№26 (55)
июнь
   2007
   г.

По названию В тексте
 
СЕВАСТОПОЛЬСКАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГАЗЕТА                                 

 

О газете
Архив
Новости
PDF архив
Реклама
Ссылки



Rambler's Top100

     Долгий век коротких конституций

Для взрослых граждан Украины праздник под названием «День Конституции» приходился в разное время на три даты: до 1977 года - на 5 декабря, до 1991 - на 7 октября и с 1996 года - на 28 июня. Сегодня этот праздник лишь на неделю отстоит от главного национального праздника США, государства, так ни разу и не сменившего своего Основного закона. Какие же обстоятельства обычно сопутствуют приему новой конституции?

 

В результате независимости

 

Самый распространенный случай - когда на политической карте мира появляется новое государство. Так, приняли конституцию абсолютное большинство государств Африки, Азии и Латинской Америки. Впрочем, Норвегия показала, что так делать необязательно. Отделившись от Швеции в начале XX века, она не стала менять свою конституцию, принятую еще в 1814-м году и действующую поныне.

 

В результате революции

 

Государства в Европе появились гораздо раньше конституций, а само слово «конституция», возникнув еще в Древнем Риме, не имело нынешнего значения. Там им именовались некоторые нормативные акты, издаваемые императорами.

 

 В средние века конституциями назывались уставы монашеских орденов, и акты, определяющие структуру управления городов-государств. Современный смысл слово обрело лишь с XVIII века, когда просветителями была оформлена концепция конституционализма, предполагавшая, что все сферы жизни государства должны основываться на одном справедливом законе.

 

Первыми конституциями такого типа стали конституции еще не объединившихся в союз североамериканских штатов, а затем, в 1787-м, конституция самих США. Спустя 4 года были приняты основные законы Польши и Франции.

 

В те времена в конституциях видели средство покончить с абсолютной властью монархов и установить справедливый общественный уклад. Сами монархи зачастую не желали отдавать свои полномочия добровольно, и нередко конституции принимались в результате революций. Такой прием конституций характерен для многих стран Европы по сей день. Последний пример – «бархатные революции» в странах социалистического лагеря, за которыми всюду последовала смена основных законов.

 

Что же касается Латинской Америки, и особенно Африки, то здесь перевороты зачастую влекли за собой принятие новых конституций. На «черном континенте» иногда и переворотов не требовалось, достаточно было лидеру страны сменить ориентацию с «капиталистической» на «социалистическую» или наоборот. Так, в Народной Республике Конго за период с 1960-го по 1979-й сменилось 5 конституций, а многие государства континента, получившие независимость в начале 1960-х, уже приняли к настоящему времени 3-4 конституции.

 

Однако не стоит спешить с выводами и обобщениями: по частоте смен конституции конголезцам все-таки далеко до своей бывшей метрополии. Абсолютный мировой рекорд здесь принадлежит Франции: за 13 лет  с 1791-го по 1804-й она сменила 6 конституций, что отражало бурное течение французской революции, трансформировавшейся в империю Наполеона Бонапарта.

 

В дальнейшем революций и потрясений во Франции хватало, и каждый новый основной закон был следствием таких потрясений.

 

В результате «тихой смерти» старой конституции

 

Но все же бывают случаи, когда основной закон тихо умирает «от старости» - если политическая элита считает, что больше не стоит латать поправками устаревший документ, а пора создать современный.

 

Такие прецеденты пока отмечены только в западноевропейских странах со спокойным течением истории. Например, в 1990-е приняли новые конституции Швейцария и Финляндия

Обновление конституций

 

Изменение полномочий президента  в сторону увеличения стало главной причиной принятия ныне действующей конституции Франции. Однако далеко не всегда изменение системы власти в стране сопровождается новым основным законом.

 

Если та же Франция за послевоенное время приняла две конституции, превратившись из парламентской республики в полупрезидентскую, то соседняя Бельгия за это же время превратилась из унитарного государства в федерацию, однако до сих пор формально живет по конституции 1831 года.

