in

7раса: «Мы просто играем»…

12 марта Севастополь впервые в полном составе посетила популярная рок-группа “7раса”, вокалист которой уже выступал перед местной публикой прошедшим летом.

18-30, холодный зал кинотеатра “Севастополь”… Через несколько часов там будет жарко, как в июльский день.

Музыканты после длительного и тщательного саунд-чека удаляются в гримёрку. И, наконец, выдаётся возможность пообщаться… Собеседниками в этот раз стали Саша Растич, гитарист, вокалист и автор музыки и текстов, и Серж Говорун, ударник.

– Привет! Вы в Севастополе не в первый раз. Что первое бросилось в глаза, когда сошли с поезда?

С.Р.: У меня температура 38 была, и я вообще ничего не понимал, где я нахожусь: в Севастополе или нет.  

С. Г.: А я в Севастополе в первый раз. Солнце! Очень яркое, гораздо ярче, чем в Киеве или, конечно, Москве.

– Как в прошлый раз встретил вас Севастополь? Публика?

С.Р.: В прошлый раз очень хорошо было: тепло и солнечно. И публика очень понравилась.

– Не секрет, что ну и кого из вас нет профессионального образования.  Вы в первый раз взяли в руки инструменты, когда…

С.Р.: Я увидел, как один мой друг играет на гитаре. Очень понравилось и тоже захотелось научиться.

С.Г.: Мне лет в десять подарили игрушечный пластмассовый барабан с пластмассовыми палочками. Но, тем не менее, он звучал хоть как-то. Это и был первый раз.

– Так и укрепилась решимость идти дальше с этим по жизни?

С.Г.: Да! Когда к барабанам прибавились коробки всякие из-под обуви…

– А вокал? (Вопрос к Саше Растичу)

С.Р.: Я в школьном ансамбле играл, когда в Казахстане ещё жил. И вот там мне сказали: ты будешь петь! Получалось повторять: я слушал запись, и мог её повторить точно так же.

– Как и когда вы решили, что вам мало просто играть где-нибудь во дворе, что надо создавать свою группу, у которой было бы будущее?

С.Р.: Тогда же, когда и взял первый раз гитару в руки: в  восьмом классе меня научили зажимать аккорды, и через полгода уже появился первый коллектив. Но к нынешнему творчеству это не имело никакого отношения.

– Когда и при каких обстоятельствах появилась 7Раса?

С.Р.: Одним из обстоятельств, кстати, была встреча в Крыму. Мы с Егором встретились в посёлке Коктебель, по-моему, в 99-м году. С Сержем мы встретились в 2000-м в Москве, его Костя привёл, а с Костей я раньше всех из нынешнего состава познакомился: году в 96-м. Я учился с его старшей сестрой в институте, она нас и познакомила.

– Как определились со стилем?

С.Р.: Мы не определялись особо. Просто играли. Некоторые гранж называют, некоторые – альтернатива. Но мы не загоняем себя в рамки стиля.

– Ваше отношение к многочисленным современным альтернативным группам?

С.Р.: Хорошее. На самом деле, сколько можно уже русский рок играть!

– А кстати о русском роке…

С.Р.: В своё время я слушал, когда там было что слушать. Тексты были очень остросоциальные на тот момент, в конце 80-х – начале 90-х, тогда это было действительно интересно: Наутилус, Кино и другие.  А что сейчас там происходит? Музыкальная форма почти не поменялась, даже стала, наверное, хуже, а по лирике так вообще – кошмар.

– Как относитесь к поп-исполнителям?

С.Р.: Есть хорошие, а есть не очень.

– Кого можно отнести к хорошим?

С.Г.: Майкл Джексон!

С.Р.: Ну, да, например. Очень хорошая поп-музыка была.

– А из отечественных?

С.Р. Юрий Антонов.

– Ладно. А из отечественных современных поп-исполнителей?

С.Р.(недолгая пауза): Да я телевизор не смотрю, радио не слушаю. Трудно сказать.

С.Г.: Да сейчас ничего такого стоящего нет.

– Хорошая поп-музыка ушла с 80-ми?

С.Р.: Ну, наверное, да, с 80 – 90-ми. Ну, поп-музыка – это такая вещь, понимаешь, она связана не с качественным исполнением, не с какими-то там словами, а с какими-то переживаниями: в юности первый раз напился с одноклассниками, послушал группу “Мираж”…Такие, ностальгические моменты.

