№14 (43)
апрель
   2007
   г.

По названию В тексте
 
СЕВАСТОПОЛЬСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА                                 

 

О газете
Архив
Новости
PDF архив
Реклама
Ссылки



Rambler's Top100

     Страсти по почетному гражданству

У слова «имя» много значений. Самое ходовое из них – имя собственное, данное при рождении. Еще одно значение – личная известность, репутация.

 

«Но как тяжело перейти Рубикон, чтоб Именем стала фамилия», – помню, как цитировал Николая Доризо в беседе со мной Эдуард Аркадьевич Асадов – поэт, фронтовик, почетный гражданин Севастополя.

 

Положением «О звании «Почетный гражданин города Севастополя» и порядке его присвоения четко определены соответствующие критерии. Кандидатуры потенциальных соискателей предварительно обсуждаются на заседании специально созданной общественной комиссии, затем (в случае положительного решения) выносятся на суд общественности – в средства массовой информации. Окончательное решение принимает сессия горсовета.

 

Недавно общественная комиссия обсуждала две кандидатуры, дав «зеленую улицу» в СМИ только одной из них.  О другой, напротив, вопрос замяли, дабы, наверное, не смешить честной народ. Сам факт показался мне достаточно примечательным – не в плане заслуг незадачливого соискателя (они не просматриваются и под микроскопом!), а совсем по другому, общественно значимому поводу, о котором – чуть позже.

 

Но обо всем по порядку.

ЕГО КАМЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ

 

Кандидатуру скульптора Станислава Чижа представил Фонд культуры и истории имени Геннадия Черкашина, а также  целая когорта не менее авторитетных формирований:  объединенный русский культурно-исторический центр «Отечество», Союз творческой интеллигенции Севастополя, профессорско-преподавательский коллектив Межрегиональной академии управления персоналом, Балаклавский районный совет (от имени общественности Балаклавы) и другие.

 

Кто из севастопольцев не видел на побережье Южной бухты замечательный  памятник «Мужеству, стойкости, верности комсомольской» – матроса, солдата и девушку-санинструктора, в едином порыве устремившихся навстречу врагу, чтобы защитить Севастополь в огненные сороковые. В начале 60-х годов XX века конкурс на лучший проект этого памятника  неожиданно для многих маститых зодчих выиграл  молодой скульптор Станислав Чиж, не столь давно отслуживший действительную срочную службу на Черноморском флоте. Более того, он представил на  республиканский  совет  по монументальной скульптуре… более десяти вариантов эскизных проектов, из которых и был выбран наилучший.

 

Впрочем, победу можно считать закономерной, ведь еще в 1955 году, правда, не в Севастополе, начинающий скульптор удостоился на конкурсном проекте второй премии за скульптурный портрет Николая Островского.

 

С тех пор минуло более полувека. В кратком, но емком по содержанию докладе председатель Гагаринского райсовета Раиса Семенова верно заметила, что на протяжении этого времени в Севастополе «не было другого скульптора, чье творчество так полноценно и целенаправленно было посвящено городу-герою, его героическому прошлому, настоящему, воспитанию гражданственности и духовной любви к нашей древней земле». 

 

Высокохудожественный бюст адмиралу Ф.Ф. Ушакову стал «визитной карточкой» площади, носящей имя прославленного флотоводца. На Историческом бульваре фасад здания панорамы «Оборона Севастополя 1854 – 1855 годов» в 70-е годы был дополнен «поясом» из бюстов героев легендарной эпопеи, из которых С. Чиж увековечил матросов Петра Кошку и Игнатия Шевченко, генерала С. Хрулева и штабс-капитана А. Мельникова.  

На Приморском бульваре у здания Института биологии Южных морей С. Чиж столь же впечатляюще воссоздал в мраморе и граните образ выдающегося ученого академика А.О. Ковалевского, а неподалеку, на побережье Артиллерийской бухты – памятный знак в честь эскадры Федота Клокачева, вошедшей в Ахтиарскую бухту 13 мая 1783 года.

 

В череде мемориальных обозначений на улице Героев Севастополя с 80-е годов особо выделяется памятник «витязям черноморских глубин» – героям-подводникам огненных сороковых.

 

Целый комплекс работ С. Чижа сложился   на кладбище Коммунаров: памятники погибшим морякам учебного судна «Прут» и линкора «Новороссийск», борцам севастопольского подполья. Здесь же – памятники-бюсты командующим Черноморским флотом адмиралам  Ф. Октябрьскому и С. Чурсину, вице-адмиралу И. Рудневу, контр-адмиралу З. Еремееву, профессору В. Водяницкому, Герою Социалистического Труда Н. Музыке, ректору Севастопольского Национального технического университета М. Лавриненко, писателю Г. Черкашину и мэру города-героя Б. Кучеру.

