in

Страна «метадонового рая»

Не знаю уж, чем так достали севастопольцы украинскую власть, но, потерпев фиаско на идеологическом фронте, Печерские небожители взяли курс на физическое истребление строптивого населения. Не успел достигнуть верхней точки кипения конфликт, связанный с попыткой сооружения в Севастополе угольного терминала, как на город надвинулась новая напасть – метадоновая терапия. Суть ее состоит в намерении властей бороться со СПИДом и наркозависимостью с помощью (!) наркотиков.

Не желая оставаться в стороне от надвигающейся угрозы, депутаты Севастопольского городского совета подготовили проект решения следующего содержания:

1. Запретить использование помещений коммунальной собственности в целях внедрения программ заместительной поддерживающей терапии (с использованием препаратов, содержащих метадон гидрохлорид и бупренорфин гидрохлорид) для наркозависимых.

 2. Обязать КЗ «Севастопольская городская психиатрическая больница», как заведение охраны здоровья, находящееся в коммунальной собственности территориальной громады г. Севастополя, не использовать основные средства, находящиеся в оперативном управлении данного заведения, в целях внедрения программ заместительной поддерживающей терапии (с использованием препаратов, содержащих метадон гидрохлорид и бупренорфин гидрохлорид) для наркозависимых.

Мы попросили прокомментировать сложившуюся ситуацию автора данного проекта решения, депутата Севастопольского городского совета Дмитрия Белика

Дмитрий Анатольевич, откуда вообще появилась эта бредовая идея лечить наркоманов наркотиками?

Д.Белик – Внедрение метадоновой программы стало возможно благодаря Указу президента Украины, подписанному  в 2007 году, и благодаря целому ряду приказов министерства охраны здоровья о внедрении метадоновой заместительной терапии.

Высшие должностные лица нашего государства любят повторять, что они поддерживают европейский курс развития Украины, очень трепетно относятся ко всем международным конвенциям и т.п. Так вот, введение метадоновой терапии напрямую противоречит международной Конвенции 1961 года, принятой ООН, где четко сказано, что лечение наркозависимых должно производиться в свободной от наркотиков атмосфере. Эту Конвенцию на тот момент подписали сто стран.

Сегодня всем известно, что метадон – это синтетический наркотик и входит в список особо опасных наркотических веществ. Мы должны четко понимать, что происходит сегодня на Украине и в Севастополе. Похожая ситуация была со многими наркотиками, когда определенные фармацевтические компании пытались популяризировать продвигаемые ими на рынок наркотические средства. Например, в свое время тяжелейший наркотик ЛСД позиционировали как лекарство от психических расстройств. Экстази в некоторых странах продавался в ларьках с сигаретами и рекламировался как средство для развития коммуникабельности. Кокаин позиционировали как лекарство широкого спектра действия, способного вылечить от головной боли, насморка и депрессии. Наконец, героин вовсю расхваливали как панацею при трахеите, бронхите и даже астме, а главное, как средство, способное избавить от морфеиновой зависимости.  Чем закончились все эти благие начинания, думаю не нужно напоминать.

,

Метадон сегодня заходит на рынок. Мы должны понимать, что в страну заходит новый наркодиллер, который действует под государственной «крышей»  и который ни перед чем не остановится.

А кто продвигает эту программу?

Д.Белик – Международная организация «Глобальный фонд по борьбе со СПИДом». Он обязуется предоставить Украине в течение 2007-2012 годов благотворительный транш на сумму в 150 миллионов долларов якобы для борьбы со СПИДом. Но с одним условием, что на Украине будет повсеместно внедрена метадоновая программа. Активно лоббирует эти программы и небезызвестный фонд Сороса.

Хочу процитировать слова Алена Даллеса: (справка: Аллен Даллес (1893-1969), директор ЦРУ в 1953-1961 годах. Один из организаторов разведывательной и шпионско-диверсионной деятельности против СССР и других соцстран, идеолог “холодной войны”)

Мы бросим все, что имеем, все золото, всю материальную мощь и ресурсы на оболванивание, и одурачивание людей.

Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить… Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного необратимого угасания его самосознания…

Литература, театры, кино, пресса – все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства, мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой безнравственности.

В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху, незаметно, но активно и постоянно будем способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности, бюрократизм и волокиту возведем в добродетель. Честность и порядочность будем осмеивать – они никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивое предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу, – все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом.

И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества…

Мы будем расшатывать, таким образом, поколение за поколением… Мы будем драться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее.”.

,

Это было сказано в 1947 году, но сегодня мы видим, что очень многое из этого удалось сделать. Часть этого плана хотят реализовать через те же метадоновые программы.

Я до 20 лет прожил в Сибири и собственными глазами видел, каким образом заходит на рынок новый наркотик. Возьмем Новосибирск. Одномоментно начинают работать силовые структуры.

Под видом энергичной борьбы в наркоманией закрываются все точки по торговле маковой соломой. Через несколько дней в город заходит героин. Он появляется на каждом шагу и раздается практически бесплатно. Через месяц его начинают продавать по символической цене. А уже через год появляются рыночные цены – 150-200 долларов за 1 грамм.

Наша ситуация очень похожа. Под благовидным предлогом борьбы со СПИДом мы получаем рост наркозависимых в геометрической прогрессии.

Существует несколько мифов, которые очень любят рассказывать апологеты внедрения заместительной терапии. Дескать, внедрение метадона поможет полностью избавиться от зависимости. Это неправда. Потому что, во-первых, это синтетический наркотик, он более токсичен, чем героин, во-вторых, привыкание к нему происходит быстрее и, в-третьих, от него практически невозможно отказаться. Напомню слова Джона Ленона, который говорил: «От героиновой ломки мы избавились за три дня, а от метадона мы не можем избавиться уже пять месяцев».

