in

Адмирал Касатонов: «Мы не можем сами у себя арендовать Севастополь»

В ближайшие 2-3 года Украина вступит в НАТО, Турция – наиболее комфортный партнер России в Черноморском регионе, а соглашение о базировании Черноморского флота в Севастополе не выгодно, в первую очередь, для Москвы, потому что она платит Украине за аренду собственной территории. Об этом в интервью газете «Крымская правда» заявил бывший командующий Черноморским флотом адмирал Игорь Касатонов.


Когда адмирала Касатонова спрашивают, почему он в 1991 году поступил именно так, а не иначе, то есть взял на себя ответственность за принятие решений и сохранил Черноморский флот для России, Игорь Владимирович называет одну причину: «Я – сын командующего Черноморским флотом, который завершил выполнение приказа Сталина восстановить Севастополь, который во время антижуковской кампании защитил многих офицеров и адмиралов, который перевооружил флот и выстоял по всем позициям. Сейчас пишут, что Касатонов колебался – ничего подобного: я проигнорировал украинскую присягу, потому что я – сын российского адмирала!».

– Игорь Владимирович, недавно экс-министр иностранных дел Тарасюк заявил, что украинская сторона должна потребовать от России увеличить цену за аренду базы Черноморского флота в Севастополе или же добиться того, чтобы Украине было передано восемьдесят шесть объектов ЧФ площадью более ста пятидесяти гектаров. Что это за заявление такое?

– Это фон, на котором «оранжевая власть» пытается провести ревизию соглашений, принятых по флоту в 1997 году и ранее. Естественно, для этого надо шантажировать Россию, пробовать расшатать её позицию. Есть такая тактика, когда противника заставляют нервничать, принимать всё на веру, вместо того, чтобы использовать на переговорах наработанные формы.

– А нынешний заместитель главы МИД Огрызко утверждает, что на переговорах по флоту Украине желательно получить согласие России на инвентаризацию объектов ЧФ. Россия на это согласится?

– Огрызко проявляет нахальное нетерпение, которое не укладывается в дипломатические формы. Он хочет свести диалог к перебранке и в этом найти свой кайф как представитель структуры: вот, мол, какие мы значимые, какие мы «оранжевые», идём до конца. Это всё опять-таки пробы и покусывания – всё равно что спросить, ну что там кубинцы в Гуантанамо инвентаризировали? Разговоры об инвентаризации – это ерунда: по линии разведки все данные Украине известны. Севастополь – город единый: муж служит на российском флоте, а жена работает в украинской школе. Поэтому такие заявления я считаю формой политического унижения.

– Да, но, с другой стороны, здесь есть и экономическая составляющая. Огрызко обещает, что если будут выявлены неучтённые объекты, то это станет основанием для увеличения цены за аренду.

– Этот номер тоже не пройдёт. Потому что сколько бы они ни просили за аренду, Украина всегда будет должна России – это заложено в основе наших отношений. А что касается нарушений, то их можно найти где угодно. К сожалению, уровень экспертов с украинской стороны очень слабый, поэтому и позиции слабы. Они пытаются смешать положения, принятые местными органами власти, с международными нормами.

– Украинскую сторону в том числе представляет и вице-адмирал Владимир Бескоровайный. Он, судя по его высказываниям в СМИ, – отъявленный русофоб.

– Да, это обиженный адмирал. Он уже свой потенциал израсходовал и все свои доводы тоже израсходовал. Я вёл с ним переговоры в 1998 году – мы остались каждый при своём мнении. Просто у украинской стороны нет никого более солидного. Не думаю, что его участие в переговорах поможет Украине. В переговорах нужен оппонент, который смог бы квалифицированно ответить на все вопросы, но это их дело.

– Как вы считаете, какой должна быть умная и грамотная политика Украины по отношению к Черноморскому флоту?

– Это должна быть политика терпимости. Президентами подписано межгосударственное соглашение, оно парафировано членами делегаций, проверено экспертами. Я, например, считаю, что это соглашение ущербное для России. Мы не можем сами у себя арендовать Севастополь – это наша база, почему мы её арендуем? Когда соглашение подписывали, попытались найти словесную форму, которая бы ласкала ухо Украины – нашли формулировку «долгосрочная аренда». Что же касается переговоров по статусу флота, то я считаю, что украинскую сторону надо слушать – это лучше, чем разбирать завалы, которые могут устраивать различные экстремистские организации типа «Студенческого братства».

– По-вашему, расклад сил после досрочных выборов в украинский парламент повлияет на положение Черноморского флота?

– Думаю, что положение флота не изменится, поскольку есть государство Украина и его президент в 1998 году подписал соглашение с нашим президентом. Ющенко с помощью Запада гнёт свою линию, и в этом плане он добился видимых преимуществ.

– Игорь Владимирович, в интервью вам очень часто задают один вопрос, и вы всегда на него отвечаете так: Черноморский флот останется в Севастополе и после 2017 года. Я понимаю, это ваше сильное желание. А есть обоснования, кроме эмоций?

– Вы правы, я всегда говорю об этом. Во-первых, Россия – это великая морская держава, и у неё есть геополитические рубежи, которые были достигнуты величайшими усилиями. Потеря этих рубежей грозит не просто потерей авторитета, а более серьёзными последствиями. Речь идёт ещё и о такой точке на карте мира, как Крым. Крым – это центр Евразии. Поэтому пребывание Черноморского флота в Севастополе – это геополитическая потребность России. Во-вторых, экономическая составляющая. Помните, когда была война Болгарии и Сербии, турки закрывали Босфорский пролив.
В результате Россия понесла колоссальные убытки по продаже зерна, она тогда снабжала зерном всю Европу. Сейчас мы снабжаем Европу нефтью и газом.

У России есть сильные исторические позиции, и все с ними согласны, не согласна только группа оголтелых. Но никто же не возражает, когда американцы дают деньги на Панамский канал. Так и Россия платит за Крым – всё цивилизованно.

– Хорошо, Россия не уйдёт из Крыма, но зачем тогда строится база в Новороссийске?

– Одно другому не мешает. Дублирующая система базирования в цивилизованных государствах – это нормальное явление.

– Многие эксперты сейчас озвучивают тезис «Чёрное море становится ареной геополитического соперничества». То есть баланс сил в Черноморском регионе может очень сильно измениться. В этой связи важна позиция Турции. В чём турки заинтересованы, а в чём нет?

– Турция – очень интересный субъект, она с большой ответственностью осознаёт себя как черноморскую державу. Больше, чем Украина, к примеру. И как цивилизованное государство стремится извлечь из этого пользу. Поэтому Турция и инициировала создание черноморских сил Black Sea Force. Нам с Турцией работать очень комфортно, поскольку интересы России и Турции на Чёрном море совпадают.

– Тем не менее есть некая двойственность. С одной стороны, Турция дружит с Россией, с другой, – активно спонсирует крымскотатарских экстремистов в Крыму.

– Официально Турция открещивается от такого рода помощи. Турецкие власти этим занимаются неформально, скорее даже не они, а американцы. Эти вещи надо разделять. Разумеется, подобное спонсорство необходимо выявлять и требовать, чтобы его прекратили.

– Как вы считаете, вступит ли Украина в НАТО? И как быстро?

– Полагаю, всё же вступит. В ближайшие два-три года. Американцы этим вопросом давно занимаются, судя по последовательности действий Ющенко. Для России это будет морально тяжело.

«Крымская правда»

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Найти лишнее слово: насильники, грабители, мучители, ветераны

Перевозки грузов и пассажиров автомобильным транспортом