 

Станислав Чиж стал автором практически всех открытых в Севастополе мемориальных досок, в  том числе военачальникам – генералам И. Петрову, И. Жилину, Н. Острякову, маршалу Р. Малиновскому, адмиралам Ф. Октябрьскому и И. Юмашеву, деятелям искусства – поэту Анне Ахматовой, композитору Борису Боголепову, художнику Владимиру Озерникову и другим.

 

Есть  работы скульптора и в фондах Музея героической обороны и освобождения Севастополя, Севастопольского художественного музея имени М.П. Крошицкого.

 

Имя Станислава Чижа хорошо известно и  в Крыму (достаточно вспомнить памятную доску художнику А. Куинджи в Алупке), в Херсоне и Киеве (интересно, кстати, уцелела ли в Историческом музее украинской столицы трехфигурная композиция 1957 года «Подарок Украине от Черноморского флота»?).

Есть работы севастопольского скульптора в ближнем и дальнем зарубежье:  во Владивостоке – памятник Герою Советского Союза адмиралу флота Советского Союза Н.Г. Кузнецову, в Новороссийске – памятник-бюст дважды Герою Советского Союза адмиралу флота С.Г. Горшкову. На Новодевичьем кладбище Москвы и в тунисской Бизерте  воплотилась в гранит память о командующем русской эскадрой контр-адмирале Е. Беренсе. В болгарской  Варне  установлен  памятник подводникам лодки Щ-211.

 

Корифей, по праву удостоенный звания народного художника Украины, и по сей день не почивает на лаврах. Взыскательность, тщательное изучение фактического материала  Всегда гостеприимно встретит любого посетителя в своей авторской  мастерской, расскажет о новых задумках.

 

Меня, например, в свое время особо порадовал такой факт.  Когда несколько лет назад  командование Черноморского флота вышло с инициативой увековечения Екатерины II как основательницы Севастополя, именно Станислав  Александрович Чиж первым с энтузиазмом взялся за проект будущего памятника. Помню, как видела в мастерской гипсовый макет: на постаменте (в виде исторической «екатерининской мили») императрица держит в руке документ в виде свитка – Указ об основании Севастополя.  

 

Нет сомнения, что нас ждут новые творческие достижения мастера художественной  скульптуры.

 

На комиссии в оценке деятельности С. Чижа проявили завидное единодушие.

–Другие предложения будут? – скорее, порядка ради поинтересовался ведущий заседание сопредседатель комиссии зампред горсовета Петр Кудряшов. – Все – «за»? Принято единогласно.  

ЧТОБ НЕ ПРИШЛОСЬ СКОБЛИТЬ СКРИЖАЛИ

 

–В то же время у нас есть вторая кандидатура – Смолянников… – в тоне   морзаводца Героя Социалистического Труда Николая Васильевича Багринцева так явственно слышалось по-человечески понятное недоумение, граничащее с иронией: зачем, мол, смешить честной народ? 

 

Такое же откровенное недоумение   столь же явственно читалось и во взгляде  многих молодых журналистов, только, понятно, по другой причине: ведь, в отличие от ветерана труда, ребята  вообще  впервые в жизни услышали фамилию, не звучавшую в Севастополе… с 80-х годов прошлого века.  Да и, скорее всего, лишь понаслышке знали и о главной руководящей городской структуре того времени – горкоме партии вообще, и о должности первого секретаря горкома в частности.

 

Вышеупомянутая реплика Н. Багринцева стала своеобразной прелюдией к зачтению ходатайства, поступившего в Севастопольский горсовет от некоей, как выяснилось, базирующейся в Киеве общественной организации «Землячество Крым ­– Севастополь», где  соискатель почетного гражданства Севастополя Алексей Петрович Смолянников числится заместителем председателя правления.  

 

Кстати, огласить документ  оказалось некому, ибо, как выяснилось, никто из столицы незалежной державы в Севастополь не прибыл.  Поэтому в лучших традициях советской эпохи (когда сюжеты в информационных телепрограммах вели и комментировали не журналисты, а озвучивали дикторы, просто-напросто зачитывая заранее отредактированный текст) его с такой же дикторской четкостью и бесстрастием огласила секретарь комиссии Татьяна Алиева.

 

Поскольку, в конечном итоге, кандидатура  экс-секретаря не получила «добро» на общественное обсуждение, прессе данное ходатайство не предоставили. Но это неважно, поскольку я записала его на диктофон.

 

Впрочем, в документе не оказалось ничего интересного. Добросовестно перечислялось, что родился Алексей Смолянников в Ворошиловградской области, окончил авиатехникум, а затем институт гражданской авиации, после чего недолго поработал на одном из киевских заводов. Видимо, подсуетился вовремя получить партийный билет, открывающий  в то время «зеленую улицу» как к карьерному росту, так и непосредственно в партийные коридоры власти.