 

Рекордсмен Европы по давности конституций - Норвегия - так и живет по документу, многократно измененному с 1814 года.

 

А вот у соседки Норвегии – Дании -  другой рекорд: она вообще не вносила поправок в свою конституцию, хотя со времени ее утверждения прошло полвека. В основной закон этой страны заложен принцип, который не вдохновляет депутатов на изменения: приняв поправки, парламент должен тут же распуститься. А окончательное утверждение изменений принадлежит референдуму.

 

Краткость - сестра долговечности

 

Как же удается некоторым странам подолгу сохранять конституции неизменными? Это возможно лишь в том случае, если многие «подробности» государственной жизни остаются вне регулирования конституционными законами. Если в Дании конституция не менялась полвека - это не значит, что в стране не происходило ничего существенного на правовом уровне. Так, в 1971-м здесь произошла самая радикальная в Европе административно-территориальная реформа, сократившая число территориальных единиц. Но конституция Дании коротка: 89 статей.

 

Самая знаменитая -  американская конституция -  еще короче. 7 статей (правда, более обширных, чем в современных конституциях), да 27 поправок, каждая из которых также считается отдельной статьей. В американской конституции все поправки идут после текста, принятого в 1787 г. и исключительно в хронологии их одобрения. Поэтому статьи, регулирующие президентские полномочия, оказываются в разных местах. Более того, отмененные поправками статьи конституции продолжают присутствовать в тексте, запутывая несведущих читателей.

 

Не удивительно, что немало важных моментов жизни страны в конституции США не отражены. Так, ни в конституции, ни в одном ином законе не записано, что выборщики должны голосовать только за того кандидата в президенты, который победил в их штате (тем не менее, за всю историю зарегистрировано лишь 10 исключений).

 

Более того, нигде в конституции не записано, что голосованию выборщиков должно предшествовать прямое голосование американских граждан(!). А такое голосование еще с начала XIX века стало повсеместной практикой.

 

Конституция и обычай

 

Все вышеназванные и многие другие подразделения американской политической системы определены не законом, а неписаным обычаем. Так же, как у британцев. У последних, правда, обычаев гораздо больше, а конституции вообще нет. Ни одним законом не оговорено, что король (королева) должна назначать премьером лидера победившей на выборах партии или что, проиграв важное голосование в парламенте, правительство уходит в отставку. Но обычаи соблюдаются неукоснительно, а диктатур и переворотов страна на протяжении трех последних веков не знала, несмотря на отсутствие разделения властей. (Так, в Британии министры могут быть депутатами, а верхняя палата исполняет роль верховного суда.)

 

Почему не подражают англосаксам?

 

Британская политическая система формировалась веками при постоянном воздействии не свойственного континентальной Европе прецедентного права.

А все новые государства, которые возникают в современном мире, по английскому пути пойти не могут. Во-первых, у них нет такой истории демократических обычаев. Во-вторых, в наше время, когда конституции становятся своего рода визитными карточками государств, отсутствие основного закона будет выглядеть вызовом мировому сообществу. Проще принять декларативный документ и не соблюдать его.

 

Принять же конституцию, краткую, как американская, сложно по двум причинам. Во-первых, США все-таки федерация, выросшая «снизу», и на момент  принятия Конституции многие важные положения регулировались конституциями штатов. Во-вторых, своеобразный мировой обычай в последние десятилетия требует, чтобы конституции подробно раскрывали все черты государственного устройства и прописывали права человека, даже те, которые невозможно гарантировать.

 

В итоге в современном мире появляются только длинные (более 100 статей) конституции, которые стремятся учесть очень многое, а значит, оказываются уязвимы.

 

Алексей ПОПОВ, «Новый ПОНЕДЕЛЬНИК»

 



К списку статей номера №26 (55) июнь 2007 г.

Обсуждение статьи

Сообщений нет

Имя
Сообщение

 


 
 
© Газета "Колесо", Севастополь, 2006. Веб-студия ABG & RIKS.