выслушал теленовости для полуночников о том, что на Украине не все хорошо, и будет еще хуже, так как каток мирового кризиса подкатил уже к нашим границам со всех четырех сторон. Я обнаружил, что жена впервые за 40 лет совместной жизни, в которой были10 гарнизонов любви и согласия, постелила мне не рядом, а на прикроватном коврике. А на моем месте нахально развалился кот Федя.

Митинговать было бесполезно: результат будет тот же, что и от пикетов городской администрации. А отступать некуда, как Украине перед российской «газовой атакой»…

Утром решил объявить европейский выбор помывки ошибочным и капитулировать. Жена с издевкой протянула мне газету: в ней администрация заверяла, что горячая вода будет подаваться не с 20-го, а с 25 октября. «Может, потерпим?» – сверкает глазами.

«Ах, так!» – и тут я совершил уже не тактическую, а стратегическую ошибку – «Даешь европейский выбор».

О пережитых после этого пяти днях и ночах лучше не рассказывать, умрете от сострадания. На работе, проходя мимо, сотрудницы морщили свои носики и озабоченно крутили во все стороны головками,  – откуда несет немытым духом. В троллейбусе кондуктор, как опытная ищейка, взяв след, пробиралась за мной через весь вагон по пятам. А так как перед этим на моих глазах она без колебаний вытурила взашей бомжа, я понял, что следующая очередь – моя. Когда ее тяжеловесная рука уже потянулась к моему шивороту, я таки успел порхнуть в дверную щель за 3 остановки от дома. Дальше добирался пешком, сторонясь прохожих и особенно избегая знакомых. Дома меня тоже сторонились, демонстративно открывали форточки. Последние ночи дома я  коротал на том же коврике, но уже у порога.

Наконец наступило 25 октября, счастливый день подачи горячей воды. Горячая вода и в этот обещанный день не появилась. Видно, каток мирового кризиса наехал на Украину уже конкретно, еще немного – и всё, начнем вымирать без пополнения…

Да пошла эта Европа! Срочно переходим на аварийный режим выживания!

После третьей выпитой, простите, вылитой на себя кружки горячей воды, нагретой в ведре на газовой плитке, я почувствовал такое блаженство, такое блаженство, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Такое блаженство не способна дать самая навороченная европейская ванна вместе с бассейном. Душу мою распирало от восторга, и я во все горло запел: «Не надо печалиться, вся жизнь впереди, вся жизнь впереди, надейся и жди…»

«С тобой все в порядке?» – поинтересовалась жена. «Еще и как в порядке! Снимай блокаду!»

Неделя, следующая после пережитых потрясений, показалась медовым месяцем. Было не до мирового кризиса. Возмущал лишь окончательно обнаглевший Федя, никак не желавший уступать мне прежнее законное места на супружеском ложе.

Через неделю горячую воду таки дали. Нежась под душем и разомлев в ванной, я стал вновь подумывать о европейском выборе. Но шайку на всякий случай не так далеко припрятал.

И не зря! После Рождества Христова горячая вода в кране вновь иссякла и, кажется, надолго. Жена от этого страдает, уж больно ей хочется жить по-европейски, не выезжая из Севастополя. А мне – с шайкой все-таки привычнее и милее. Видно, я из древлян, и Европа мне противопоказана.

Жене я шайку сдаю в аренду. А как же?! Александр Васильевич Суворов, который Генералиссимус, настоятельно советовал: «после бани последние кальсоны продай, а штоф водки выпей». А советы – как антиквариат, чем древнее, тем ценнее. Глупые советы кто же будет веками хранить? Если баня «по-севастопольски» в холодной ванной комнате не согреет, то уж от штофа водки жарко станет, как на верхней полке сауны, не простудишься.

Заодно будет наплевать и на Америку с Европой, и на кризис местного, и даже мирового масштаба.

А главное… Не надо печалиться!

С. Николашин

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

О великом, о душе, о музыке

Хоккейный турнир «Русская весна» подводит организационные итоги