in

Чем болеет Украина?

Вот и пришёл 2009 год. Вряд ли был хоть один праздничный стол, за которым не вспомнили бы о кризисе. И хотя сам кризис ещё только стучится в наши двери, мы, вслед за говорящими головами из телевизора, рассуждаем о путях выхода из него и возможных последствиях. Пересказывая друг другу страшилки, услышанные по телевизору и прочитанные в СМИ, мы почти не задумываемся: что такое кризис? Откуда он взялся, и нужно ли его бояться?

Для того чтобы разобраться в этих вопросах, предлагаю вспомнить, когда Вы последний раз болели… ну, хотя бы гриппом. Вспомнили? Тогда, вы знаете, что от момента проникновения вируса в организм до ухудшения самочувствия проходит какое-то время. Врачи называют его – инкубационный период. Кроме этого, многие возбудители могут существовать в организме  в так называемом спящем состоянии, очень длительное время не вызывая заболевания.

Но проходит положенный срок, вирус, размножившись, начинает угнетать иммунитет, и мы ощущаем ухудшение самочувствия: головную боль, ломоту суставов, озноб, жар… А ещё через какое-то время  обнаруживаем у своей постели доброго доктора, который, тиская фонендоскоп, сообщает: «Ну, всё, кризис миновал, теперь пойдёте на поправку…» То есть, кризис – это пограничное состояние, после которого организм либо идёт на поправку, либо – на пятый километр.

Общество – это тоже живой организм. Также как маленький человеческий, этот большой организм подвержен действию болезнетворных «вирусов» и прочим «заболеваниям». Начав использовать медицинскую терминологию, предлагаю продолжить и попытаться определить, что же за «болезнь» свалилась на наше общество и поддаётся ли она лечению. Для начала, замечу, что наше общество, структурированное, как украинское государство, родилось слабым и нежизнеспособным и обладает  целым букетом врождённых заболеваний.

Самым страшным генетическим заболеванием была и остаётся коррупция. Это заболевание, ещё до рождения нового государства Украина, поразило центральную нервную систему (ЦНС) общества – власть.

Лечением от коррупции украинского государства никто и никогда не занимался. В результате  этот «недуг» поразил всю систему государственного управления, пронизав её сверху донизу.

Думаю, не погрешу против истины, если скажу, что сегодня нет ни одного украинского чиновника, который бы, в той или иной степени, не использовал своё служебное положение в целях личного обогащения.

Выжить нашей «парализованной» помогала постоянная подпитка за счёт доброго «донора». Если кто забыл, напомню: газ для внутренних потребностей Украина получала бесплатно (!) в счёт транзита российского газа через свою территорию, кроме этого, ещё и покупала его за 50 $/тыс.м. куб. для того, чтобы перепродавать по 150 $.

Так бы и лежало наше общество на больничной кушетке, подключённое системой трубопроводов к донору, если бы не тяжёлый умственный недуг, поразивший его в 2004-м.

Американский доктор вколол нам под шкуру слабо испытанный препарат, который вызвал целый ряд опасных осложнений. В результате этой инъекции тихий и незаметный ранее паразит прорвался в мозг и решил, что теперь он (паразит) определяет основные функции организма.

Для начала паразит решил, что общество лежит неправильно и, лишь повернувшись головой на запад, сразу пойдёт на поправку. Те движения, которые были предприняты частью общества для разворота, мало напоминали осмысленную деятельность.

А тем временем ещё одна болезнь незаметно подкралась к нашей пациентке. Вспомните, с чего начался так называемый «кризис». Правильно! С банковской системы. Ах, как стонали банкиры с TV-экранов: «Необходимо спасать банковскую систему государства»! «Банковская система – это кровь экономики»! – вторили им аналитики и экономисты. Согласен с ними только в одном – банковская система – это, действительно, кровеносная система общественного организма. Но в нашем случае эта система поражена тяжелейшим заболеванием, сравнимым с лейкемией у человека.

Также как и в случае с лейкемией, банковская система Украины гонит по сосудам, артериям и капиллярам отравленную кровь. Заболевание это случилось не вчера. Вспомните наше недавнее прошлое, и вы увидите, что развивалось оно на наших глазах.

Ещё каких-нибудь 7-8 лет назад, простой смертный не мог даже мечтать о получении банковского кредита. Раковые клетки проникли в нашу банковскую систему из западных банков. Получив возможность брать взаймы дешёвые и длинные деньги, наши банки начали развивать свои кредитные программы.

Первое время для получения мало-мальски крупного кредита у нас требовали кучу справок о доходах, семейном и имущественном положении. Да и мы были осторожны, шли в банк просить денег, только получив отказ от всех знакомых и родственников.

Банки же, войдя во вкус, перестали вообще интересоваться доходами тех, кого они кредитуют. Для чего, если на одном и том же товаре банк получает двойную, а иногда и тройную прибыль.

Как? Очень просто! Сначала банк кредитует предпринимателя, который решил закупить товар для продажи – это первая прибыль банка. Когда, товар приобретён и выставлен в розничной продаже, банк кредитует покупателя – это вторая прибыль. Третья прибыль получалась в тех случаях, когда товар производился украинским предприятием, и банк кредитовал товар ещё на стадии его производства.

Вот так, по несколько раз кредитуя ПОТРЕБЛЕНИЕ одного и того же товара, наши банки фактически поддерживали банальную СПЕКУЛЯЦИЮ. К сожалению, спекуляция не может заменить реальную экономику: нельзя до бесконечности перепродавать один и тот же товар. На каком-то этапе или товар теряет свою привлекательность, или цена товара перестаёт быть адекватной, и все вдруг понимают, что движение денег остановилось. И тогда на телеэкраны начинают лезть банкиры и аналитики с рассказами о том, что «надо спасать банковскую систему».

Ну и что, – спрошу вас, – ожидает парализованную пациентку, в мозгу которой свили гнездо паразиты, а ее кровеносная система гонит по жилам отраву? Думаю, не нужно быть медицинским светилом, чтоб дать ответ…

Наш добрый донор, которому сейчас и самому не очень легко, уже понял, что находиться рядом становится небезопасно: мало ли чего можно подцепить от тяжелобольной… Поэтому мы наблюдаем превращение доброго донора в циничного торговца органами: «Вам жизненно необходим газ? Купите, как это делают другие. Не можете заплатить? Ну, кто вам доктор…»

Одно вселяет оптимизм. Ответ на вопрос: «Есть ли жизнь после кризиса?» всегда положительный. Ведь, как вы помните, «ничто в природе не берётся из ниоткуда и не исчезает в никуда. Материя существует, переходя из одной формы в другую».

А значит, даже самый трагический финал нашего больного общества не должен стать приговором нам – простым людям. Возможно, прекратив своё жалкое существование, «пациентка» станет питательной средой для чего-то нового, более жизнеспособного.

Валерий Борягин

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Чернобыльская катастрофа 1986 года и был ли ее след в Севастополе?

Проект первой десятки Партии регионов. Список избранных