– Как относитесь к рок-музыкантам, которые объявляют попсе “войну”?

С.Р.: Да пусть воюют, ради Бога. Конечно, глупо.

– Вы не слушаете радио и не смотрите телевизор. Не интересно?

С.Р.: Мне не интересно, у меня антенны даже нет. Интерес потерял года два-три назад.

С.Г.: Днём его смотреть вообще практически невозможно. Одни криминальные сериалы и реалити-шоу.

,

– Как близкие относятся к вашей профессии?

С.Р.: Они уже привыкли. Поначалу говорили, что это не профессия, а хобби, через пару лет пройдёт…

– Вас это задевало?

С.Р.: Нет, я их отлично понимал, что музыкой нельзя заработать. В принципе, на первых порах так и было. И чтобы они были спокойны, мне пришлось институт, аспирантуру закончить. Сделал, как они хотели, теперь занимаюсь своими делами.

– То есть, вы получали высшее образование без особого желания?

С.Р.: Нет, почему, высшее образование всегда во благо. Интересовался биологией, химией, но музыка всё-таки перевесила.

– Такие неординарные сочетания интересов: биология, химия и музыка. Как вы это совмещали, когда работали химиком?

С.Р.: Нормально. Так же, как люблю книжки читать, на гитаре играть и кино смотреть.

– На работе знали о вашем занятии?

С.Р.: Да, знали. Меня за это и выгнали. Обнаглел совсем, стал очень редко ходить на работу.

– А сейчас вы ничем, кроме музыки, не занимаетесь. Не трудно? Правда, что в России рок-музыкой на жизнь не заработаешь?

С.Р.: А на Украине не заработаешь? Практически – нет.

С.Р.: Ну, в России можно заработать. Ну, конечно, если каждую неделю не покупать яхты, квартиры. Прожить, на минимум заработать – вполне возможно.

– Большинство вашей публики: люди до 20-ти лет. Как вы к этому относитесь?

С.Р.: Нормально. Видимо, в этом возрасте происходит становление личности, многое зависит от того, какую музыку слушаешь.

-Ваша популярность повлияла как-то на образ жизни или мировоззрение?

С.Р.: (осматривает обшарпанные стены гримёрки): Как видите, мы тут в каком-то непонятном заведении выступаем, но не кидаемся же понтами, понимаем, что лучше пока нельзя сделать.

– Никогда не возникало желания оставить всё это и никогда не браться за музыку?

С.Г.: Нет. Это позволяет путешествовать и не работать.

С.Р.: Периодически появляется, когда совсем какие-то моменты глубоко расстройства. Но в принципе, нет.

– В одном из ваших интервью – заголовок “Не быть таким как все”…

С.Р.: Имелось в виду не то, что нужно прокалывать очень много дырок и забиваться татуировками, а то, что не надо следовать за стадом.

– Что такое стадо в вашем понимании?

С.Р.: Стадо – грубовато сказано, имею в виду массу людей, которые смотрят всю эту рекламу, реалити-шоу. Люди  ведомые.

– Кем вы в детстве мечтали стать?

С.Р.: Честно говоря, не помню, кем хотел стать.

С.Г.: Теннисистом мечтал стать. Я – чемпион по теннису московской области. Но потом в моей жизни появились барабаны.

– Верите в судьбу?

С.Р.: Я верю в некий путь, который человек должен пройти в этой жизни. Это очень сложный вопрос.

– Свой путь вы нашли?

С.Р.: Да, думаю, что да.

– Хотите посетить Севастополь ещё раз в ближайшем будущем?

С.Р.: А это мы вам скажем после концерта…

После великолепного концерта я вновь зашёл в гримёрку и  повторил последний вопрос. Однако, к стыду нашему, Александр Растич сказал, что у них украли рабочий барабан, поэтому ответ мне вряд ли понравится. Стоит отдать должное местной милиции: барабан был найден и возвращён владельцам в течение нескольких часов. И наш город “7Раса” покинула, не храня обиды, увозя лишь самые тёплые воспоминания о местной публике.

Илья Котищев.

Спасибо Dima_Grem за предоставленную аккредитацию.

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Балаклава, поэзия, байкеры…

Россия строит Севастополь