in

Народ и власть — уроки первомайского митинга в Севастополе

Сегодняшняя власть, как бы она ни маскировалась под демократию (народовластие), выступая перед лицом народа, представляет собой зачастую самое неприглядное зрелище. Кто в этом сомневается или просто не имел пока случая лицезреть подобную картину лично, приходите на один из ближайших праздничных митингов или собраний, которые, как правило, проходят обычно под «чутким руководством» властных персон города. Вы в полной мере сумеете убедиться в этом сами.

Всякий официальный массовый митинг с участием представителей власти, в особенности, если они входят в число его так называемых «организаторов», неизменно сопровождается их попытками направить его течение в нужное, выгодное для себя русло.

Однако, в последнее время власти всё реже удаётся это делать. Собирающиеся на митинг люди всё чаще используют его не только для выражения своего отношения  к ухудшающимся условиям жизни, но и для того, чтобы взглянуть тем, кто сегодня ими правит и именно поэтому  виноват в этом ухудшении лично, прямо в глаза. Под такими взглядами с «записных» привилегированных ораторов быстро слетают маски, и всё явственнее проступают неприглядные, отталкивающие черты.

Попытки, воспользовавшись всегда предоставляемым ими самим себе словом, заболтать людей, увести собравшихся от самых жгучих вопросов жизни, от её наиболее болевых точек, уклониться от прямых, ясных ответов на требования простых людей уже не дают запланированного результата и выдают прилепившихся к народному собранию «трибунов от власти» с головой.

Так было и утром 1 мая на площади Нахимова, где проходил общегородской митинг, посвящённый –  вдумайтесь! – борьбе трудящихся за свои права. С кем? – с властью, с установленным ею преступным режимом. И – парадокс! –  эта же самая власть вновь взялась поучать нас, как надо жить и что делать!

Одно из главных действующих лиц задуманного шоу — Владимир Павлович Казарин, правая рука Куницына, зампредседателя городской госадминистрации. Заготовленный трюк не удался: само его появление на трибуне  перед микрофонами, изготовившегося к пространной, лицемерной, лживой речи, вызвало у участников митинга бурю негодования. Беспринципный, самоуверенный администратор, недавний профессор русской словесности не успел ещё произнести ни слова, а площадь тысячью голосов заполнивших её людей взорвалась криками протеста и гнева: «Долой администрацию!», «Националистов и русофобов — вон из Севастополя!», «Позор оккупантам!».

От первого до последнего мига выступления Казарина площадь содрогалась громовыми раскатами возмущения холуйской президентской команды. Его никто не слушал и не желал слушать, да и сам себя он вряд ли слышал. Ни одного звука их тех, что он с маниакальным упорством произносил в микрофон, уже в нескольких шагах от трибуны разобрать было нельзя.

В самом деле: если собравшийся на митинге народ слушает оратора, – это, как минимум предполагает наличие уважения к выступающему. Если вдобавок ещё его и поддерживает, значит — верит ему и разделяет высказываемые им суждения.

При выступлении же «доверенного лица и тени» Куницына на общегородском первомайском митинге этого не произошло.

После того, что Казарин вместе со всем куницынским окружением, в котором он играл и продолжает играть далеко не последнюю роль, уже сделал и продолжает делать, с полным пренебрежением взирая на  многочисленные протесты горожан, кто же из нас, севастопольцев, стал бы внимать его фальшивым уверениям в любви к чужому для него городу и заботе о его жителях?! Неужели непонятно?!

Стоило ему  только подойти к микрофонам – он сполна ощутил всю меру «радушия» тысяч митингующих.

О чём думал, поднимаясь на трибуну, «смотрящий за городом» филолог, на что мог рассчитывать вкупе со своим патроном сей самонадеянный чиновник, какие ещё знаки внимания и уважения надеялся он получить, кроме тех, которые ему, не сговариваясь, выдали по его заслугам севастопольцы — остаётся загадкой «оранжевого» мышления…

Его и ему подобных люди пожелают видеть на трибунах и, не обрывая, выслушают лишь тогда, когда он искренне и целиком покаятся в содеянном. А поскольку этого нам никогда не дождаться (скорее рак на горе свистнет, чем покается любая власть), нечего им путаться под ногами честных людей и портить им праздник!

Любой человек, имеющий хоть каплю стыда и совести, на его месте сразу бы прекратил выступление и покинул трибуну. Но Казарин отнюдь не таков.

Принимавший участие в митинге председатель городского Совета  Валерий Саратов при такой неожиданной и для него ситуации стоял рядом с отвергнутым «героем» и тихо улыбался. Наверное, тому, что на этот раз его миновала чаша сия. Но улыбаться ему довелось недолго – он и сам недалеко ушёл от Казарина.

Ему, правда, дали высказаться. Как всегда, со значительностью первооткрывателя прописных истин, говорил он обо всём сразу и толком вообще-то ни о чём, оставляя всё главное и наболевшее у людей за скобками своего выступления. Подобных речей нашего «представительного» главы мы давно уже наслушались в достатке.

Когда по ходу митинга дошёл черёд до главного беспокоящего сегодня севастопольцев вопроса — запрещения строительства угольного терминала, продолжающегося, вопреки ясно и неоднократно выраженной воле севастопольцев, под непосредственным, пусть не прямым,  покровительством городского Совета, произошло непредвиденное.

Многократное мощное скандирование севастопольцев: «Экологи!», «Экологи!», «Экологам слово!» возмутительным образом было проигнорировано организаторами, несмотря на то, что  председатель городского Совета общественных экологических организаций Маргарита Литвиненко находилась у микрофона и была готова к  требуемому участниками митинга выступлению.

Ведущей-распорядителю митинга, по всей вероятности, депутату горсовета, с молчаливого благословения стоявшего рядом Саратова начавшей безостановочно читать заранее подготовленную резолюцию незаконченного митинга, видимо, как и самому Валерию Владимировичу, в этот момент сильно заложило уши.

В резолюции, которую якобы принял митинг, конечно же, не нашлось места для осуждения строительства терминала (и, соответственно, действий горсовета, потакающих «Авлите»). Решительное требование митингующих дать слово севастопольским экологам преднамеренно не было услышано. Оно и понятно: пан Саратов был озабочен прежде всего тем, чтобы не навредить  хозяевам Партии регионов, поставивших его у представительного руля города.

Регионалы и их городской лидер Саратов не однажды доказывали, что, когда это их не устраивает – глас народа они не слышат и, соответственно, нужд не замечают. Зато команды со стороны своего руководства они различают чётко, выполняют неукоснительно и зачастую, усердствуя, даже предвосхищают их. А чтобы народ не серчал, по случаю праздников и других торжественных дней старательно и щедро выводят на улицы и площади стройные ряды далёких от какой-либо политики мальчиков с голубыми партийными флагами.

Обе ветви олигархической городской власти, разместившиеся с комфортом на ул. Ленина напротив друг друга и картинно разыгрывающие противостояние между собой, со всей очевидностью вновь показали, что в действительности и практически постоянно противостоят они — лишь народу. Тем людям, с кем они в день Первомая лицемерно пришли разделить праздник людей труда.

Андрей Крапивин

Written by Mari

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Жизнь и люди Крыма в 1900 году отъ Леонида Ефанова

Налог на недвижимое имущество будут платить не все