То есть метадон существовал уже в те годы?

Д.Белик – Первый раз его произвели еще в нацистской Германии и в честь Гитлера называли Адольфином, позднее Долофином. Себестоимость его копеечная, благодаря чему производители получают сверхприбыли. Понятна их заинтересованность в новых рынках сбыта.

Еще один миф – метадон снижает уровень преступности и бьет по интересам наркомафии. Но мы понимаем, что в результате внедрения программы наркомафия получает еще один источник дохода. Мы знаем наш менталитет, мы прекрасно осведомлены о пороках нашего общества. Можем ли быть уверены, что люди, работающие в центрах выдачи этих наркотиков, устоят от соблазна продать часть метадона наркодельцам?

Третий миф – метадон менее токсичен. Неправда. Доказано, что он нередко приводит к остановке дыхания. В США от передозировки метадоном погибают больше, чем от героина. Побочные эффекты от метадона – это невропатия, это специфические изменения центральной нервной системы, приводящие к снижению интеллекта.

К сожалению, в документах министерства охраны здоровья нет классификации, к кому можно применять эту программу. Ведь есть наркоманы со стажем и есть начинающие. У многих есть шанс выбраться из этой трясины. Теперь представьте, молодому человеку предлагают либо вообще отказаться от наркотиков, либо перейти на таблеточки. Безусловно, 99 процентов выберут таблетки. Кроме того, молодые люди общаются друг с другом. Если один приходит и рассказывает, что вот я получил таблеточку, кайфанул, то завтра они придут вдвоем. И поверьте, сделают они себе любые справки о состоянии здоровья. Таким образом, мы расширяем социальную базу потенциальных наркоманов.

При этом мы не только не боремся со СПИДом, а наоборот усугубляем ситуацию. По данным международной ассоциации «Европейские города против наркотиков» за 9 лет проведения в Швеции метадоновой программы умерло 33% ее участников, 69% продолжали совершать преступления. В США с 1999 по 2004 год число зарегистрированных смертельных случаев от употребления метадона выросло на 390%. За время действия метадоновых программ в Литве число наркоманов выросло в 8 раз.

Россия категорически отказалась от внедрения подобных программ. Вот несколько цитат. Академия управления МВД РФ Б.П.Цилинский: «Заместительная терапия является капитулированием государства перед проблемой наркомании». Академик Бабаян считает заместительную терапию маскировкой легализации наркотиков. Главный нарколог России на вопрос «Как вы относитесь к метадону?» ответил: «Мне хочется спросить тех врачей, которые говорят мне про метадон, а врач ли вы вообще? Вы предлагаете наркоманию лечить наркотиком. Это все равно, что мы алкоголику предложим сегодня каждое принимать по 200 грамм водки в надежде на то, что он успокоится и не будет больше сегодня пить». Ну, это же глупо!

,

Или обратимся к опыту Польши. У них есть такая организация «Молодежь без наркотиков», которая была создана в 1977 году Мариком Катанским. Ежегодно в ассоциацию обращается более 17000 человек. До своей смерти в 2002 году Марику Катанскому удалось создать нечто подобное нашим коммунам Макаренко. Процент исцеления от наркозависимости в различных коммунах колеблется от 70 до 100%. Люди трудятся, строят себе дома. Полностью меняется образ жизни. Почему бы нам не взять на вооружение этот пример? При этом в Польше самый низкий в Европе уровень роста заболевания СПИДом, а на Украине – самый высокий.

Мы изучали опыт многих реабилитационных центров в нашей стране и лично я не нашел ни одного аргумента в пользу подобной заместительной терапии.

И что может сделать горсовет, когда благословение на внедрение программы дал сам президент Ющенко?

Д.Белик – Что в наших силах? Громада делегировала нам полномочия по распоряжению коммунальным имуществом. Мы должны действовать в интересах громады. Мы можем запретить использование коммунальной собственности для внедрения метадоновой программы.

Я надеюсь на мудрость депутатского корпуса. Хотелось бы, чтобы этот вопрос не заполитизировали. Я понимаю Пологова или Кадомцева как государственных чиновников, но не могу понять как людей, у которых есть дети и внуки. Хочется спросить их, если с вашими близкими случится такая беда, что вы выберете: бороться за выздоровление или начнете давать метадон, понимая, что он все равно их погубит?

Ведь подобное уже было в нашей стране после Великой Отечественной войны, когда было много раненых, которых врачи вольно или невольно подсадили на морфин. Эти люди были прикреплены к аптекам и получали наркотики. Но потом это стало приобретать достаточно серьезный характер и государство прекратило подобную практику.

Поддерживают ли вас коллеги по депутатскому корпусу?

Большинство из тех, с кем мне приходилось общаться, меня поддерживают. К сожалению, нее знаю, какую позицию займет руководство городского совета. Завтра на президиуме увидим. Хотелось бы, чтобы возобладали мудрость и здравый смысл…

P.S. Когда материал готовился в номер стало известно, что на состоявшемся 11 марта заседании президиума городского Совета Валерий Саратов отказался вносить в повестку дня предстоящей сессии вопрос об отмене метадоновой программы. По мнению председателя горсовета этот вопрос подлежит тщательному изучению.

Сергей Кажанов

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Севастополь – город легальной наркомании?

В Симферополе состоялась встреча Сергея Куницына и Валерия Саратова