 

Вот и инженер-авиатор Смолянников приземлился на профессиональный партийный «аэродром», где и обосновался всерьез и надолго.  Одним из эпизодов этой карьеры стало «избрание» на пост первого секретаря Севастопольского горкома партии.

 

Для непосвященных сообщаю, что в те времена «избранный» партбосс фактически представлял собой некоего кота в мешке – то есть, назначенца из резерва Центрального Комитета Компартии Украины.

 

Вряд ли  согласие на эту должность можно квалифицировать как мужественный поступок, заслуживающий увековечения. Значит, один из пунктов положения о почетном гражданстве можно смело исключить.

 

Но, может, четырехлетняя трудовая деятельность А. Смолянникова в Севастополе вписывается в другой   пункт, предусматривающий «выдающийся вклад в развитие города плодотворной хозяйственной, социально-экономической, научно-технической, общественно-политической и иной общественно полезной деятельностью»?

 

В ходатайстве говорилось, что в период нахождения А. Смолянникова  «у штурвала» «за достижения высоких результатов во Всесоюзном социалистическом соревновании, успешное выполнение государственного плана экономического и социального развития СССР  город Севастополь дважды награждался переходящим красным знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ». Ясное дело, как говорили в те времена, «в этом личная заслуга Леонида Ильича»… местного масштаба. Или, как  констатировала  муха, обосновавшаяся  на шее вола: «И мы пахали…».

 

Говорилось  в документе и о том, что при Смолянникове в Севастополе был введен в эксплуатацию завод железобетонных изделий, построены школа, библиотека, четыре детских сада и  столько же аптек, и еще газопровод Севастополь – Глебовка, а также водовод из Межгорного водохранилища.  Ежегодно сдавалось в эксплуатацию 185 миллионов квадратных метров жилья.

 

Но… Когда стали обсуждать эти конкретные факты, выяснилось, что авторы документа, мягко говоря, слукавили. Ибо газопровод и водовод (с очень «нужной» нам днепровской водой) были достроены гораздо позже. И с метражом возведенного жилья тоже получился явный перебор.

 

«Большая часть заслуг ему приписана», – с пролетарской прямотой констатировал Н. Багринцев. Не менее категорично настроен был еще один уважаемый человек – Герой Советского Союза Виктор Иванович Колядин: «Я с 1942 года член партии. Что касается Смолянникова, то не помню, чем он себя проявил». 

 

Это мнение, правда, не столь категорично, но, в принципе, разделил даже Александр Рудометов, работавший в бытность Смолянникова начальником управления культуры: коль дадим «добро» на такого соискателя, «завтра  аналогичные представления могут посыпаться градом».  Явно сочувствующий горе-соискателю Евгений Генералов предложил «вернуть документ с формулировкой о том, что не раскрыта выдающаяся деятельность, не публиковать его в газете». А Татьяна Сорокина предложила впредь «такие представления не принимать еще на уровне секретариата, чтобы не подставлять человека».

 

Символично, что обсуждение происходило в зале, расположенном на втором этаже горсовета прямо напротив кабинета, который ныне занимает глава горсовета, а в 80-е годы прошлого века… занимал именно А. Смолянников. Наверное, если бы какой-нибудь провидец поведал партбоссу, что ждет его в этих стенах в XXI веке, тот принял бы рассказанное за бред…

 

Да, времена единственной руководящей и направляющей партии уже стали археологическим пластом истории.

А к общественной комиссии у меня остался только один вопрос: где же вы, уважаемые, были раньше, в декабре 2002 года,  когда, проигнорировав вас, мэр Леонид Жунько с мощностью и напором идущего в атаку танка экстренно включил в повестку дня сессии вопрос о присвоении звания «почетного севастопольца» Леониду Кучме.  На том, мол, основании, что президент построил в Севастополе многоквартирный дом и дорогу в аэропорт «Бельбек», да еще впервые одарил с барского стола «крохами» от получаемых Украиной субвенций за базирование в Севастополе Черноморского флота…

 

И, несмотря на сопротивление депутатов-оппонентов, беспрецедентное решение было принято. Хотя до сих пор в книге почетных граждан Севастополя не было ни царя, ни партийного генсека.

 

Справедливости ради следует заметить, что тот же депутатский корпус позже попытался отменить решение. Как сказал тогдашний зампред горсовета В. Пархоменко,  «сами наделали, сами и должны за собой убрать».

 

Что наделали, то наделали… Но так и не убрали…

 

Ольга СИГАЧЕВА.

 



К списку статей номера №14 (43) апрель 2007 г.

Обсуждение статьи

Сообщений нет

Имя
Сообщение

 


 
 
© Газета "Колесо", Севастополь, 2006. Веб-студия ABG & RIKS.